Комментарии

«Переживая страдания Христа, не будем успокаиваться, но осознаем безрадостную правду — это мы Его своими грехами терзаем»

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
протоиерей Владимир Головин
«Переживая страдания Христа, не будем успокаиваться, но осознаем безрадостную правду — это мы Его своими грехами терзаем»

Слово клирика Свято-Авраамиевского храма протоиерея Владимира Головина после чтения 12-ти Евангелий в Великий Четверг.

Сегодня весь день пасмурно. Тишина… С мире какая-то убийственная тишина. Что поражает — это то, как каждый год без исключения творение неодушевленное, мир Богом созданный переживает смерть своего Творца. Хорошо, что у нас есть разум и сердце, поэтому мы можем им приказать, и в этот день в отличии от всего остального мира быть куда более спокойными и менее веселыми. Мы не можем не плакать, видя, как за наши грехи умирает наш Бог. Мы научились уже многому, даже ежегодно Бога убивать, не дрогнув сердцем. Мы и этому уже научились. И сегодня, как и всегда Богом созданный мир, бездушная природа показывает нам, что же должно быть в душах тех, у которых есть разум, чувства и воля, как мы должны переживать смерть нашего Бога.

Христос как Бог Всесовершенный Бог и человек имел и человеческую свободную волю, и волю Божественную. Совсем не обязательно, что он должен был умирать ради нас. Он возжелал этому быть. Чтобы Он мог? Тот, который может всё — Он мог бы нас взять и размазать в аду навсегда и создать настоящих в отличии от нас неоскатинившихся, а людей, желающих быть образом и подобием Его. Для Него нет невозможного. Он может всё. Но он сделал то, что сделал. И если только умом пытаться понять почему, мы никогда не найдём ответа, никогда не поймем зачем всё это было нужно. Ведь Он мог бы и по-другому нас спасти. Зачем весь этот ужас неестественной для жизниподателя смерти? Не поймём, если только будем рассуждать нашим рассуеченным, высоко о себе мнящем, но на самом деле далеко не великим умом. Если постараться сделать то к чему зовёт православное Богослужение, то ответ получить можно — «почему?». Не только умом, но и живым чувством и сердцем мы сегодня переживали Его страдания, Его унижения, Его смерть, весь тот, как написано в Евангелии позор, на который обрёк себя Господь ради нас. Любовь, которая не есть достояние ума, но достояние сердца и чувств. Любовь Божия чувствуется нашим сердцем. Любовь не ищет лёгких путей, любовь не ищет того, что хочет сама. Сила любви в её жертвенности, самоотдаче ради тех на кого она простирается. Будучи всесовершеннейшей Любовью Господь возлюбил нас до конца и спас нас.

Великая пятница

Он отдавал себя за жизнь всего мира. Маленькой аналогией любви Бога к нам может быть любовь человеческая — любовь матери к своему дитю. Разве матери, если нужно будет не раздумывая вырвать и отдать своё сердце ребенку, чтобы он жил, будет рассуждать и думать — сделать это или нет?! Одна женщина, однажды, сказала, услышав эти слова: «Хорошо, чтобы вырвали без наркоза. Так больнее, но так больше радости за своё дитя». Это сказала мать, не умом, а своим сердцем. Господь устами пророков говорит, что он любит нас сильнее, чем мать грудное дитя. И мы видим, сколько Он был на муках. Только мы видим человеческие страдания Господа явленные во времени и видимые человеческому глазу. Писание говорит, что Он агнец Божий, закланный прежде создания мира. Он определил себя на жертву, зная будущие предательство человека и нашего падения. Он знал, что Ему придётся пережить.

Сегодня мы, в молитве отодвигая границы времени, вместе со многими предстояли Господу и сопереживали Его смерть. Господь ещё на Тайной Вечери говорит: «… все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь» (Мф. 26:31). Он знал, что все Его бросят, и Он останется один. Вон же, сколько нас сегодня — не один же Он сейчас. А в мире, сколько в эти часы людей сопереживает Его страдания. А если вникнуть — один и одинокий, по сей день не понятый, чужой для очень многих. И не только для тех, кто не знает Его, для нас с вами. Внешне мы не отрекаемся от Христа. Мы как Пётр готовы сказать»… если и все соблазнятся, но не я» (Мк. 14:29). Но если бы нам сказал Господь: «… прежде нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня» (Мк. 14:30). Страшно подумать, что было бы тогда. Как жалко было бы петухов, которые охрипли бы от крика. Сколько бы им пришлось кричать, не успевали бы за нашим предательством, которые мы совершаем ежедневно. Внешне, не отрекаясь, но образом своей жизни ищем не праведные пути, а пути лёгкие, в великом и в малом отступаем многократно. Даже когда идём на Исповедь, казалось бы, тут мы искренни. Да, искренни в ненависти к греху и… искренне к нежеланию исправлять себя. Поэтому Жертва Христова простирается вне времени. Поэтому ежедневно в храмах приносится Тело и Кровь Его как продолжающаяся, вне времени совершающаяся Жертва агнца Божиего, закланного прежде создания мира.

Когда мы слышим церковные песнопения, надо их принимать на себя. Когда возглашалось: «Иуда, кто тебя предателем Спасителя сделал?» Нам нужно уши обострить: «Иуда» — меня зовут! «Вот собирается на Христа богомерзкое собрание». О современниках Его или о нас с вами эти слова? Может о нас — собрались новоявленные Иуды, Христопродавцы, образом своей жизни, не так явно, но постоянно распинающие Его любовь.

Бесстрастный — страдает, Бессмертный — умирает, Праведный — обвинён, Высокий — унижен, Источник красоты вселенной — оплёван, окровавлен. Если уж бездушная природа весь день обливается слезами дождя, мы имеющие душу живую, как удержим потоки слёз. Переживая страдания Христа, не будем успокаиваться, но скажем эту безрадостную правду — это я Его своими грехами терзаю. Мои грехи прошлись палкой по Его голове. Харкотина на Его лице — это мои грехи. Хула на Него у креста — это мои дела и слова терзают моего Бога. Переживая смерть Господа, слыша слова Евангелия, мы думаем, что с его смертью пришёл конец и мукам. Нет, не конец. Это тело Его истерзанное бездыханное лежит в гробу, а Его чистая душа, что было с ней? Мы ведь знаем — душой Он сошёл в ад. Мы с вами не знаем, что такое ад. Если бы только раз нам открылся его ужас, мы не смогли бы жить, так как жили раньше. А Он нисходит в ад. Состояние полной богооставленности, невыразимой муки души. Поэтому, взирая на страдания тела, не забудем о муках Его души.

Умирая, что Он видел, как Сын Божий? Он видел меня, тебя. Каждого из нас. Он видел, как мы в церкви молимся и кладём поклоны, и как мы же вне церкви творим безумие, постоянно предаём Его. Поэтому, когда Он провисший на гвоздях воскликнет «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лк. 23: 34), мы должны понимать, что это про каждого из нас было сказано. Сегодня мы будем взирать на страдания Сына Божиего, сознавая, что то, что совершается — это плод нашего беззакония. Его кровь, Его смерть — это цена нашего безумия и порока. Дай Господи, чтобы мы с вами жили и никогда не забывали этого, чтобы, когда наша рука поднимется на грех, откроются наши уста сказать что-то греховное, или в сердце и мыслях греховные чувства появятся, чтобы в это время, всё в нас рыдало и кричало истошным голосом: что ты делаешь? Сколько ещё ты можешь издеваться над своим Богом?! Дай Бог, чтобы мы могли бы, сострадая Господу, силой Его благодати всё-таки умереть для той позорной жизни, в которой прозябаем день за днём. Чтобы и вместе с Ним к светлому Воскресению совоскреснуть для жизни настоящей, к которой Он нас зовёт и о которой так сильно тоскует душа каждого из нас.

Теги:
Великий пост
Страстная седмица
Великая пятница
Погребение Спасителя
Голгофа
протоиерей Владимир Головин
 
 

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации