Комментарии

«Разве достаточно нам храмов, когда руку невозможно поднять и перекреститься?»

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
митрополит Феофан
«Разве достаточно нам храмов, когда руку невозможно поднять и перекреститься?»

Проповедь митрополита Казанского и Татарстанского Феофана после Божественной литургии в день освящения храма в честь преподобного Сергия Радонежского в селе Дрожжаное

Всечестные отцы, дорогие братья и сестры!

Сегодня — новая страница в жизни вашего поселения — освящен храм. Я давно уже в Церкви, ибо 40 лет в сане. Смотрю на мужей, стоящих впереди, и вспоминаю те времена, когда трудно было себе представить людей, занимающих высокие государственные посты, в храме. Если и были в храме, то для анализа, к вопросу о том, когда же покончим с религией.

Мне вспоминается московский регион. Тогда были уполномоченные по делам религий. И был там такой старик — Василий Трушин. Он любил приезжать в Лавру на Пасху, а затем, ехал в Москву, в Совет по делам религий, встречался с Куроедовым и всегда говорил: «Ну, точно, процентов на 30 уже меньше народа». А ездил он лет 15 или 20 подряд. И однажды ему говорят: «Слушай, проценты уже исчерпаны, а люди всё есть!» На что он ответил: «Ладно, значит, пересмотрим проценты». Перед смертью он просил, чтоб его исповедовали и причастили.

В селе Дрожжаное освящен храм в честь преподобного Сергия Радонежского

Часто задают вопрос: «Может, нам уже достаточно храмов?» Посмотрите — полон храм народа. Разве достаточно нам храмов, когда руку невозможно поднять и перекреститься? Здесь мы должны чувствовать себя комфортно, чтоб легко дышать было.

Так вот о тех людях, кто построил этот храм. Обратите внимание — замечательная зарождается традиция, когда вышедшие из той или иной далекой от столицы местности, пройдя непростую школу, занимают положение в обществе, мысленно обращаются к родной деревне, вспоминают свой дом, луга, поля, леса, всё то, где родились и выросли, и невольно зарождается мысль — оставить что-то после себя. Но что это должно быть? Клуб? Или, может быть, фабрика? Но всё в жизни меняется: устаревают технологии, меняются потребности, проходит мода. А вот храм — это нечто иное, не приходящее. Храм — это душа, вечность. Со временем, уходя в годы, храм не теряет своего значения, а наоборот, становится более ценным, и мы с восхищением говорим: «Какой старинный храм!» Дом Божий становится и маяком, и прибежищем, и утешением, и надеждой, а нередко и защитой.

Верим мы или не верим, всё равно настанет день, когда придется отвечать за то, как жил на земле. Я атеистам обычно говорю: «Вы трусливый народ». Они говорят: «Почему трусливый? Мы не верим, и вот и всё!». Так они не верят, потому что боятся отвечать за свои поступки. Легко сказать, что «я не верю», и делать, что хочется. Призовет Апостол Петр и спросит, какова была жизнь. И этого не избежать.

Вы спросите, а где доказательства? Весь мир, ни один народ, ни одно племя, никогда не жили без веры. Об этом свидетельствуют и древняя письменность и археология. Вера — не игрушка. Вера требует ответственности, ибо, если веришь, то живи по тем нормам, что Бог нам оставил. Если мы живем в государстве, то мы исполняем его Конституцию и законы. И наказание неизбежно для нарушителей закона. Это в земной жизни. Тоже и в небесной.

Так должна возродиться Россия! Что у нас осталось? Навязанные нам «общечеловеческие ценности», которые рушат не только Божественные, но и человеческие природные нормы, с их равенством всяких меньшинств.

Многие годы я провел в разных странах. Это был Израиль, Ближний Восток, Аргентина, ЮАР и другие страны. И видел, как люди относятся к своей вере. Там, где сильна вера и традиция — меньше бед. Но вера не извращенная. Но как в исламе, так и у нас, полно сектантов с осклабленными улыбочками, которые гоняются за нами. А мы по своей дури, невежеству и забвению идем на эти красивые крючки. В Волге тоже ловят рыбу на всякие приманки. Клюнул и — трудно сорваться. Так и людям, попавшим на уловки сектантов различных мастей от них не уйти.

Нам хотят сказать: «Вера — это личное дело». Конечно, личное. Но наше государство состоит не только из лесов, полей и рек, а в первую очередь — из личностей, из людей. И от того, какие это личности и какие у них ценности, будет зависеть состояние государства.

Мы сетуем — проблема с населением. Стареют, но не рожают. И убивают миллионами. По скромным подсчетам — 2 миллиона абортов в год! Причина в нравственном падении общества. Многие годы я был на Кавказе. Там нет проблемы с населением, потому что Бог дал, и они принимают дар Божий в виде детей. И нет проблемы со стариками. Если нет детей — возьмут родственники.

Обращаюсь к тебе славянин, последователь православия! Вернись к вере своих отцов, к почитанию родителей, возроди любовь к детям, и будешь счастлив сам, и будешь патриотом государства.

Спасти Россию — наша общая задача. Мы живем в Татарстане, в многонациональном, многокультурном и многоконфессиональном. Здесь две основные конфессии — ислам и православие. Я встречаюсь с муфтиями и всегда говорю, что у нас нет, и не может быть предпосылок и оснований для конфликта, ибо мы верим в Бога, верим в бессмертие души и верим в ответственность. Но есть одна беда — развитой материализм, рядящийся в тогу либерализма, а также блудословие и вседозволенность под маркой свободы. От этого нужно уходить, а жить в дружбе и согласии в хорошем и просторном доме, имя которому Россия. Здесь всем место есть, и есть возможность культурного, религиозного и этнического самовыражения. Только нужно запомнить: там, где мир — возможно благо, где вражда — кровь и слезы.

Теги:
Храм
освящение храма
Россия
строительство храма
слово митрополита Феофана
 
 

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации