Митрополит Адриан

Митрополит Адриан – еще один казанский архипастырь, которому выпал жребий Всероссийского патриаршего служения. Он родился 2 октября 1637 или 1639 года в Москве, получив во св. Крещении имя Андрей. О его жизни до пострижения в монашество не сохранилось никаких сведений. Известность в истории он получил уже будучи архимандритом Чудова монастыря (1678-1686 гг.) и доверенным лицом патриарха Иоакима. В монастыре он прославился строительной деятельностью. По его ходатайству и под его руководством было построено несколько храмов и перестроены по новому плану все монастырские здания.

Архимандрит Адриан зарекомендовал себя и как строгий поборник иноческого целомудрия. В монастырском храме он отвел особые места для мужчин и женщин и устроил для них даже отдельные входы в храм.

Выдающиеся личные качества архимандрита Адриана и видное положение его в наиболее известном в то время Чудовом монастыре способствовали выдвижению его на архипастырский пост. 21 марта 1686 года он был хиротонисан патриархом Иоакимом во епископа Казанского и Свияжского с возведением в сан митрополита. О деятельности митрополита Адриана в Казанской епархии также почти не сохранилось никаких сведений. Известно только, что в этой епархии он обогатил своими вкладами Благовещенский собор и издал книгу “О перстосложении”.

После четырехлетнего управления Казанской епархией, 24 августа 1690 года, митрополит Адриан был возведен на всероссийское патриаршество. На этот высокий пост он был выдвинут как представитель старорусской (греко-русской) партии.

Вновь избранный патриарх в своей речи давал обещания вести Русскую Церковь по греко-русскому пути. Выражением этого обещания было окружное послание патриарха ко всей пастве. Это послание включало в себя 24 пункта увещеваний ко всем группам русского общества, начиная от архиереев и кончая рабами. Его увещевания были наполнены духом кротости и любви к пасомым. Наставления нового патриарха касались всех жизненных вопросов, не исключая мелочей.

Особые усилия направил патриарх Адриан в первую половину своего патриаршества против проникающего влияния Запада во все стороны русской жизни. Но не в характере патриарха Адриана были крутые меры. Свое негодование он выражал только в посланиях, но не предпринимал никаких практических мер ограждения русского общества от немецкого влияния.

В первые годы патриаршества он имел некоторое влияние на государственную жизнь, но в дальнейшем главное препятствие для своей борьбы с иноземными новшествами патриарх Адриан встретил в лице молодого царя Петра I, который сам перенимал немецкие обычаи и резко одернул патриарха, пытавшегося указать ему на это. Такое отношение царя сдерживало энергию патриарха Адриана. Царь вскоре устранил его от участия во всех государственных делах в противоположность существовавшему ранее обычаю, когда и церковная и гражданская власти согласовывали свои действия друг с другом. У царя с патриархом произошло несколько столкновений, когда Адриан был явно прав, но не смог смело защитить своего мнения. Поэтому и царь и общество видели в патриархе слабовольного иерарха, нерешавшегося действовать смело и решительно. Евангельски настроенный, кроткий патриарх Адриан не смог противопоставить физической силе царя нравственную силу и тем самым подорвал свой авторитет как в глазах царя, так и всего русского общества. Он не только не участвовал в государственных делах, но и в делах церковных полностью соглашался с указаниями царя. Авторитет патриарха как главы Русской Церкви исчез. Он прекратил свои обращения к народу. Во второй половине патриаршества Адриана не было ни окружных грамот, ни поучений и наставлений его.

Низведение патриарха до положения простого подданного шло параллельно с постепенным лишением господствующего положения Церкви в государстве. Деятельность Петра I требовала больших средств. Военные расходы опустошили государственную казну, требовались дополнительные источники средств. И Петр I обратил свой взор на церковное и монастырское имущество. Все доходы и расходы Церкви были взяты под строгий контроль. Эти действия привели к полному упадку церковного и монастырского хозяйства. Через 20 лет все церковные владения не приносили уже былых доходов и влачили жалкое существование.

Патриарх Адриан не смог навести должного порядка и в деле церковного управления. Требовалось много энергии, чтобы провести в жизнь те мероприятия, которые воодушевляли патриарха при его вступлении на патриарший престол. Давно назрела необходимость увеличения количества епархий и улучшения архиерейского надзора за жизнью паствы, необходимо было собрать все нравственные силы пастырей на защиту паствы от надвигавшегося на Русь иноверия, а также от внутренних врагов - раскольников и сектантов. Вставал остро вопрос и о развитии церковного просвещения русского общества. Все эти назревшие вопросы не были разрешены патриарха Адрианом, так как своей инициативы он не проявлял, а все дела решал только с участием освященного собора, состоявшего из вызывавшихся на чреду священнослужения епархиальных архиереев. Предлагая все дела на соборное решение, патриарх Адриан свою собственную власть делал мало заметной и мало влиятельной, не направляя деятельности собора. Поэтому в церковном управлении при патриархе Адриане ничего нового, выдающегося, сильного и жизненного не было, что говорило бы за широкий размер о широком размахе[?] деятельности патриарха и его собора. Даже в делах экстренных, требовавших более административного решения, патриарх Адриан не обходился без собора. Часто своей нерешительностью и медлительностью в разрешении некоторых вопросов, не терпевших отлагательства, он возбуждал в близких ему лицах неудовольствие и настоятельные просьбы приняться энергичнее за дело.

На обязанности патриарха Адриана лежало высшее руководство деятельностью епархиальных архиереев, чтобы создать единое направление церковной жизни русского народа. В этом вопросе патриарх также не проявил ни решительности, ни самостоятельности. Если архиереи обращались к нему за указаниями твердых, решительных мер, направленных к упорядочению каких-либо сторон церковной жизни или к торжеству на Руси православия, он обнаруживал боязнь действовать решительно, предпочитал приводить в порядок церковную жизнь постепенно, без шума, стараясь никого не обидеть своими распоряжениями. Он ценил мир церковный и не прислушивался ни к каким сообщениям о неблагополучии нравственного состояния того или иного монастыря. Его возвышенный склад характера не позволял ему спуститься в глубину жизни. И от пастырей он требовал такого настроения, которое было бы выше житейских дрязг. Ради церковного мира патриарха Адриан готов был поступиться самой справедливостью. Миролюбие и осторожность во всех церковных вопросах не могли удовлетворять ревнителей православия. Епархиальные архиереи, чувствуя слабость центральной церковной власти, не прислушивались к голосу первосвятителя, а иногда не повиновались даже прямым распоряжениям патриарха, считая их неподходящими.

Патриарх Адриан избегал вмешательства во внутреннюю жизнь и отношения пастырей и пасомых. Мягкий и незлобивый патриарх, весь ушедший в свой идеальный внутренний мир, подпал под влияние и власть более сильных и решительных окружавших его лиц.

Но нельзя характеризовать деятельность патриарха Адриана только с отрицательной стороны. Положительных результатов достиг он в деле укрепления связи России с Украиной, которая была присоединена к России лишь за четыре года до вступления Адриана на патриарший престол. Личные высокие качества патриарха Адриана покрывали в глазах украинского духовенства его недостатки как администратора и создали отношения доверия между малороссийской Церковью и великороссийской. Характер дружеских отношений, установившихся между патриархом Адрианом и Киевским митрополитом Варлаамом, оказал положительное влияние на многие стороны церковной жизни в Киевской митрополии. Положительную роль сыграл патриарх Адриан в деле развития образования на Украине. Сам он в этом вопросе инициативы не проявлял, но его поддержка ходатайств Киевского митрополита Варлаама способствовала тому, что Киево-братское училище за короткое время достигло высокого уровня в деле подготовки достойных служителей церкви и отечества.

Важным моментом административной деятельности патриарха Адриана в области епархиального управления была его “Инструкция старостам поповским и благочинным смотрителям” (1698 г.). Эта инструкция охватывала ряд вопросов епархиального управления. Перечень вопросов свидетельствовал об особенной заботе патриарха о правильном течении епархиальной жизни. Он обращал внимание на торжественность совершения богослужений, на нравственное поведение духовенства и паствы и ряд других сторон жизни епархий.

Положительные результаты имела деятельность патриарха Адриана по упорядочению приказной системы управления. Во избежание затяжки в исполнении дел он изменил порядок исполнения их, установив личную ответственность каждого за порученное дело.

Добрую память оставил о себе патриарх Адриан и в деле церковного строительства. Он строил новые и перестраивал старые храмы, обновлял и реконструировал помещения патриаршего дворца, заботился о благоустройстве Моисеева женского монастыря в Москве. В нем чувствовался знаток и любитель строительства.

Многие слабые стороны в деятельности патриарха Адриана объяснялись с одной стороны обстановкой в стране, с другой - тяжелой параличной болезнью, которой он заболел с 1696 года. Эта болезнь не оставляла его до конца дней, временами ослабевая или усиливаясь. При таком постоянном недомогании не удивительно, что патриарху Адриану было не до энергичного управления Церковью и епархией [епархиями?]. Слабостью патриарха пользовались некоторые из окружавших его приближенных и делали от его имени что хотели. Низкий нравственный уровень всех слоев русского общества от простолюдина до правящего боярства и дворянства, общественная разруха - вот что характеризовало Россию XVII века. В этот период почти никаких мер воспитательного порядка не предпринималось, так как архиереи, за редким исключением, мало возвышались над рядовым духовенством, а сам патриарх при всех своих высоких личных качествах не мог зажечь “огонь ревности” в сердцах своих помощников. Хотя он и писал послания и инструкции к пастырям, однако практических мер к поднятию образовательного уровня духовенства предпринимал очень мало. Единственным новшеством было вручение священнослужителям при поставлении их на приход вместе со ставленной грамотой книжки “О священстве” и печатного поучения патриарха Адриана.

В печальном, заброшенном состоянии находилось дело просвещения в России. Слабо было развито книгопечатание, часть произведений так и не увидели свет, оставшись в рукописях. Из произведений самого патриарха известны лишь его послания, вызванные пастыреучительной или административной деятельностью. Однако заслуга патриарха Адриана заключалась в том, что он содействовал появлению таких замечательных произведений своего времени, как “Четьи-Минеи” Димитрия Ростовского и “Исповедание веры” Палладия Роговского. Таким образом, деятельность патриарха Адриана отобразила в себе его положительные и отрицательные стороны.

Давняя параличная болезнь патриарха Адриана усилилась к 1700 году. В сентябре он совсем слег. За три дня до смерти паралич поразил все его тело.

16 октября 1700 года в 1-м часу ночи патриарх Адриан скончался. Тело его было погребено в Успенском соборе Московского кремля.