Вопрос духовенству Татарстанской митрополии

На этой странице сайта Вы можете задать любой вопрос, связанный с Православием или Казанской епархией. Обращаем Ваше внимание на то, что редакция сайта не считает обязательным давать ответы на вопросы, носящие провокационный характер. Необходимо также помнить, что вопросы личного, духовного характера, лучше решать в непосредственном общении со священником.

На вопросы отвечают священнослужители Татарстанской митрополии. Как только ответ будет подготовлен, Ваш вопрос и ответ будут опубликованы на сайте. Обработка вопросов может занять по времени до семи дней. Запоминайте, пожалуйста, дату подачи Вашего письма для удобства последующего поиска. Если Ваш вопрос имеет срочный характер, отмечайте его пометкой «СРОЧНО», мы постараемся дать на него ответ насколько можно быстрее. 

Дата: 
01.02.2017 15:04:58

Существует ли Учение Церкви о том, какого пола Бог?

Спрашивает: Читатель сайта, Казань

Отвечает: священник Сергий, преподаватель Казанской духовной семинарии

Недавно в сети Интернет появилась информация о том, что богословы США получили рекомендации не упоминать пол Бога – им рекомендовано использовать по отношению к Богу гендерно-нейтральные термины. Бог, как Абсолют, не выше ли всяческих человеческих (земных, мирских) определений? В том числе и гендерных. Существует ли догматически оформленное Учение Церкви о том, какого пола Бог?


Действительно, Бог, как Абсолют, выше всяческих человеческих (земных, мирских) определений. Но в богопознании, в отношениях человека и Бога возможны два пути: словесный (катафатический) и созерцательный (апофатический). Используя слово, человек стремится познать Бога и выразить словесно свое представление о Нем. Второе лицо Святой Троицы именуется Словом. Путь мистического созерцания связан со словом лишь косвенно, именно поэтому апостол Павел говорит: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. А нам Бог открыл это Духом Своим» (1Кор. 2:9-10). Иначе говоря, мы понимаем, что духовная реальность, о которой свидетельствует Священное Писание, не всегда может быть выражена в привычных нам словах и понятиях.

Так, священномученик Дионисий Ареопагит в своем трактате «О небесной иерархии» развивает концепцию символического богословия, утверждая следующее: Божественная Сущность непознаваема во всей своей полноте, нельзя сказать о Боге ничего определенного нашими человеческими словами, однако Божественное Откровение использует привычные нам образы (Отец, Пастырь, Солнце и др.), чтобы это было доступно нашему пониманию. Несмотря на то что богословие говорит «о Боге словами», эти слова должны пониматься исключительно символически, потому что богословие говорит не о вещах, а о смыслах. Человеческая речь может использоваться как средство повседневного общения, технически, или как богословский язык, касающийся священного, сакрального символически. Иными словами, повседневная речь решает вопросы только земного бытия (горизонталь земля – земля), тогда как богословие связывает человека с Богом (вертикаль земля – Небо), открывая посредством символа глубины Божественного бытия.

Богословы США получили рекомендации не упоминать пол Бога

Богословы США получили рекомендации не упоминать пол Бога

Вся лексика, используемая в вопросах о Боге, носит исключительно символический характер, и любые попытки лишить ее символичности небесное превращают в земное, поклонение Богу в Духе и Истине – в идолопоклонство (к примеру, икона символически – это образ Бога, а идолопоклоннически – амулет). Таким образом, если мы используем в богословии слова мужского рода, это не означает, что мы вкладываем в них гендерные смыслы. К тому же известен следующий лингвистический факт, касающийся языковых систем, в которых наличествует противопоставление грамматических родов (например, в тюркских языках такого противопоставления нет, одно местоимение может выражать лиц разного пола и под.): грамматический мужской род может носить характер обобщения, обозначая совокупность лиц мужского и женского пола, тогда как женский род всегда конкретен. Допустим, когда речь идет о святых мучениках (слово мужского рода), могут подразумеваться только мужчины или мужчины и женщины вместе, в то время как святые мученицы (слово женского рода) – только женщины. Следовательно, законы языка позволяют нам вкладывать в слова мужского рода абстрактный, обобщающий смысл, оторванный от гендерного различия. Получается, что попытка навязать богословским школам новые «гендерные» языковые правила, не только нарушает многовековую святоотеческую символическую традицию (становится идолопоклонничеством), но и противоречит языковым законам, явно понижая уровень дискуссии. Это не «расширяет и обогащает наше понимание Бога», как заявляют авторы «методических рекомендаций», а наоборот – доводит использование богословского символического языка до беспомощного абсурда и выглядит карикатурно.


Ответ на этот вопрос прочитали 1171 посетителей


Вернуться к списку вопросов Найти ответ Задать свой вопрос

Последние добавления

Все новости...
Все новости...
Все новости... Все новости...