Русский вопрос повис в воздухе.

Снова пытаются привлечь внимание татарстанских властей к проблемам русского населения республики представители Общества русской культуры Казани и Международной славянской академии. Через год после встречи с Минтимером Шаймиевым в казанском Кремле (спровоцированной обращением татарстанских "русистов" к Путину) они обратились к президенту РТ с письмом: увы, дескать, но из того, о чем мы с вами договорились 27 ноября 2002 года, не сделано почти ничего.

Только два из одиннадцати пунктов протокола, подписанного президентом Татарстана на прошлогодней встрече, авторы письма (председатель Республиканского славянского общественного центра, членкор АН РТ Валерий Лузгин, членкор Международной славянской академии Юрий Зимаков, заслуженный деятель искусств РТ, руководитель фольклорного ансамбля "Коляда" Нина Кузьмина... - всего 12 подписей) считают выполненными: в Челнах наконец урегулирован конфликт вокруг строительства православной часовни св. Татианы, а русскому фольклорному празднику "Каравон" придан республиканской статус и выделены деньги на его проведение.

- Но по-прежнему не решен давний и больной вопрос о статусе колокольни Богоявленского собора (передачи ее верующим) и развития всего комплекса собора, - говорит зампредседателя общества русской культуры Михаил Щеглов. - Сейчас ведь на стены Богоявленского собора мочатся после того, как напьются пива на Баумана, служители каждое утро отмывают стены. Чиновники городского управления культуры заявляют на это, что на Баумана мочатся везде, но если бы собор был огорожен, это бы его защитило... Концепция возрождения Свияжска застряла в Минэкологии республики, там ее почему-то не утверждают, волокитят, из-за этого концепция не вошла в бюджет-2004, значит, опять год потерян... Проблема создания русских гимназий, где бы русские дети могли углубленно изучать родной язык и приобщаться к родной культуре, решена, на наш взгляд, формально. Да, в Казани открыли семь гимназий с этнокультурным русским компонентом, разрешили школам сменить вывески. Но даже на смену вывесок не дали денег, не говоря об учебно-методическом обеспечении. Это несерьезно. При этом представители Минобразования РТ утверждают, что проблема с изучением русского языка в республике не стоит, его и так изучают во всех школах. А я сам работаю в вузе и вижу, что выпускники, к примеру, из Чувашии гораздо лучше знают русский язык, чем наши. К тому же русские гимназии - это не только язык, но и культура... Решение президента преобразовать городской центр русского фольклора в республиканский с соответствующим материальным обеспечением воплотилось в то, что фольклорный центр хотят сделать отделом в одном из подразделений республиканского минкульта. Но зачем собирателям фольклора мелочная чиновничья опека? Про транспорт (который президент пообещал фольклорному центру) вообще все забыли...

Кроме старых проблем (плюс к вышеперечисленным - национальные перекосы в кадровой политике, книгоиздании) авторы письма сообщают президенту о новых: "После возведения дамбы к храму-памятнику Нерукотворенного образа Спасителя на Казанке участились попытки целенаправленного разрушения храма, являющегося памятником федерального значения. Храм не реставрируется, не охраняется, но и не передается верующим". "Решение о строительстве костела в непосредственной близости от старообрядческой православной церкви искусственно провоцирует конфликт между этими конфессиями".

- Что вы имеете против строительства костела? Где ваша толерантность и веротерпимость? - спрашиваю Щеглова.

- Мы ничего не имеем против строительства костела и его возведения в центре города. Мы именно против того, чтобы костел строили в 30 метрах от православной церкви. Ведь одни и те же события у католиков и православных сдвинуты по времени - Рождество, Пасха... Представляете, в церкви скорбят и постятся, а в костеле празднуют и ликуют? Тем и другим верующим будет неловко в такой ситуации. Это не толерантность и веротерпимость, это, что называется, "культур-мультур". Решение разместить костел рядом с церковью могли принять только некомпетентные люди.

Ольга МАЧНЕВА.
«Вечерняя Казань».