Черные дни

"Тучи сгустились Просвета не видно.
Страшно за упадок народной веры."
Известия по Казанской епархии,
1918 г., №1-2.

Все прелести новой власти и пастыри, и паства вкусили сразу же после свержения временного правительства в октябре 1917 года.
Вначале были конфискованы все монастырские и церковные угодья. Затем под предлогом "возврата народного достояния начался грабеж имущества монастырей и церквей, разгон монашествующей братии, избиения и даже убийства священнослужителей. "Было ли когда после крещения Руси у нас, что-нибудь подобное? Никогда не бывало. Даже татары больше уважали нашу святую веру, чем наши теперешние законодатели", - говорилось в "Послании Всероссийского Церковного Собора" в январе 1818 года.

В Петрограде, во время бесчинств, устроенных красноармейцами в Александрo-Невской лавре был убит о.Петр (Скипетров), пытавшийся, как писали "Известия по Казанской епархии" за №3 от 1918 года, "вразумить словами обезумевших людей".

В Киеве в январе 1918 года был убит Митрополит Владимир, также пытавшийся отстоять Христовы святыни.

В Казани, уже после знаменитого и прозвучавшего набатным колоколом по всей России "Послания Святейшего Патриарха Тихона Церкви Российской по поводу переживаемых событий", в ночь на 8 апреля 1918 года был зверски убит священник Макарьевской церкви в Адмиралтейской слободе о.Иоанн (Богоявленский), о чем прискорбно сообщили "Известия по Казанской епархии" за №7-8 от 1918 года. Убийства иереев стали происходить повсеместно.

В Казани "для согласованного стояния за заветы Христа и Его Церкви" были организованы союзы, долженствующие, согласно постановлений Священного Синода, "защищать святыни и церковное достояние от посягательств": Союз православных общин, Братство защиты Святой православной веры, Союз пастырей и другие. В Союзе пастырей состоял с лета 1917 года весьма активным членом протоиерей Феодор, настоятель Пятницкой церкви.

Федор Михайлович Гидаспов родился в семье священника в 1877 году. После окончания Духовной Семинарии в Самаре, он в 1907 году поступает учиться в Казанскую Духовную Академию.

После окончания курса в Академии в 1911 году, Федор Гидаспов звании кандидата Богословия начинает работать законоучителем, а в 1912 году возводится в сан протоиерея.

7 апреля 1916 года Феодор становится настоятелем Пятницкой церкви и законоучителем недавно открытой при храме церковноприходской школы. В книге Александра Журавского "Жизнеописания новых мучеников казанских", вышедшей в Москве в 1996 году, есть целая глава, посвященная Федору Гидаспову. Книга написана ярко и интересно, и всех, желающих более подробно узнать о судьбе одного из ново мучеников Казанских, я отсылаю к ней. Книга сия имеется в наличии как в Центральной Республиканской библиотеке, так и в замечательной библиотеке имени Лобачевского Казанского Государственного университета...

"Помимо прочей, - пишет А.Журавский, - Союз пастырей развернул и просветительско-издательскую работу". Он стал выпускать большими тиражами "листки" для раздачи прихожанам после богослужений. Темы этих "листков" были самые разные: "Что такое настоящая свобода?", "Уроки прошлого - назидание настоящему", "Сила православной веры" и другие.

Раздавал такие листки прихожанам и о.Феодор, за что был арестован, препровожден под конвоем в "Казанский Совет рабочих и крестьянских депутатов", где "листки" эти были у него отобраны, а сам он пока отпущен.

2-го февраля, по примеру Петрограда и Москвы, в Казани состоялся грандиозный крестный ход, в коем принимали участие все казанские монастыри и церкви, в том числе, конечно, и храм во имя великомученицы Параскевы Пятницы со своими прихожанами. Крестный ход закончился на Ивановской площади перед кремлем, где, как пишет А.Журавский, "был отслужен молебен об умиротворении страны и об ограждении святых Божиих Церквей от посягательств безбожников".

В тот же день в Пятницком храме, как и во многих иных в городе, по распоряжению главы Казанской епархии Метрополита Иакова, о.Феодор огласил "Послание Святейшего Патриарха Тихона Церкви Российской по поводу переживаемых событий" от 19 января 1918 года и "Послание Всероссийского Церковного Собора", что оказало влияние на всю дальнейшую историю Пятницкого храма и судьбу ее настоятеля, а посему стоят того, чтобы привести их здесь.

"Смиренный Тихон Божиею милостию Патриарх Московский и всеа России Возлюбленным о Господе архипастырям, пастырям и всем верным чадам Православной Церкви Российской, - начиналось послание

- Тяжкое время переживает ныне святая православная Церковь Христова в Русской земле: гонение воздвигли на истину Христову явные и тайные враги сей истины и стремятся к тому, чтобы погубить дело Христово и вместо любви христианской всюду сеять семена злобы, ненависти и братоубийственной брани.

Забыты и попраны заповеди Христовы о любви к ближним ежедневно доходят до нас известия об ужасных и зверских избиениях ни в чем неповинных и даже на одре болезни лежащих людей, виновных только разве в том, что честно исполняли свой долг перед родиной, что все силы свои полагали на служение благу народному И все это свершается не только под покровом ночной темноты, но и вьявь, при дневном свете, с неслыханною доселе дерзостью и беспощадною жестокостью, без всякого суда и с попранием всякаго права и законности, - совершается в наши дни во всех почти городах и весях нашей отчизны: и в столицах, и на отдаленных окраинах (в Петрограде, Москве, Иркутске, Севастополе и др.)

Все сие переполняет сердце наше глубокою болезненною скорбью и вынуждает нас обратиться к таковым извергам рода человеческого с грозным словом обличения и прещения по завету cв. апостола: согрешающих перед всеми обличай, да и прочий страх имут (1-е Тим 5,20).

Опомнитесь, безумцы, прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело, это - поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей - загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей - земной.

Властью, данною нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианския и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви православной.

Заклинаем и всех вас, верных чад православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческаго в какое-либо общение: измите злаго от вас самих (I Кор. 5, 13).

Гонение жесточайше воздвигнуто и на святую Церковь Христову: благодатныя таинства, освящающия рождение на свет человека, или благословляющия супружеский союз семьи христианской открыто объявляются ненужными, излишними: святые храмы подвергаются или разрушению чрез расстрел из орудий смертоносных (святые соборы Кремля Московскаго), или ограблению и кощунственному оскорблению (часовня Спасителя в Петрограде): чтимыя верующим народом обители святыя (как Александро-Невская и Почаевская лавры) захватываются безбожными властелинами тьмы века сего и объявляются каким-то якобы народным достоянием: школы, содержав-шияся на средства Церкви православной и подготовляю-щия пастырей церкви и учителей веры, признаются излишними и обращаются или в училища безверия, или даже прямо в разсадники безнравственности. Имущества монастырей и церквей православных отбираются под предлогом, что это народное достояние, но без всякого права и даже без желания считаться с законною волею самого народа. И, наконец, власть, обещавшая водворить на Руси право и правду, обеспечить свободу и порядок, проявляет всюду только самое разнузданное своеволие и сплошное насилие над всеми и, в частности, над святою Церковью православной.

Где же пределы этим издевательствам над Церковью Христовой? Как и чем можно остановить это наступление на нее врагов неистовых?

Зовем всех вас, верующих и верных чад Церкви: станьте на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне Святой Матери вашей.

Враги Церкви захватывают власть над нею и ея достоянием силою смертоноснаго оружия, а вы противостаньте им силою веры вашей, вашего властнаго всенароднаго вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителями новой жизни по велению народнаго разума, ибо действует даже прямо противно совести народной.

А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленныя чада церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою словами святого апостола: "Кто ны разлучит от любве Божия: скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч" (Рим. 8, 35).

А вы, братие архипастыри и пастыри, не медля ни одного часа в вашем духовном делании, с пламенной ревностью зовите чад ваших на защиту попираемых ныне прав Церкви православной, немедленно устрояйте духовные союзы, зовите не нуждою, а доброю волею становиться в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силу своего святаго воодушевления, и мы твердо уповаем, что враги церкви будут посрамлены и расточатся силою Креста Христова, ибо непреложно обетование Самого Божественнаго Крестоносца: Созижду церковь Мою, и врата адова не одолеют ей."

Еще более однозначно гласило "Послание Всероссийского Церковнаго Собора".

"Объединяйтесь же, православные, около своих храмов и пастырей, объединяйтесь все, и мужчины, и женщины, и старые, и малые, составляйте союзы для защиты ваших заветных святынь. Эти святыни - наше достояние!... Оберегайте же и защищайте веками созданное лучшее украшение земли русской - храмы Божий, не попустите перейти им в дерзкия и нечистый руки неверующих... Громко заявляйте всем забывшим бога и совесть и на деле показывайте, что вы вняли голосу Отца и Вождя своего духовнаго, Святейшаго патриарха Тихона..."

Оба послания были не только криком души, но и прямым руководством к действию пастырям и пастве. Весь большой Пятницкий приход (из 28 казанских приходов только шесть - Архангельский, занимающий чуть ли не всю территорию большой и постоянно растущей Архангельской слободы, Смоленский, что находился в Ягодной слободе, Покровский Духосошественский, находящийся в самой плотной по населению "работной" Суконной слободе, Георгиевский и Воскресенский - по количеству прихожан были больше его (сплотился вокруг о.Феодора и не дал разграбить храм. Позже протоиерею Феодору это еще припомнят в застенках ЧК, когда предъявят обвинение в контрреволюционных проповедях...

7 августа 1918 года на колокольне Пятницкого храма зазвонили благовест: в город двумя колоннами входили белые части. Через Суконную слободу шел полк каппелевцев, а со стороны Ново-Татарской слободы вошел в Казань батальон мятежного корпуса чехов.

Город встречал освободителей цветами, колокольным звоном и благодарственными молебнами. Митрополит Иаков "в сослужении с многочисленным приходским казанским духовенством" совершил, как писал А.Журавский в своей работе "Казанская церковь в эпоху гонений", вышедшей в Казани в 1994 году, "всенародное молебствие о даровании Белой армии победы над Красной, с крестным ходом на Иоанновскую - перед Кремлем - площадь. Ежедневно, по вечерам, в 21 час, во всех приходских церквях совершались подобные молебны".

Припомнят протоиерею Феодору Гидаспову и это, когда в доме Марко-Набокова на Гоголя, где до 1921 года находилась Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ныне дом №4), ему предьявят обвинение в "ярой контрреволюционной деятельности".

Чехи и каппелевцы оставили Казань в ночь на 10 сентября 1918 года. Вместе с ними покинули город около 60 тысяч горожан и лиц духовного звания во главе с митрополитом Иаковом, епископом Борисом и другими. За несколько дней до взятия Казани частями Красной армии покинул ее вместе с семьей и Федор Гидаспов, как бы чувствуя, что надо хотя бы вывести семью от греха подальше. Оставив же семью у тещи в Самаре и зная, что Казань уже в руках безбожников-большевиков, он, по данным А.Журавского, все же вернулся в нее 22 октября: долг пастыря не позволил ему оставить своих прихожан в такую лихую годину. Последовал один донос, другой, и 31 октября 1918 года Федор Михайлович Гидаспов был арестован и препровожден в страшный дом на Гоголя.

Среди обвинений, предъявленных ему, главными были два: провозглашение контрреволюционных проповедей и практическая контрреволюционная деятельность. Чекисты-следователи со сплошь нерусскими фамилиями, из "пролетариев", никогда не державших в руках молота, и из "крестьян", не видевших и в глаза серпа, припомнили ему даже раздачу "листков" Союза пастырей летом 1917 года.

Главных доносителей против Гидаспова было двое, как писал А.Журавский в своих "Жизнеописаниях", один из доносчиков показывал, что о.Феодор "не только на улице, но и в церкви проклинал Советскую Власть и большевиков, называя их грабителями, Красную Армию - антихристовым войском, а Народную армию - Божией и призывал в нее записываться и защищать Россию и Учредительное собрание от проклятых большевиков". Припомнили Федору Михайловичу и то, что двое его сыновей, Николай и Борис, ушли добровольцами в Народную армию.

Другой из доносчиков свидетельствовал, что "священник Гидаспов в своих проповедях с амвона проклинал большевиков и агитировал против Советской власти открыто..."

Разбирались в ЧК недолго и постановили: "Священника Гидаспова Феодора Михайловича как ярого контрреволюционера, принимавшего активное участие в белогвардейской авантюре, подвергнуть высшей мере наказания".

Приговор был приведен в исполнение 12 ноября 1918 года. А всего в период осени-зимы 1918 года таких приговоров было приведено в исполнение 32. Несомненно, священников было убито много больше, ибо 32 человека -это только те, что известны...

Пятницкий храм в последние месяцы 1918 года был часто переполнен: люди здесь искали успокоения от мирской суеты и прятались от бед и страха, коими были наполнены улицы Казани, прося заступничества у святой великомученицы Параскевы Пятницы...

В 1923 году Пятницкая церковь была отдана обновленцам, представляющим крайне вредное, по сути своей еретическое течение в православной церкви, поддерживаемое достаточно открыто тогдашними отцами города с целью посеять вражду и раскол внутри самой веры. Пятницкая церковь была объявлена соборной и предназначалась заменить кафедральный Благовещенский собор в Кремле, все пять куполов коего были снесены или разбиты снарядами орудий, стрелявших по Кремлю прямой наводкой с холма Порохового завода во время изгнания из города белочехов и каппелевцев. Службы теперь стали проходить в Пятницком храме, молебны служил обновленческий митрополит Алексий, а сам храм во имя великомученицы Параскевы стал чем-то наподобие церковного музея: сюда, с разрешения властей, свозились святыни со всех закрытых и разрушенных городских и при казанских церквей и монастырей. Здесь одно время находились мощи первого казанского святителя Гурия, чудотворный образ преподобного Сергия Радонежского из Сергиевской церкви закрытого Свияжского Иоанно-Предтеченского монастыря, список времен Иоанна Грозного с древней иконы Спасителя из часовни при Спасской башне Казанского Кремля, образ великомученицы Параскевы Пятницы и многие другие святыни.

В 1937 году соборная церковь во имя Параскевы Пятницы была упразднена и обращена, как и многие иные церкви и монастыри - например, Успенский Зилантов монастырь - в тюрьму, в застенках коей нашли свой смертный час не один десяток, а может и сотен людей, коих после расстрела закапывали тут же, на церковном дворе. Конвейер смерти в Пятницкой церкви, зовущейся теперь Шестой Городской тюрьмой, работал без сбоев.

Фрагмент из книги "Возрождение"
настоятеля Храма святой мученицы Параскевы о.Михаила, Казань, 2001 год.
© Подготовка электронной версии Спиридонова В.С., 2002 г.