История чувашского народа

Обложка газеты «Танташ». Рисунок на обложке Елены АЛЕКСАНДРОВОЙ.«История чувашского народа» подготовлена известным историком Арсением Васильевичем Изоркиным. по предложению редакции газеты «Танташ».

 

Предисловие.

У нас, у чувашей, нет подробно разработанной истории своего народа. Хотя многие, больше всего из числа интеллигенции, не прочь пошуметь о задачах возрождения нации, но нет заметного рвения к столь благородной работе - к разработке истории своего прошлого. Безразличие к своей судьбе - трагедия этноса. Мы, пожалуй, стоим у опасной черты, за которой уже нет путей к возрождению. Мы уже потеряли главную духовную ценность народа - национальную гордость. Расшатана основа чувашской общности - язык: быстрыми темпами идет процесс обрусения. Что будем возрождать? Какую ценность? Остановить процесс отказа от языка, от национальной принадлежности теперь очень трудно, хотя при правильной государственной политике можно. Все еще давят на нас последствий прежней идеологии - перспективы образования в стране (теперь - в России) одного единого (естественно русского) языка. Такой цели содействуют и продолжающаяся миграция сельской чувашской молодежи в этнически смешанные города (с соседом можно общаться только с помощью русского языка), приоритет русского языка в школе, слабое функционирование родного языка в средствах массовой информации и т.п. Когда-то целенаправленно взятый к созданию единый общности советских людей путь ныне превратился в наше общественное состояние, в реальность, в повседневное явление. Процесс сложный, видимо, необратимый. Внутри России не возможна самоизоляция отдельных народов и народностей, а смысл возрождения должен быть в сохранении родного языка и расширении его функций в районах компактного расселения соплеменников, в формировании доброго имени этноса, его динамичности, в подъеме национального духа.

Национальный язык и культура - дар живой природы и плод внутреннего развития каждого отдельного народа. Это мировое богатство, часть общечеловеческой культуры, и потому к проблемам возрождения любых народов надо бы подходить по единой большой мерке, с учетом известной поговорки: «Что имеем - не храним, потерявши - плачем». К сожалению, такой мерки нет. Они разные: у больших наций - державно-имперские, у малых - нерешительные.

История каждого этноса - компонент мировой истории. Судьбы народов неисповедимы, и теперь мало кто поверит тому, что в давние века предки современных чувашей нередко играли очень влиятельную роль в политической и хозяйственной жизни в некоторых районах Евразии. Об этом мы должны знать. Конечно, не для разжигания чувства национализма, а как познавательный урок в общих мероприятиях по возрождению чувашей, в воспитании национального духа - трудолюбия, скромности, почитания старших и т.п.

С момента публикации настоящего сочинения учителя и учащиеся (а также другие подписчики нашей газеты) будут иметь возможность знакомиться с нетрадиционным взглядом на прошлое чувашей.

«История чувашского народа», вернее ее первая часть «Древность. Хурриты» - это новое прочтение нашей истории, совершенно далекое от хуннской, тюркской, болгарской, сувазо-черемисской или иных традиционных теорий чувашского этногенеза. Хурриты («хура халах») - первое название предков современных чувашей, зафиксированное в древнейших письменных памятниках Передней Азии III тысячелетия до нашей эры. «Хура» - термин древнего земледелия: «земледелец» (буквально «сеятель»), «человек земли» («хура» как признак цвета «черный» - понятие вторичное). Хурриты как племена земледельцев и животноводов сформировались намного раньше своего появления среди древнейших народов Передней Азии. Чувашский язык в этнографических терминах, мифологии и фольклоре сохранил следу матриархата в истории наших предков. Отсюда такое предположение автора: чувашский род ведет свое начало с последнего этапа каменного века - неолита. К III тысячелетию до нашей эры эти племена в своем развитии поднялись до уровня создания ранних рабовладельческих государств. Изучаемый этап истории чувашского народа завершается серединой 1 тысячелетия до нашей эры, когда прачуваши вынуждены были покинуть обжитые края и оказаться в Восточной Европе. Упомянутый большой период ранний истории народа освещен комплексно в связи с древним миром.

ЛЮДИ КАМЕННОГО ВЕКА?

Древо древних языков, предложенное академиком Н.Я.Марром
«Древо древних языков, предложенное академиком Н.Я.Марром («Большая советская энциклопедия», выпуск 1-й, 65-й том, 814-я страница). По его мнению, языки мира в основном можно объединить в три большие семьи - семитскую, хамитскую и яфетическую. Чувашей относил к старым языкам - яфетидам. Современная наука эту теорию не принимает.

Ныне чрезвычайно высок интерес к этимологии слова «чуваш» - к этому предпологаемому ключу к этногенезу самого народа. Отгадка истории почему-то непременно должна быть в русских летописях. До их упоминания чуваши будто на земле не жили! Чем старее искомый документ (хотя бы на 10-15 лет ранее опубликованного), тем он кажется весомее. Но сиюминутность случайного утешения - ненадежная спутница исследователя. «Мы были, есть и будем», - когда-то пророчески изрек народный поэт Педер Хузангай. Народ прошел большой исторический путь: прачувашские (древнейшие) племена пережили каменный век, их потомки прошли все исторические фазы развития человечества, нынешние чуваши хотели бы сохранить многие века как народ, так и его язык.

«Чуваш» - одно из древнейших слов на земле, связанное с первобытной религией. Так, немецкий журнал «Свободный мир» в марте 1979 года опубликовал очерк журналиста Лотара Куша «Инки на Волге» с сенсационными для нас новостями. Будто бразильский ученый Любомир Зефиров обнаружил в инкском языке около 170 чувашских, а в чувашском языке - около 120 инкских слов. В инкской мифологии есть даже слово «чуваш» - имя бога света. Он когда-то, приблизительно 10 тысяч лет назад прибыл на землю в числе посетййших ее астронавтов.

По словам журналиста Лотара Куша, астронавт «Чуваш» упомянут и в книге Эриха фон Деникена «Посев и космос. Следы и планы внеземной цивилизации».

Рассказ об астронавтах нам ни к чему связывать с предками-прачувашами. Он похож больше на сказку. Но стоит обратить внимание на давность истории. Если действительно в инкском языке сохранилось упомянутое число чувашских слов (и обратно), то до ухода 12-15 тысяч лет тому назад первобытных племен на американский материк общность языка на земле в какой-то мере еще сохранялась.

Конечно, по поводу слова «чуваш» в инкском языке может возникнуть и сомнение: авось, это случайное совпадение, абсолютно непричастное к названию нашего народа? Чуваш - мифический бог, но .связан ли он со старой религией и мифологией наших предков? В древнейших шумерских и хеттских письменных памятниках зафиксировано имя богини Шаваш (Шаваш, Шауш, Шавуш, Шавушка). Она богиня войны и защитница народа. В III - II тысячелетиях до нашей эры переднеазиатские народы жили в постоянных военных столкновениях, и Шаваш была очень почитаемой богиней в прачувашском -пантеоне, что свидетельствует о том, что эти племена все еще имели пережитки былой стадии матриархата. Имя Шаваш (Чаваш) впоследствии вполне могло остаться названием народа. Такова этимология (происхождение) слова «чуваш»: это - имя бога племен каменного века.

Каменный век... Археологический термин? Что мы вообще о нем знаем? Наиболее ранний период в истории человечества, когда металл не был известен и орудия труда, охоты и быта изготовлялись из камня, дерева, кости или рога. Каменый век человечества подразделяется на три этапа - на палеолит, мезолит и неолит. Палеолит (40 тыс. - 10 тыс. лет до нашей эры) характерен появлением -современного человека, развитием и бытованием первобытнообщинного строя, обработкой камня и кости, существованием путем охоты и собирания съедобной природной пищи. Мезолит (10 тыс. - 7 тыс. лет до нашей эры) - начало перехода к земледелию и скотоводству в сочетании с прежним охотничье-собирательским укладом жизни. В эпоху неолита (пример-но 7000 - 1500 лет до нашей эры) человек перешел к производству пищи путем выращивания растений и разведения скота. Основным материалом для орудий труда и оружия по-прежнему оставался камень. Далее следуют бронзовый и железный века.

Кроме следов древнейшей религии и пережитков эпохи матриархата (а эти явления подробно рассмотрим в следущей главе), что может подкрепить нашу мысль о существовании наших предков (назовем их условно прачувашами) в период последнего этапа каменного века - неолита? В чувашской лексике (словарном запасе) столь древние термины - архаизмы - как будто и не сохранились. К различным названиям со словом «камень» («чул») следует подходить очень осторожно. Названия драгоценных камней, а также специфи-ческие названия камней типа«иййа чул» («камень злого божества»), «аса чул» («мужской камень») могли войти в язык уже в железном веке. Древний обычай чувашей ставить каменные столбы («юпа») на могилах по всей вероятности, имеет свое начало в более позднее время, чем неолит. В современных словарях есть термин «чулрав» («камень» и словообразовательный суффикс «-рав»). Однако он абсолютно не архаизм, а всего лишь творческая выдумка современного писателя. Такого понятия, как «чулрав» («праща») в «Словаре чувашского языка» Н. И. Ашмарина (том XV) нет. Его не могло быть потому, что в чувашском языке с суффиксом «-рав» имена существительные образуются только из глагольной основы.

Подлинные древнейшие архаизмы есть, но их невозможно обнаружить без сопоставительного анализа чувашского языка с другими языками, притом давно потерявшими с ним связь. Вернемся, например, к уже упомянутому языку американских инков. К сожалению, нам еще не удалось ознакомиться с их подробным словарем, однако даже отдельные примеры подсказывают причастность чувашской лексики к древнейшему праязыку. Несмотря на отсутствие всяких контактов (чего не было и в дремучую старину), чуваши и инки имеют почти одинаковые (очень близко звучащие) названия ряда предметов, явлений, событий и т.д. Скажем, надел, доля земли - на чувашском «пай сер», «тупе» - у инков «тупу», община (деревня) - «ял» - «айлью», жрец «юмас» -«уму», старший (в общине, деревне, обществе) «асла (пысак) сын» - «купа» («мама купа» - «учительница»), женщина, мать - «ама» - «мама» и т.д. Самое удивительное, наверное, в том, что у инков термин «хура» («кара») связано с земледелием. По завершении посевных работ у них был обычай справлять праздник «Каратуй» (чуваш. «Акатуй»).

Приведенные сравнения наводят на такую мысль. Зачатки земледелия в отдельных очагах цивилизации могли зародиться еще до мезолита (а не 8000-7000 лет тому назад до нашей эры, как утверждают ученые-археологи), если термины этого занятия одинаковы как в Старом, так и в Новом свете. В первобытнообщинном строе, возможно, будущие предки инков и чувашей относились к одной цивилизации?

Коренные жители американского континента оставили нам еще два убеди-тельных примера, с одной стороны, об общности древнего человеческого языка, а с другой, об архаичности многих понятий в нашем чувашском языке. Например, в языке ацтеков существовало слово «атл» (русские пишут его с добавлением знака «ь» - «атль»). Оно обычно встречается в сложных словах: бог «Кецалькоатл, племя нахуатл, копьеметалка атлатл и т. д. «Атл? напоминает чувашское название Волги - Атал. А может ли быть прямая связь между упомянутыми словами? Оказывается, таковая есть: автор книги «Миф и символ» еврейский ученый Ариэль Голан показал их идентичность. Ацтеки словом «атл» называли воду, большую воду (реку, озеро).

В древности слово Атал («Большая вода») могло обозначать любую реку. Со времен переселившиеся в разные концы света племена уносили с собой многие названия географических объектов прежней родины. Старые языки (в их числе чувашский) сохранили эти архаизмы. Поскольку Атал - название конкретное, оно закрепилось за Волгой, видимо, и потому, что племя прачу-вашей в древности (в каменном веке) обитало где-то поблизости. И потом историческая судьба не раз приводила их на берега Волги. Одолевать такую водную преграду было делом не простым, и у чувашей недаром сохранилось поговорка «После переправы через Волгу человек поумнеет».

«Шыв» ( у некоторых тюркских народов - «су», в верховом диалекте чувашей - «шу») современное название воды, - крайне необходимый ключ к разгадке интереснейшего факта. Разные путешественники, проходя по южно-американским джунглям, в бассейне Амазонки должны были встречаться с амазонскими племенами. Однако такого не могло быть, ибо это не река «амазонок» (женщин), название реки произошло от словосочетания «Ама су» («Ама шыв») - это «Мать рек». Здесь, конечно, немало поразительного. Как первобытные мигранты могли определить действительное величие этой южно-американской реки? Откуда они .попу^ли сравнительные данные о реках земного шара? Путь миграции древних народов и племен через Сибирь на американский континент виден и по следам слова «су».

В чувашском языке есть слово «тан» в значении «вода», «наладь». Встречается в сочетании «тан таппи», «тан шывё», «тан пар». Оказывается подобное явление и якуты называют «таан». У древних персов и скифов «дану» означало воду, китайское «дан» и осетинское «дон» - реку. Ледник у таджиков «яхдон». Все приведенные слова имеют один древний корень.

Гидроним (название рек, озер и т.д.) «тан» или «дон» широко распростра-нен в Причерноморье. Указатели «тн» или «дн» содержатся в названиях всех крупных рек бассейна: Дон, Днепр, Днестр, Дунай. В этом же регионе - Потудань (приток Дона), река Донга (в Крыму), реки Савдан, Хвасдан и Сагдан (в Кабарде), более 30 рек и речушек в Северной Осетии, более приметные среди которых - Гизельдон и Ардон. Еще один ареал с гидронимами, содержащими компоненты «тан» или «дон» находится в Сибири. В Кемеровской области зафиксированы такие реки, как Чадан, Саратан, Тайдон, Арадон, Ордон.

Гидронимы, разбросанные на карте мира, также подверждают древнейшее происхождение слова «тан» («дон»): в Африке находится озеро Тана (в Эфиопии), река Тана (в Кении), озеро Танганьика, в Канаде - река Танана и озеро Танага, в Италии - река Танаро, в Непале - озеро Дангроюм.

В эпоху ранних рабовладельческих государств географических объектов со словом «тан» с учетом почитания древними народами воды было значительно больше. Так, на карте Древнего Египта на дельте Нила обозначен город Танис. Скифы называли Дон «Танаис». В устье этой реки греки основали одноименный город. Греческие писатели, сопровождавшие Александра Македонского в его походах, описывали боевые действия на реке Танаис, хотя на самом деле события происходили на Сыр-Дарье.

Можно включить в этот же сюжет рассуждения итальянского ученого, автора книги «Люди, идолы и боги» Амброджо Донини: «В древности скифы называли реку Дон Танаис, по имени великой ^огини западной части Малой Азии. Примерно также кельты избрали имя для верхнего течения Дуная... Есть также этимологическая связь имени Танаис с именем Данаид, 50 девушек, о которых доэллинский миф рассказывает, что они явились из далекого Египта в Аргос, чтобы научить его обитателей египетским секретам орошения».

У народов мира подобных мифов немало: это древнеиндийский бог течения воды Дану, бог воды и водного царства у осетин Донбеттырь, сын греческого бога Океана Танаис.

Этимология чувашского слова «тинёс» в любом случае имеет убедительный исход: как при происхождении от «танаис», так и в обратном процессе, т.к. богиня Танаис и старое название Дона бытовали задолго до появления греков на Черном море. И название Черное море «Хура тинёс» осталось от древних наших предков.

Итог нашего длинного разговора ясен: «тан» («вода») и «тинёс» «(море») - осколки от древней языковой общности.

После прихода чувашей на Среднюю Волгу прошло более 10 веков, однако . море для них никогда не являлось чуждым понятием. С ним связаны десятки и сотни сказок. Многие их сюжеты подтверждают проживание этого племени (народа) недалеко от моря. Часто сказки повествуют о гибели их героев (обычно младшего сына, какого-нибудь героя-воина, солдата или просто Ивана). Для заживления его ран и воскрешения доставляются из-за моря мертвая и живая воды. Смысл события таков: за морем много такого, чего здесь нет. Недаром купцы из дальных стран удивляют своими товарами. В сказках улавливаются и нотки тоски по поводу когда-то утраченной старой родины за морем или у моря.

Или другой частый сюжет - выход страшилища из моря (озера). Оно требует в жертву себе людей (часто девушек), и герой должен с ним сражаться и, победить. Здесь чувствуется и давний ритуал жертвоприношения, и древнее чувашское (довольно сильно измененное) мировидение. В какие-то очень далекие времена прачуваши сталкивались на море или у берега, а также у других водоемов с кровожадными акулами и крокодилами. Их образы со временем трансформировались в огромного змея - пожирателя людей.

Без знакомства с морем невозможно формирование образа царства бесов, чертей в водоеме. Морские бури нередко выбрасывали на берег различные чудные предметы - остатки медуз, осьминогов, крабов, огромных черепах и невиданных рыб, которые в обыденной жизни скрыты от глаз. Темные люди воспринимали их как мертвых детей потустороннего дявольского мира. Жертвой же дьявола (нечистой силы) считался утопленник. Неизвестное всегда пугало людей.

Таковы косвенные данные в пользу теории об этногенезе чувашского племени в эпоху неолита. Поэтому целый ряд предположений современных чувашских языковедов, связанных с этимологией слова «тинёс», просто ошибочен. В частности, профессор В. Г. Егоров в своем «Этимологическом словаре чувашского языка» наличие в нашей лексике такого понятия объясняет влиянием татарского слова «дингез» (его другие варианты в тюркских языках «дениз», «денгиз», «тенъиз»). По мнению профессора, в старину чуваши могли обозначить море словом «тенгер» (подобное слово есть в венгерском языке). Это отход от правильного толкования этимологии. Наоборот, чувашское название тинёс воспринято тюрками: «Арал денизи». «Хазар (Каспи) денгизи», Кара (Хура) дениз» и т.д. Тюрки вышли к морям только в середине первого тысячелетия нашей эры.

Первые людские роды и племена жили общинами - только сообща можно было добывать пищу (ловить зверя), сооружать примитивные жилища, хранить огонь и т.д. Как указывалось выше, инки обозначали общину словом «айлью». Слово совсем нечужеродное: например, и монголы группу юрт называли словом «айл». Чувашское слово «ял» - понятие того же порядка. Первоначаль-но «ял» («деревня») обозначал людей одного рода. Даже выделившись из одной деревни, люди одной семьи (общины) соблюдали родство до седьмого колена. Род («ял») решал внутренние вопросы сообща, стыдил нерадивых. Отголосок нравов далеких эпох сохранился в выражении «Ял кулли пултам» - «Осрамился перед деревней».

Конечно, в неолите племя чувашей был малочисленным. Люди жили в больших шалашах, покрытых тростником, травой, листьями, утепленных шкурами зверей. Даже название первой одежды «тумтир» («одетый в шкуру») сохранилось до наших дней без изменения. Самое теплое место в шалаше, постель, когда-то обозначалось словом «выран», однако впоследствии его значение резко расширилось (под ним теперь подразумевается и деревенский дом с постройками и огородом, и описание какой-либо местности, и место работы человека, т.е. должность в канцелярии.

Огонь поддерживал жизнь первых людей как теплом в жилище, так и жаром при приготовлении пищи. Видимо, прачуваши свои костры или очаги называли «кавайт» (костер из хвороста, сухих трав и другого подручного топлива). Дрова как топливо стали применяться с появлением печей: для хлебопечения, изготовления другой пищи, а также с изобретением глиняного горшка, с приспособлением очагов под котлы. В современном чувашском языке слово «кавайт» стало исчезающим архаизмом: сохранилось лишь в отдельных диалектах и больше подразумевается как расщепленные на мелкие толики дрова, сухой хворост и щепки для разжигания дров или" угля в печи. С прекращением такого сельского занятия, как ночное или сенокос с ночевкой, «кавайт» как небольшой костер вышел из практического употребления.

Древнейшие роды-племена как зеницу ока берегли огонь, постоянно подновляли тлеющие угли («кавар»). За огнем в очаге следили специальное выделенные для этого люди - члены семьи, рода. До начала пользования кремнем было еще далеко - еще .долго люди не знали секретов получения железа. При несчастье соседние племена огонь так просто не давали. Добывать его можно было путем обмена на что-то или идти войною. Применялся и третий способ - воровство. Чувашское слово «война» образо-валось от названия такого занятия, как «воровское ремесло»: «вара ёсё» -«варса». Борьба за жизнь всегда была жестокой. При острейшей нужде наши далекие предки огонь добывали и путем трения.

Главное занятие древних людей, добывание пищи, на чувашском языке выражается словом «симёс» («симелли тупмалли е тумалли ее»). Наряду с растительной пищей (сбором дикорастущих злаков, диких корнеплодов, лесных плодов и т. д.) человек рано наловчился ловить рыбу. Удить удочкой - значить обманывать («валтать»); название занятия перешло в название снасти «валта».

До приобретения навыков земледелия и домашнего скотоводства основную пищу - мясо - давала охота на диких животных, зверей и птицу - «сунар». Этимологии (следов происхождения) этого слова нет, тюркские параллели означают совсем иное: первый снег или порошу. С охотой связано приручение первого зверя. Им стала собака (первоначально «анчак», потом - «йыта»). Предположение его первого названия как «акар» («акар йытти» - «охотничья собака») неверно, оно дается по аналогии с башкирским «игер», венгерским «агар» или осетинским «егор». Единственный пример со словом «акар», включенный в словарь Н. И. Ашмарина, имеет совершенно другой смысл. Загадка «Ака(р) йытти ашса пырать, аякки витёр хёвел пахать» намекает на лошадь и дровни. Здесь слово «ака» («сев») передано в дренейшёй форме «акар». А "впрочем, в недавнем прошлом у .чувашей собака не пользовалась любовью и лаской.

Охотничье-собирательский образ жизни диктовал свои условия. Надо было сообразовываться с окружающей природой. Живя в теплых, отчасти даже в жарких широтах, люди не могли долго хранить, скажем, мясо. В этом плане наблюдаются интересные порядки у древних чувашей. У них был своеобразный «недельный» календарь. «Неделя» - «эрне» - начиналась с «юн кун» (буквально «кровавый день»), когда община сообща охотилась и сытно наедалась мясом. Другой день назывался «кёсён эрне кун» («младший день недели»), когда мясо еще годно выло для пищи. На третий день «эрне кун» («завершающий день недели») доедали его остатки. Чтобы .избежать эпидемий, такой цикл строго соблюдался. Испорченное мясо не ели. Излишки его были ни к чему. Подобный образ жизни приучал к бережливости: зачем зря портить добро? Лишь с конца IV - начала III тысячелетия, когда окончательно утвердился оседлый образ жизни с земледелием и домашним скотом, пищедобывание перестало зависеть от охоты, наши предки перешли к лунному календарю. Этому суждено было случиться уже в Месопотамии.

На почве добывания пищи постоянно происходили столкновения между различными родами и племенами. Приходилось и защищаться, и нападать. По аналогии с другими первобытными племенами, можно предположить применение прачувашами таких распространенных оружий каменного века, как нож («сёсё», подобного слова в тюркских языках нет), копье («сана») и лук («уха»). Для лезвия ножа, наконечника копья или стрелы подбирались крепкие отщепы кремня или рога. Щитом («питлёх») служила туго натянутая на прутья (палки) шкура.

Примерно таким видится дремучая чувашская старина во времена формирования первобытнообщинного строя.

К сожалению, только один-единственный академик Н. Я. Марр придерживался теории старшинства чувашского языка во времени и считал его основой урало-алтайской семьи языков. Публикуем его схематическое древнее «древо языков», взятое из т.65 «Большой Советской энциклопедии» (выпуск 1).

Монгольские и тюркские племена эпохи неолита (каменного века) не пережили.