Публикации

Протодиакон Михаил Атаманов: «Трудиться над переводом, конечно, нелегко, но делать это очень радостно»

Дата публикации  Количество просмотров
Протодиакон Михаил Атаманов: «Трудиться над переводом, конечно, нелегко, но делать это очень радостно»

В прошлом месяце в стенах Казанской духовной семинарии в рамках проекта православной миссии среди народов Поволжья и Урала прошла презентация уникального перевода Священного Писания на удмуртский язык.

Автор перевода  доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института исследования истории и культуры уральских народов Удмуртского государственного университета, член Союза писателей России, референт Удмуртской епархии Русской Православной Церкви Московского Патриархата протодиакон Михаил Атаманов рассказал о православной миссии, просвещении удмуртского народа и о своей переводческой деятельности.

— Отец Михаил, прежде всего, расскажите, пожалуйста, как Вы пришли к Православной вере?

— Когда я учился в аспирантуре в Эстонии, мой научный руководитель Пауль Аристон, очень верующий человек, сказал мне, что у каждого цивилизованного народа должна быть Библия на своем родном языке. Эти слова запали мне тогда в душу. Страна уже разваливалась, это были 80-е годы. Я искал правду и нашел ее у Бога. Моя семья была верующая, и я был воспитан в духе Православия. И хоть русского языка я не знал, через удмуртских монахинь кое-что понимал; были у нас и иконы. И вот однажды Господь показал Свою силу. Я как-то ехал на лошади и вдруг лошадь погнала с бешеной силой, телега опрокинулась, я упал, а ноги попали в вожжи. Там были огромные кочки, и на этих кочках, я думал, меня разорвет. Я тогда крикнул (на своем языке): «Боже помоги мне!» И вдруг ноги тут же освободились. А лошадка-то гонит. Тогда лошадь стоила бешеных денег, я снова тогда крикнул: «Боже останови моего коня!» И лошадь остановилась как вкопанная. Вот с того дня я каждый раз перед сном — и в армии, и в техникуме, и в университете — крестился. Никому тогда, даже маме, не говорил, что я верующий. Хотя друзья мне потом говорили, что они знали по образу моей жизни, что я верующий человек.

— Какую роль сыграли традиции казанского духовного образования в православной миссии в Удмутрии?

— Казань в царской России была духовным центром Поволжья. И как Петербург был общеимперским центром, Москва больше напоминала русский духовный центр, так Казань для русских народов Поволжья, Сибири, Дальнего Востока и других мест тоже была центром. Здесь существовала духовная семинария, духовная академия, великолепный всемирно известный университет, учительская семинария. Первые наши удмуртские духовные просветители вышли именно с Татарстанской земли. Многие они окончили учительскую семинарию, потом преподавали в школах и учили свой родной народ.

— Возможно, Вы отметите наиболее выдающиеся личности, оказавшие влияние на просвещение удмуртского народа?

— Собственно одним из ключевых моментов нашего приезда является желание поблагодарить великого просветителя Поволжья митрополита Вениамина (Пуцек-Григоровича). Выпускник духовных училищ Киева, он приехал молодым человеком в Казань и всю жизнь посвятил просвещению именно этих народов. В центре России до середины XVIII века были язычники, которые ещё не знали Иисуса Христа, не знали Его Благой Вести, которые жили по своим языческим традициям и обычаям. Это были удмурты, марийцы, чуваши, мордва и другие народы. И митрополит Вениамин (Пуцек-Григорович) посвятил свою жизнь именно этому святому делу. При нем началось Крещение местных народов. Он побывал и на нашей удмуртской земле. Не всё шло гладко, не все принимали Слово Божие, не все принимали Самого Спасителя, Матерь Божию, святых — им нужно было свое язычество. Но великий человек смог убедить народ и нашел подвижников, как среди самих удмуртов, так и среди русского священства. И началась проповедь, начали строить церкви, создавать школы. Первые школы возникли в Казани, в Свияжске, в Елабуге, и в них стали обучать удмуртских детей. Обучение, конечно, для этих деревенских детей было тяжелое, необыкновенное, поэтому некоторые не выдерживали, убегали. Но Господь Бог не оставляет своих чад: многие удмурты тогда крестились. Однако подавляющее большинство не знало русского языка, и, следовательно, не понимали богослужения, не имели возможности читать Библию.

— Расскажите о работе над переводом Евангелия на удмуртский язык.

— До революции было издано только 4 Евангелия, и до настоящего момента других переводов не было. На перевод Евангелия меня благословил наместник Псково-Печерского монастыря в 80-е годы. Сначала я перевел Евангелие от Марка: напечатал на машинке, но издавать было негде, так как были 80-е годы, и этот перевод у меня просто лежал. В 90-е годы в Финляндии был создан Хельсинский институт перевода Библии для перевода Священного Писания на все финно-угорские языки, а в Стокгольме на все языки народов бывшего Советского Союза. Работники института обратились ко мне за помощью, и я с великой радостью согласился. Работа шла быстро. 4 Евангелия были почти сразу выпущены и мы роздали их на всероссийском съезде удмуртов. Книга разошлась «на ура».

— Как прошла первая презентация перевода в Удмуртии?

— Презентация Библии в Удмуртии стала великим событием, а весь тираж был реализован буквально за 5 месяцев, и осталось всего 100 экземпляров. Так получилось, что Финское библейское общество денег дали протестантской группе. И эта группа выпустила 3500 экземпляров в Белоруссии на американском станке, а нам сказали, что дадут денег на выпуск Библии, если мы будем печатать книгу в том же формате. Такой вариант нас, конечно же, не устраивал, так как Евангелие у нас читается на аналое и должно быть большого формата. Поэтому денег нам не дали. Господь Бог Милостив и помог нам, деньги стал собирать народ: бабушки помогли копеечкой, а один коммерсант даже продал свою фирму и деньги вложил в благое дело. Значит, жив ещё народ! Милость Божия велика!

— Какие Вы видите перспективы переводческой работы с религиозными текстами?

— Сегодня возникает потребность и в других книгах: нужен молитвослов, нужна Псалтирь, нужен перевод всей Библии. Трудиться над переводом, конечно, нелегко, но делать это очень радостно. Работали мы совместно с институтом перевода Библии, они дали богословского редактора, который проверял язык оригинала: я тогда переводил с русского и с церковнославянского. Сейчас же мы переводим неканонические книги: они находятся в руках богословского редактора, надеемся, что скоро они выйдут.

— Благодарим Вас за беседу, отец Михаил!

Источник: сайт Казанской духовной семинарии

Теги:
Священное Писание
Перевод Библии
удмуртский язык
протодиакон Михаил Атаманов

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации