Публикации

Протоиерей Всеволод Чаплин: Очень важно, чтобы положительный религиозный идеал присутствовал в душе современного молодого человека

Дата публикации  Количество просмотров
Протоиерей Всеволод Чаплин: Очень важно, чтобы положительный религиозный идеал присутствовал в душе современного молодого человека

Недавно в Республике Татарстан впервые прошел Форум православной общественности. Такого у нас еще не было. Он привлек к себе огромный интерес, но еще больший интерес привлек к себе гость этого форума — протоиерей Всеволод Чаплин, человек достаточно известный, авторитетный в Русской Православной Церкви и человек, чье мнение всегда интересно для медиа-сообщества и для общественности нашей страны в целом. Предлагаю вашему вниманию интервью с отцом Всеволодом, которое многих может навести на весьма интересные, нестандартные и важные мысли и ощущения.

 Итак, прежде всего, добрый день!

— Приветствую вас!

— Очевидно, что первый вопрос касается вашего общего впечатления от нынешнего приезда в республику. Как Вы оценили состояние дел, положение, уровень внутренней стабильности и внешнего сотрудничества Татарстанской митрополии, в частности, взаимоотношения с государством, с общественными организациями? Наверное, еще рано говорить об анализе — это вопрос времени. И все-таки как бы Вы на сегодня оценили то, что увидели и услышали?

— Видите ли, я поучаствовал в нескольких мероприятиях. Это и Форум православной общественности. Это и дискуссия в Общественной палате Татарстана, где участвовали представители разных общественных организаций, члены Общественной палаты, представители общественности, в том числе критически настроенные. Дискуссия была достаточно серьезной, не парадной. Посетил некоторые монастыри и храмы, посетил Казанскую духовную семинарию. Надо сказать, что я получаю довольно много информационных материалов о жизни Татарстана. Почти каждую неделю я их получаю и читаю достаточно внимательно. Надо сказать, что в неделю это обычно 20-30 материалов. Как видите, почва для размышлений есть.

— То есть Вас можно назвать человеком, вполне информированным о жизни в Татарстане?

— Читаю я много, хотя, к сожалению, редко здесь бываю. Я сейчас могу только примерно вспомнить, что в последний раз был в 2001 году: приезжал с покойным митрополитом Питиримом, прошло уже почти 15 лет. И многое меняется. Видно, что растет уровень жизни людей. Видно, что меняется к лучшему экономическая ситуация. Видно, что в политическом смысле жизнь стала спокойнее. Мы помним бурные 90-е годы, помним, когда происходили непростые политические дискуссии, митинги разного рода, радикалы имели достаточно заметное влияние на информационную, политическую обстановку в республике. Сейчас этого в том объеме нет, но нельзя сказать, что жизнь республики лишена проблем. С моей точки зрения, это, прежде всего, деятельность экстремистских сил, которые очень опасны в сегодняшнем мире, кКоторые нужно называть прямо и делать так, чтобы идеи, распространяемые этими силами, выходили из общественного оборота, потому что мы знаем достаточно хорошо, как такого рода идеи могут в течение короткого времени превратить цветущую страну в страну выжженной земли. Мы видим это на примере Сирии, на примере некоторых других стран Ближнего Востока. К сожалению, есть достаточно высокая степень участия радикалов в том очень непростом, трагичном развитии событий, которое сегодня имеет место на Украине. Так что противостояние экстремизму, особенно подталкивающему людей к силовому изменению характера общественной жизни, и противостояние не только силовое, но и противостояние средствами образования, средствами, позволяющими людям как самым юным, так и достаточно взрослым, получать знания о собственной религиозной традиции — все это сегодня очень важно. Я надеюсь, что это понимают в республике.

Я знаю, что ведется достаточно серьезная борьба с экстремистскими организациями. Но, как уже было сказано, эта борьба не может вестись только методами правоохранительных органов, только методами ограничительными, потому что сегодня молодые люди ищут смысл жизни, ищут мотивацию к действию, ищут простого, ясного, честного, яркого объяснения ряда общественных проблем и ищут возможности повлиять на разрешение этих проблем. В этих условиях очень важно, чтобы мудрые религиозные традиции российского Ислама, мудрые религиозные традиции Православия могли бы быть максимально доступны молодым людям в школе, в ВУЗе. Особенно в тех случаях, когда идет речь о подготовке будущих религиозных лидеров. Очень важно, чтобы положительный религиозный идеал присутствовал в душе, в сердце, в уме современного молодого человека, чтобы этот идеал не замещался экстремистскими идеями, которые, как мы знаем, достаточно быстро могут привести общество к пролитию крови и к серьезному разделению.

Вакуума религиозного больше не будет, в советские времена мы не вернемся никогда — вот это нужно ясно понимать. Разговоры о том, что когда-то люди жили и не очень понимали, кто они по вере, надо забыть навсегда. Общество от этого ушло. Сегодня для многих людей их религиозная идентичность, их ответ на главные вопросы, среди которых главный следующий: «зачем здесь жить, если эта жизнь кончится?» — вот эта идентичность, эти предельные ответы на предельные вопросы сегодня являются для многих людей главной вещью в жизни. От этого никуда не денешься. И, значит, нужно давать ответы на эти вопросы. Давать не «теплохладные», говоря церковным языком, ответы, не замалчивать проблемы, которые есть в мировоззренческой, нравственной и духовной сфере. А давать людям настоящий смысл жизни, при этом останавливая тех, кто на этом смысле жизни, на его поисках пытается играть, стравливая людей друг с другом. Это, пожалуй, главная проблема, на которую сегодня нужно отвечать и власти, и обществу в самых разных местах. Тут речь не только о Татарстане. То же самое происходит в Москве, в Подмосковье, на Севере России, на Юге России, на Ближнем Востоке, на Украине. Сфера идей, сфера духовности, сфера смысла жизни становится для многих людей и, может быть, для общества в целом одной из решающих, не менее важной, чем сфера экономики или политики. И поэтому в этой сфере нужно четко представлять себе, как обезопасить наше общество от разрушительных влияний и как дать нашему обществу более осознанный смысл бытия.

— Если позволите, к внешним вызовам и угрозам, о которых Вы уже сейчас начали говорить, мы еще вернемся. Но все-таки вопрос о тех вызовах, которые сегодня стоят, и задачах внутри Русской Православной Церкви: насколько она готова сегодня решать тот круг вопросов, о которых Вы сказали? Что бы Вы могли рекомендовать и видеть в качестве приоритетной деятельности? И насколько готова сегодня Церковь решать те самые задачи? Очень важно узнать Ваше мнение, учитывая, что существует много недобросовестных комментариев, мнений, для общего понимания того, о чем мы с Вами говорим.

— Церковь — это ведь десятки миллионов людей. Это не только священнослужители. Это и военные, и государственные деятели, и художники, и поэты, и писатели, и предприниматели, и дипломаты. Это все люди, которые и крещены в Православии и которые ощущают себя православными христианами, не отпадали от веры и не уходили в стихийное безверие или в какие-то другие системы ценностей. Так вот, сегодня в Православной Церкви очень много активных людей, которые, конечно же, ищут ответы на свои жизненные вопросы. И мы стараемся этот ответ давать — не разделяющий, не примитивный, связанный, прежде всего, с тем, что человек должен в своей жизни без какого-то мелочного руководства реализовывать себя как христианин. Вот это, наверное, сегодня самое главное, потому что люди стали умными, люди стали взрослыми в социальном смысле. Сегодня, по крайней мере, в московских храмах пожилые женщины — это абсолютное меньшинство, это 10% прихожан. Основная часть прихожан — это молодые семьи с детьми. Может быть, не так много студенческой молодежи: она ходит в особые храмы в университетах, иногда в центре Москвы. А вот в обычном московском приходе молодые семьи с детьми — это основные прихожане сегодня. Плюс люди среднего возраста. Старики — абсолютное меньшинство. И вот с каждым из таких людей приходится работать, общаться и делать так, чтобы он не только через книги, Интернет, телепередачи, но и через личное общение научился в максимальной степени быть христианином везде, где он живет и действует. В общем, во многих случаях это получается, но работы еще очень и очень много.

Сегодня говорил с преподавателем Казанской духовной семинарии, который спросил, не сделать ли семинарию миссионерской. Я считаю, что не стоит воспроизводить ту схему миссионерской духовной школы, которая имела место до революции. Мы не намерены сегодня вести какую-то целенаправленную миссию среди мусульман. А вот среди людей, крещенных в Православии, но, может быть, пока не очень ясно ощущающих, что такое быть христианином, нам сегодня миссию вести нужно.

— На форуме Вы говорили о роли просвещения и информационной работы как особо значимой в современном обществе для того, чтобы двигаться к тем идеалам, про которые, собственно, все говорим и к чему стремимся. С Вашей точки зрения, что сегодня у нас упущено в сфере образования, в сфере информационной работы? Что можно было бы привнести для того, чтобы она действительно стала выполнять ту миссию, о которой, в том числе, Вы говорите? Или где-то оптимум уже достигнут, и надо просто пользоваться теми образовательными, информационными инструментами, которые есть?

— Упущено очень много. Школы и СМИ должны воспитывать, и они же должны помогать человеку утвердиться в том мировоззрении, которое свойственно его народу, его семье, его истории. Пока на этом пути пройдена отнюдь не вся дистанция. И надо сказать, что некоторые силы отчаянно пытаются сопротивляться тому, чтобы школа, СМИ, культура воспитывали человека. У нас до сих пор многие являются сторонниками довольно абсурдной, полностью дискредитировавшей себя идеи так называемых французских просветителей: человека достаточно освободить от внешних оков в виде Церкви, семьи, социума, государства, культуры, чтобы он стал абсолютно свободным и раскрылся как бесконечно хороший, способный жить во благо себе и окружающим. А православная аскетическая традиция и все православное богословие говорит, что эта идея абсурдна: человек, абсолютно свободный, всегда будет плохим, всегда будет жить во вред и себе, и окружающим. Человек сам по себе не хорош, он испорчен грехом. Он, говоря церковным языком, удобопреклоненко греху. То есть абсолютно свободный человек всегда будет творить зло, если его не воспитывать, если его где-то не сдерживать, в том числе через закон и правопорядок, если ему не дать самого главного — положительного идеала жизни. И поэтому должны и государство, и школы, и СМИ воспитывать человека, и должны предлагать ему тот мировоззренческий идеал, который проверил себя, по крайней мере, в нашем обществе.

Идеологического вакуума, мировоззренческого вакуума, духовного вакуума в душе человека быть не может — он обязательно заполнится злыми силами, и мы это прекрасно знаем. Поэтому нужно эффективно предлагать и нравственность, и мировоззрение, и тот набор идей, который в нашем обществе доказал свою жизненную силу.

— А что это применительно, скажем, к образованию? Надо усилить роль и значимость гуманитарных знаний, изменить структуру преподавания, работы? Может, каким-то образом ввести новые предметы или убрать нечто, что вообще недопустимо, то есть на чем-то поставить табу?

— Сказать о хорошем и плохом. Прямо сказать, однозначно сказать. Сказать о правде и лжи. Дать возможность воспитывать детей в русле той религиозной традиции, которая исповедуется в конкретной семье. Вот здесь есть определенные претензии и к тому, что происходит в Татарстане. Совершенно однозначно именно семья — не школа, не управление образования, не власть любого уровня — имеет право определять, какое мировоззрение будет преподаваться ребенку в школе. Семья и только семья! Это очень жесткая норма международного права. Поэтому на самом деле родители должны иметь выбор, какой мировоззренческий курс, связанный с религией, будет преподаваться: основы исламской культуры или основы православной культуры, или основы разных религиозных культур, или основы светской этики, приемлемый только для атеистов, на самом деле. Вот этот выбор нужно обеспечить, и нужно сделать так, чтобы в школах все-таки дети воспитывались в твердом понимании того, что та религия, которую выбрали их родители — это безальтернативная для них вещь. Что не может быть никакого плюрализма, истинность — она всегда одна, даже если люди понимают ее по-разному.

Конечно, в школе нужно нравственное воспитание; конечно, нужно ясно говорить о том, что жить в семье — в полноценной семье, где есть мужчина и женщина, которые воспитывают детей — это благо; а жить так называемой свободной любовью — это зло; а так называемая однополая семья — это разрушительная вещь, потому что статистика показывает, что люди, которые занимаются так называемыми однополыми отношениями, гораздо более несчастны, чем другие люди: среди них больше и самоубийств, и разного рода пороков, связанных с алкоголем и наркотиками и так далее. Быть алкоголиком — плохо, быть наркоманом — плохо; разговоры о том, что человек сам может выбрать для себя наркотики или алкоголизм, и он будет по-своему счастлив — ложь. Любой священник и имам, наверное, тоже скажет Вам, что люди, которые приходят в храм или в мечеть и говорят о том, что они алкоголики или наркоманы, или люди, которые изнурили себя блудом, беспорядочными связями, а, тем более, гомосексуализмом — это несчастные люди. Разговоры о том, что наркоману, алкоголику, или блуднику, или гомосексуалисту хорошо — это ложь; и мы это прекрасно знаем, потому что люди, которые приходят с такими проблемами, всегда несчастны. Очень быстро человек понимает, что все пороки разрушают его жизнь и, значит, оказываются для него опасными, вредными, плохими, и об этом нужно в школе говорить.

Когда нам пытались в 90-е годы сказать, что в школах нужно вводить представление о равнозначности семьи и всех форм разврата, в том числе противоестественного — это было преступление против нравственности. Нам нужно не только отринуть вот эти схемы, но и сказать о тех нравственных нормах, которые являются не просто традиционными, а вечными. Так же, как и о межнациональном мире, нужно говорить очень ясно, так же, как и о справедливости в экономических отношениях, нужно сказать очень ясно о том, в частности, что неправедно нажитое богатство, преступность в экономической сфере, коррупция всегда вредит человеку. Вот обо всем этом нужно говорить. Люди должны знать с молодости, что такое хорошо и что такое плохо.

— То есть если подытожить, то на самом деле очень важно сегодня восстановить значимость, авторитет и влияние института семьи, в том числе в образовательном процессе?

— И института семьи, и института судебной власти, и института честного предпринимательства…Вообще всех тех институтов (их очень много), которые формируют здоровое общество. 

Продолжение следует.

Беседовал Леонид ТОЛЧИНСКИЙ
Расшифровка видеопрограммы ИА Татар-информ «Пятница с 13-го»

Теги:
протоиерей Всеволод Чаплин
интервью

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации