Публикации

Врач от Бога: каждый прожитый день приближает главную встречу в нашей жизни

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Татьяна Боровская
Врач от Бога: каждый прожитый день приближает главную встречу в нашей жизни

Редакция нашего портала продолжает знакомить читателей с яркими представителями православной общественности Татарстана, с теми, кто каждый день своими трудами и начинаниями прославляет Воскресшего Спасителя. Таких людей много. И вклад каждого из них в наследие нашего времени поистине уникален и неповторим. Но даже среди лучших, как правило, есть лучшие. Самые лучшие. Самые яркие. Самые настоящие. И нам следует быть благодарными за то, что эти люди не отказываются делиться с нами своими самыми сокровенными, самыми удивительными воспоминаниями.

— В детстве мне посчастливилось побывать на приеме у Матроны Московской. Всех деталей своего пребывания у святой подвижницы я, конечно, не помню, но образ ее очень прочно осел в моей памяти. Она была точно такой, какой мы привыкли видеть ее на иконах, — рассказывает Раиса Петровна Гуслякова, заместитель главного врача Республиканской клинической больницы.

Заслуженный врач РФ и РТ, врач высшей категории, кавалер ордена «За заслуги перед Республикой Татарстан», обладатель медали святителя Гурия Казанского I степени… Про таких обычно говорят: специалист от Бога. Помощник Бога на Земле.

— В моей семье никогда не отвергали существование Бога. Я с детства видела в доме молящегося человека, — вспоминает Раиса Петровна.  

— У меня была воцерковленная бабушка. Она всегда говорила: «Тот, кто с Богом живет, в жизни хоть чего-то да добивается, а тот, кто без Бога, — ничего не имеет».

Понять смысл этих слов нашей собеседнице предстояло через личный жизненный опыт.  Уже в детстве будущему врачу пришлось пережить большое потрясение: семья Раисы Петровны рано лишилась кормильца.

— Смерть отца стала для меня большой трагедией. Мне тогда было всего семь лет. Бабушка, переживая за мое душевное состояние, повезла меня к Матронушке. На прием к Матроне мы с ней зашли вместе, затем вместе поехали в Киево-Печерскую Лавру, позднее побывали в Почаеве. Бабушка молилась, чтобы Господь как-то управил жизнь нашей семьи. Я тоже понемногу училась молиться. Пребывание во святых местах, встреча с настоящими подвижниками Божьими произвели на меня очень сильное впечатление и во многом предопределили выбор жизненного пути. Это ведь было послевоенное время — на Почаевской горе я увидела много раненых. Мне захотелось хоть как-то облегчить страдания этих людей. Тогда-то я и стала всерьез задумываться о врачебном будущем. Годам к десяти я окончательно определилась с выбором профессии, а в пятнадцать лет поступила в медицинский институт. Учеба давалась мне хорошо, и в дальнейшем я смогла реализовать себя на медицинском поприще.

— Вы заботитесь о физическом здоровье людей, священники, в свою очередь, занимаются врачеванием душ. Выходит, что служение медиков и духовенства связано между собой…

— Неразрывно связано. Больницу раньше называли храмом скорби, а историю болезни именовали скорбным листом. Скорбь — состояние не столько телесное, сколько душевное. Тело подчинено душе, и, соответственно, медицина немыслима без религиозного обеспечения. Современные врачи это понимают. Многие доктора РКБ воцерковлены, а наши пациенты помимо медикаментозной помощи получают и духовное окормление. Священнослужители Казанской епархии регулярно исповедуют и причащают больных,  проводят духовные беседы с людьми, которые находятся в состоянии уныния и депрессии. В течение длительного времени нас опекал покойный отец Филипп (Сидоров), а сейчас РКБ окормляет приход Серафима Саровского. Отец Андрей Черняев каждую субботу служит Божественную Литургию в нашем больничном храме. Опыт Богообщения помогает больным переживать свое пребывание в условиях стационара. Люди меняются на глазах, становятся терпимее, добрее, начинают улыбаться. То же можно сказать и о мусульманах. Молельная комната для правоверных в РКБ также оборудована. Еще до ремонта к нам приходил очень хороший мулла. Он  помогал врачам в ведении больных, подолгу оставался с ними, беседовал, утешал. Люди уходили из больницы в состоянии выздоровления не только телесного, но и духовного.

— А те, кому не суждено было выздороветь?

— Они, получив напутствие духовника, уходили из этого мира без чувства страха. Я сторонник того, чтобы священника допускали в отделение реанимации. Присутствие батюшки очень помогает больным и вместе с тем служит облегчением страданий родственников.  Поговорив со священником, люди начинают осознавать, что жизнь человека не прекращается со смертью. И когда это осознание приходит, смерть перестает казаться такой страшной.  Она ведь и страшна только своей безвестностью. Еще Шекспир в «Гамлете» вопрошает: «Какие сны в том смертном сне приснятся, когда покров земного чувства снят?» Многое нам с вами не открыто, но опыта Церкви вполне достаточно, чтобы люди уходили с полной уверенностью в том, что Господь их не оставит.

— Вы, я так понимаю, эту уверенность обрели еще в детстве. А во взрослой жизни у Вас были какие-то ключевые события, которые сильно повлияли на Ваше мировоззрение?

— Одним из таких событий стала поездка на Святую Землю. В 2000 году я сопровождала туда воспитанников Раифского монастыря в качестве врача.  Когда мы с ребятами пришли в Вифлеем, передо мной  открылась вечность. На меня снизошло какое-то озарение. По возвращении я даже в шутку сказала митрополиту Анастасию: «Владыка, зови меня теперь "Раиса Просветленная"». На Святой Земле я в полной мере осознала мелочность просьб, которые мы обычно направляем Богу. Там, в местах, где вершились главные события человеческой истории, мне совсем не хотелось ни о чем просить. Не хотелось говорить: «Господи, дай мне то! Дай мне это! И там еще не забудь мне подать...» Из души исходило только: «Прости, Господи! Прости, что не поняли, прости, что распяли...» Именно в Иерусалиме мне удалось понять, что мы пришли в этот мир не по своей воле. Мы не выбирали себе ни национальность, ни место, ни дату рождения, и в нашем распоряжении очень мало времени.  Кому-то отведено до десяти лет, кому-то больше. Но по сравнению с вечностью наша земная жизнь в любом случае представляет собой очень короткий временной отрезок. Пребывание на Святой Земле произвело на меня сильное впечатление, помогло мне иначе взглянуть на мир. В евангельских местах совершенно другое видение мира. Другой взгляд на то, как должен вести себя человек.

— А как, кстати, должен вести себя врач? Какие добродетели особенно важны для человека, избравшего медицину?

— Те, что описаны словами Ефрема Сирина в известной молитве. Смиренномудрие, на мой взгляд, особенно ценно. Церковь воспитывает это качество. Вместе с тем она помогает бороться с гневливостью. Для врача это очень важно, ведь люди нашей профессии каждый день встречают больных, которые могут вести себя по-разному. Но врачу в любом случае не должно следовать правилу «как со мной — так и я». Врачу нельзя обижаться на своего пациента, нельзя впускать в свое сердце раздражение и гнев. Человек, сумевший воспитать в себе смирение, не станет гневаться. Такой человек поднимается на высшую ступень духовного развития, а значит, и в профессиональном росте он идет только вперед.

— Молодежь идет вперед? Осознает ли молодое поколение врачей важность ведения духовной жизни?

— Я считаю, что осознает. У нас принято ругать и критиковать молодежь, но мне не близки подобные настроения.  Будущее именно за этой молодежью. И лично у меня  это будущее вызывает оптимизм. Молодые специалисты, которые к нам приходят, очень хорошо мыслят. Они начитанны, образованны  и, главное, они хотят работать. Труд врача тяжел, но интересен. Он не приносит большого дохода, но дает огромное удовлетворение. Конечно, этот труд не каждому под силу. Но ведь люди, которые приходят в медицину сознательно, делают это по зову сердца. Ими движет посыл помочь больному. Они готовы все отдать, чтобы облегчить людские страдания, чтобы спасти чью-то жизнь.

— В ответ на подобные заявления часто приходится слышать, что спасает только Бог. Некоторые люди как-то по-своему понимают смысл этой фразы и даже в критические моменты не обращаются к врачам. Как быть с этой крайностью?

— На эту тему есть хорошая русская поговорка: «Бог-то Бог, да и сам не будь плох». Оказывая помощь людям, врач осуществляет свое служение перед Богом. Опыт Церкви говорит нам о том, что врачебное дело угодно Богу. Некоторые врачи прославлены Церковью, возведены в лик святых. Да и само врачебное сословие всегда было уважаемым. Современная медицина  достигла небывалых высот, особенно с развитием высоких технологий. Отказываясь от своевременной медицинской помощи, человек отрицает то, что людям благословил Господь. Верующим важно понять, что, обращаясь к врачам, они не перестают возлагать надежды на Бога. Я всегда нашим врачам говорю, что в разговоре с больными и их родственниками необходимо говорить, что горячо молиться надо не только за больного, но и за врача. Нужно просить, чтобы Господь наставил врача, чтобы укрепил его, чтобы помог собрать волю в кулак. Нужно обязательно молиться о том, чтобы операция или другое медицинское вмешательство прошли успешно.

— А сами врачи молятся перед операцией?

— Конечно, молятся. В моем кабинете висит портрет святителя Луки Войно-Ясенецкого.  В операционной этого святого висела икона. Он не начинал операцию, пока не перекрестится сам и не перекрестит больного. Ведь наложение крестного знамения — не просто элемент физиологического успокоения, это самое настоящее призывание Божественной помощи. Врачи нашей клиники это понимают. Они часто ходят в наш маленький храм, заказывают требы, приобретают литературу. Полученные знания преломляются через личный опыт, и в результате на наших глазах происходят чудеса, спасаются чьи-то жизни.

— Но ведь людей не всегда удается спасти… Как врачу примириться с собственным бессилием перед болезнью? Как смириться с тем, что ты ничего не можешь изменить?

— Устройство мира действительно не изменишь, но отношение к смерти изменить можно. Еще древние говорили: «Помни о смерти!» Нужно быть готовым к тому, что смерть может настигнуть человека в любой момент жизни. Мы просим Бога о том, чтобы он не дал нам смерти напрасной, то есть внезапной, смерти без покаяния. Человеку с христианским мировоззрением очень важно перед смертью призвать Господа. Важно осознать свою греховность и попросить Бога о снисхождении. Врач может помочь человеку встретить смерть, может предложить обратиться к священнику. Мою маму перед смертью напутствовал духовник. У мамы было тяжелое онкологическое заболевание. В ее организме шли необратимые процессы. Обычно больные с такими диагнозами кричат от боли, а моя мама сильной боли не испытывала. Перед ее смертью я от нее не отходила, сидела рядом, считала пульс. Я очень хорошо помню, как в последний момент мама сказала мне: «Доченька, меня встречают глаза добрые-добрые». Мама уходила без страха смерти, потому что у нее было осознанное отношение к этому процессу. Ее пример показывает, как важно в течение жизни готовить себя к встрече с Господом. Мы с детства внушаем людям многие истины, но совершенно не готовим человека к главной встрече в его жизни. А ведь еще никто не зажился на этом свете. Можно добиться успеха в материальном плане, купить десять квартир и десять машин, но в решающий момент едва ли это будет иметь хоть какое-то значение. Все земное пройдет, и  останешься ты наедине с Господом.

— Я думаю, многие, так или иначе, задумываются о моменте перехода из земной жизни в вечность…

— И слава Богу! Человек, который обладает памятью смертной, будет жить в соответствии с законом Божиим. Правильно ведь говорят: «Начало премудрости — страх Господень». Если в душе есть этот страх, то будешь стараться угождать Богу,  будешь стараться не обижать окружающих людей. Обижая кого-то, ты теряешь внутреннее спокойствие. Даже если твой собеседник тысячу раз был неправ... Кому будет нужна твоя правота, если ты, доказывая правильность своей точки зрения, нарушил образ Божий?

— В теории все это очень хорошо понимаешь, но на практике всякий раз ошибаешься, падаешь…

— Ситуации в жизни случаются самые разные, но на каждую из них в Евангелии есть ответ. Все эти ситуации, все испытания Бог посылает нам для нашей же пользы, для лучшего понимания мира, для осознания нашей значимости в этом мире. Через эти испытания Господь выводит нас на праведный путь, путь милосердия, путь служения ближним. Служение Господу — это служение добра. Надо спешить делать добро. И начинать нужно уже сегодня, ведь завтра у нас может не быть такой возможности. Можно попросту не успеть… А ведь одно доброе дело, сделанное нами, способно изменить течение жизни многих людей, которые потом непременно помянут нас в своих молитвах.

— Искренняя молитва выше и важнее любого другого выражения благодарности?

— Да, молитва очень важна. И для живых, и для усопших. Когда умерла моя мама, мы думали о том, как лучше увековечить память о ней. Отец Сергий (Златоустов) предложил выпустить книгу в память о маме. Задуманное вскоре удалось осуществить. Мы не издавали ее биографии. Это самая обычная книга, издание о православных праздниках. Но зато каждый, кто открывает эту книгу, поминает мою матушку, ведь на самой первой странице обозначено, что книга издана в память Нины Ивановны Гусляковой, посвятившей свою жизнь деланию добра. Бабушка моя тоже была очень доброй женщиной. Она никогда не кричала, никогда никому не говорила плохих слов. Дожив до глубокой старости, бабушка сохранила и внутреннюю, и внешнюю красоту. Лицо у нее было очень мудрое. Неслучайно ведь во время своего визита в Казань княгиня Елизавета Федоровна выделила ее из толпы. Этот эпизод тяжело объяснить логически: бабушка стояла в толпе встречающих, народа было очень много, но Елизавета подошла именно к ней, взяла за руку, спросила, как ее зовут. Бабушка ответила: «Анна». «Мученица ты, пророчица, Анна», — сказала княгиня.

— Удивительные воспоминания об удивительных людях…

— Бабушка действительно была человеком удивительной силы духа, воли и веры. Я уверена, что сейчас она молится за нас, а мы, конечно, молимся за нее. Наше общение в молитве не прерывается, ведь у Господа все живы. Живы мы, живо и то, что в нас вложили наши предки. Бабушка всегда говорила: «Чтобы откликнуться на призыв Христа, нужно открыть Ему душу, нужно довериться Ему». И ведь правда: если живой веры нет, то зов Господень тяжело услышать. Бог зовет абсолютно каждого, вот только отзываются далеко не все. Но если человек все-таки пришел ко Христу, он  уже не сможет Его предать. Как бы тяжело ни было, какие бы беды и напасти ни случались. Если главным в жизни считать то, что ты рядом с Господом, а не с кем-то другим, то идти по жизни будет намного легче. 

— А еще мы с бабушкой много говорили о том, какой должна быть православная семья. Бабушка рассказывала, как выходила замуж, какие кольца у них были, — продолжает делиться воспоминаниями Раиса Петровна.

— Церковью и обществом  было установлено так, что, когда люди венчались, приобреталось золотое кольцо для мужчины — как символ мужества, богатства — и серебряное для женщины — как символ слабости, незащищенности. Когда супруги обменивались кольцами, золотое кольцо оказывалось на пальце женщины, чтобы она помнила, что рядом с ней есть сильный, мужественный человек. Серебряное  кольцо переходило к мужчине, чтобы он не забывал, что есть слабая, незащищенная супруга, о которой нужно заботиться, которую нужно оберегать. На распределении этих ролей строился фундамент семейной жизни. А сейчас, когда некоторые женщины становятся «эмансипе», а мужчины начинают приобретать женоподобные свойства, основы семьи рушатся. Рушатся семьи, теряется замысел Божий о человеке. Господь наделил женщину уникальными свойствами. Она хранительница семейного очага. Она всегда рядом с мужчиной. Жены-мироносицы были со Христом до конца. Они разделили с Ним крестные страдания там, на Голгофе. У каждого мужчины, живущего ныне, своя Голгофа. Но какой бы она ни была, рядом с этой Голгофой всегда стоит мать. Вот сейчас мужчины уходят на войну, а матери не спят ночами, плачут, молятся за своих сыновей. Осознанный выбор мужчины, его добровольное восхождение на свою личную Голгофу сродни подвигу, но в жертвенной любви и верности матери тоже есть подвиг, не меньший по своей силе. Не менее важный, не менее значимый. Страдания и слезы матери не имеют цены. Равно как нет цены материнским «Господи, помилуй» и «Господи, помоги», произнесенным от всего сердца в минуты скорбей и радостей. 

Теги:
Интервью
Лица
Врач
медицина
личности

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации