Публикации

Священник Антоний Ермошин: обучение в магистратуре направлено на раскрытие научного потенциала учащихся

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Алексей Павлов
Священник Антоний Ермошин: обучение в магистратуре направлено на раскрытие научного потенциала учащихся

В преддверии предстоящего набора в магистратуру Казанской духовной семинарии мы попросили помощника проректора по учебной работе по магистратуре иерея Антония Ермошина рассказать об особенностях обучения по магистерской программе и задачах, которые сегодня Церковь ставит перед этим новым направлением в высшем духовном образовании.

 В дореволюционной России магистр занимал среднее положение между выпускником ВУЗа, закончившим учебу на «отлично», и доктором. Каково положение магистранта в современной действительности?

— Действительно, когда-то и в системе духовного образования степень магистра богословия была выше кандидатской и предшествовала докторской. И сейчас еще в нашей Церкви живут и трудятся магистры «старой системы». Но теперь, после реформ образования в России, целью которых является переход на т.н. «Болонский процесс» и приближение к европейским стандартам, степень магистра является переходной между высшим образованием (базовым уровнем которого является бакалавриат) и уже собственно учеными степенями — кандидата и доктора наук. Поэтому магистратура — это, с одной стороны, часть системы высшего образования, но в то же время магистр — это не просто выпускник ВУЗа с 6-летним курсом вместо 4-летнего. Уже сам термин «магистр» говорит об этом: магистр, маэстро, мэтр, мастер… В современном русском языке присутствуют все эти заимствования, используясь с разными смысловыми оттенками, но ведь в основе — это одно и то же понятие. Поэтому магистр — это не только квалифицированный специалист с полным высшим образованием. Это «мастер» своего дела: как в средневековых цехах мастера не просто отвечали за качество цеховой продукции, но и имели право брать себе учеников — подмастерьев, так и наши магистры должны быть всецело готовы и к научной, и к педагогической деятельности. Они своей исследовательской работой призваны внести весомый вклад в отечественную богословскую науку, а также качественно преподать знания новым поколениям учащихся.

— Отец Антоний, расскажите, пожалуйста, по каким причинам поступают в магистратуру? Чем привлекает дальнейшая научная деятельность вчерашних выпускников — бакалавров и специалистов?

— Конечно, у каждого есть и личные мотивы. Но, как я уже отмечал, на первом месте должно быть стремление к научно-исследовательской и педагогической деятельности. Нельзя также забывать и о естественном для человека стремлении к повышению своего интеллектуального уровня, что можно только приветствовать, особенно в условиях распространенного, к сожалению, в сегодняшней Русской Церкви невежества и обскурантизма.

— Магистратура в КазДС открылась сравнительно недавно. Является ли это помехой или преимуществом при подготовке высококвалифицированных специалистов?

— Да, со времени первого набора в магистратуру прошло всего два года, в нынешнем году состоялся первый ее выпуск. Из трудностей следует указать, прежде всего, на то, что в силу своей молодости магистратура КазДС еще не так широко известна и популярна для абитуриентов из других семинарий и иных вузов. В то же время, небольшое количество учащихся в первые годы позволило больше времени и внимания уделять научной работе каждого из них, что помогло подготовить первые магистерские диссертации на высоком научном уровне, отмеченном, в том числе, и наблюдателями Учебного комитета Русской Православной Церкви, следившими в онлайн-режиме за нашими защитами.

— Есть ли у магистрантов КазДС перспективы в научной деятельности? Организуются ли конференции, форумы, спонсируется ли участие в симпозиумах различных уровней?

— Конечно, есть, ведь обучение в магистратуре и направлено на раскрытие научного потенциала обучающихся. Уже с первых дней существования магистратуры семинария заботилась о том, чтобы кроме собственных педагогов занятия с магистрантами проводили ведущие специалисты из других научных образовательных центров, причем не только иногородние, но и иностранные специалисты. И сами магистранты участвовали и в научной конференции КазДС, и в конференциях различного уровня, организованных духовными и светскими вузами. Это направление в ближайшие годы должно, с Божией помощью, получить свое развитие.

— Есть ли у магистрантов возможность совмещать работу с учебой? Есть ли отличия в быте магистрантов от студентов бакалавриата?

— Большинство наших магистрантов являются священнослужителями, совершающими служение на приходах Казани и за ее пределами. Конечно, форма обучения в магистратуре очная, но при составлении учебного графика администрация всегда стремилась распределить время так, чтоб у учащихся были дни и часы для служения на своих приходах, для работы. А также дни, свободные от занятий, которые они могли бы посвятить работе в архивах, библиотеках, написанию своих диссертаций. Магистранты КазДС, в отличие от обучающихся на очном отделении бакалавриата, не обязаны проживать в стенах духовной школы (но для желающих, особенно иногородних, эта возможность бесплатного проживания и питания предоставляется). Кроме того, они, в отличие от младших семинаристов, свободны от хозяйственных послушаний с тем, чтоб больше времени и сил могли отдать своей учебе, научной деятельности и обязательной педагогической практике. Но сами магистранты активно участвуют в жизни своей семинарии: в проведении занятий с бакалаврами, в различных административных послушаниях (помощников проректоров и др.). Повторюсь, семинария неизменно стремится создать максимально комфортные условия для научного и профессионального роста своих магистрантов.

Теги:
КазДС
магистратура
духовное образование
иерей Антоний Ермошин

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации