Публикации

Новоказанская. Ватиканский список Казанской иконы Божией Матери

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Книга «Заступница Усердная»
Новоказанская. Ватиканский список Казанской иконы Божией Матери

Православная Россия с благого­вением вспоминает, как древнейший список Казанской иконы вновь поя­вился на святом месте обретения. В 2005 году в Казани при многотысяч­ном стечении народа прошел первый молебен перед чудотворной иконой.

Появление этого древнего списка в Казани, в Богородицком монасты­ре, стало одним из главных чудес но­вого времени. Впрочем, вся история обретения чудотворного списка похо­жа на глубокую духовную притчу, ис­тинный смысл которой смогут постичь грядущие поколения. Пока же мы мо­жем лишь полагать, что икона «верну­лась» только тогда, когда Россия всту­пила в новую эру православия и духов­но очистилась, пройдя путь страшных испытаний...

Казанская икона Божией Матери стала достоянием всего православного мира, преодолевая границы, прославля­лась, объединяя весь христианский мир.

Она совершила «кругосветное путеше­ствие» из России в Европу через Азию в Америку и вновь через Европу верну­лась «домой». Молитвами Пресвятой Богородицы еще до возращения списка в Россию стали происходить чудеса: ру­ководство Санкт-Петербурга, Москвы, Казани пожелало принять икону у себя, что способствовало возрождению раз­рушенных храмов, освященных в честь Казанской иконы. Так была снята выве­ска «Музей атеизма» со святых стен Пе­тербургского Казанского собора, пре­кратилось кощунство в Москве на Крас­ной площади — в восстановленном Ка­занском соборе возобновились богослу­жения. На месте явления и обретения Казанской иконы был возрожден Богородицкий монастырь.

21 июня 2005 года, в год 450-летия основания Казанской епархии, Святей­ший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II по окончании Божественной литургии в Благовещенском соборе Казанского Кремля передал верующим ве­ликую святыню.

История иконы, волей Божией ока­завшейся в последние десятилетия у (папы Римского, вызывала немало споров и даже предположений о том, что это и есть утраченная первоявленная святыня...

Совместная ватикано-российская экспертная комиссия вынесла заклю­чение:

«В Ватикане хранится чудотвор­ный список с первообраза Казанской иконы, датируемый периодом не позд­нее начала XVIII века».

Впрочем, точ­ное происхождение иконы до сих пор не установлено. В первые годы совет­ской власти из России за границу были вывезены многие ценные предметы ис­кусства и старины, в этом потоке пере­правлен был на Запад и так называе­мый Ватиканский список Казанской иконы Божией Матери.

Первый раз перед общественностью эта икона появляется в 1920 году: Советы выставляют святой образ на продажу среди других святынь и ценнейших про­изведений искусства. В те годы прода­жа икон имела массовый характер и шла под лозунгом: «Все, что не нужно наро­ду — вон из революционной России».

Тогда ее пытался купить ювелир из Лондона Норман Вайс, но сделка не со­стоялась: баснословна была цена, ко­торую запрашивали большевики. Впо­следствии икона была вывезена за гра­ницу и передавалась из рук в руки ком­мерсантами, которые мало смыслили в иконописи, их больше интересовал дра­гоценный оклад. Отдельные камни из ризы иконы изымались и продавались, но существенных утрат, к счастью, не произошло. В 1928 году старинный спи­сок все же выкупил НорманВайс. Спи­сок попадает в Англию и вскоре нахо­дит нового «хозяина», им становится миллионер Фредерик Митчелл-Хеджес.

В 1953 году коллекционер покупа­ет замок Фарлей Касл в английской про­винции Беркшир. Местным жителям Хеджес кажется персоной загадочной и неординарной. Списки «Тайме» дают ему характеристику как исследователю, талантливому писателю и путешествен­нику. В 20 лет он отправляется в геологи­ческую экспедицию в Арктику, затем по­сещает Америку. В путешествиях он ста­новится ценителем древностей, начина­ет собирать произведения искусства.

Приобретенный им образ Богоро­дицы был открыт для верующих, стал являть чудеса и получил широкую из­вестность в среде эмигрантов под име­нем «Черная Богородица замка Фарлей». К иконе стали приходить право­славные верующие, в основном — рус­ские из первой волны эмиграции. Рус­ская община предлагала Хеджесу про­дать ей святыню, оставив в его распо­ряжении оклад с драгоценными кам­нями, но безрезультатно. Среди пер­вых паломников, пришедших к обре­тенному чудотворному образу, ока­зались люди высокого духовного зва­ния, представители высшего сословия царской России. Поклониться Казан­ской иконе Божией Матери приезжа­ли митрополит, графы и представите­ли княжеских кровей, среди них — ве­ликая княгиня Ксения Александровна, которая «узнала» в иконе первоявленную. Увы... Одни эмигранты убеждалихозяина, что эта икона хранилась в Казанском соборе г. Москвы, дру­гие — в том, что ви­дели ее в столице Рос­сийской империи — Санкт-Петербурге! А между тем мы зна­ем, что Московский и Петербургский спи­ски между собой весь­ма разнятся.

Ф.А. Митчелл-Хеджес пытался выяснить судьбу оказавшейся у него иконы. Пригла­шенным экспертом становится Сирил Бант — специалист по византийскому искусству музея Альберта и Виктории в Лондоне. Вы­воды эксперта приведены в книге «Рус­ское искусство от скифов до Советов», опубликованной в 1946 году: «Икона Казанской Божией Матери. Старин­ное изображение, покрытое золотом и позолотой, самоцветами, изумрудами, бриллиантами, восточными рубина­ми и т.д. Икона была написана в XVII веке, инкрустация драгоценными кам­нями и работа по металлу были выпол­нены еще позднее».

В 1956 году, при переиздании мо­нографии, автор дает более подроб­ное заключение: «...Краски и дерево, на котором написана икона, абсолют­но сохранились, что было доказано рядом рентгеновских снимков, и кра­ски лишь смягчились с годами, толь­ко еще больше подчеркивая красоту и святость ликов. Это смягчение и по­темнение красок, наступающее с века­ми, стало причиной, почему и знаме­нитый список иконы получил в народе название «Черной Казанской Богоро­дицы». Эксперты схо­дятся во мнении, что икона принадлежит кисти выдающегося иконописца XVI века и представляет собой великолепный образец греко-русского стиля того периода.

Богатая риза ико­ны представляет со­бой также исключи­тельную ювелирную работу, которую следу­ет отнести к XVII веку, и она украшена бо­лее чем тысячей дра­гоценных камней. Такое исключитель­но богатое убранство иконы уже само по себе является доказательством того, что икона пользовалась исключитель­ным почитанием, и указывает на то, что она должна была принадлежать одной из главных церквей в России...».

Митчелл-Хеджес продал замок в 1958 году за год до смерти и сделал по­пытку продать коллекцию серебра, же­лая собрать хорошее наследство своей семье. Но не успел: 12 июня 1959 года он умер, оставив все состояние приемной дочери Анне. Наследница перевезла иконы в Гонконг. Местная англоязыч­ная газета тогда написала: по легенде, распространенной среди русской эми­грации, когда икона «встанет на место», в Россию вернется вера в Бога — нач­нется эпоха духовного возрождения.

Мисс Анна сделала ряд шагов, что­бы передать святую икону русской православной миссии в Америке. Де­лая святую икону доступной для Рус­ской Православной Церкви Америки, она выполняла желание отчима, при этом соблюдалось условие: святыняне должна попасть к коммунистам. Чудот­ворная икона счита­лась экспертами бес­ценной, поэтому вла­делица предложила верующим оплатить стоимость драгоцен­ных камней в окладе, оцененных в $500 000.

Первую попытку продать икону рус­ским эмигрантам предпринял еще Фредерик Митчелл-Хеджес в 1954 году, обратившись с письмом к архиепископу Сан-Францисскому Иоанну (Шаховскому). Владыка впоследствии писал об этом: «Ясно видя всю трудность и даже не­возможность для себя и своей епархии приобрести эту икону, я захотел выяс­нить происхождение этого образа Ка­занской Божией Матери». Экспертом тогда выступил Николай Ефремович Андреев — историк, литературовед и искусствовед, профессор Кембридж­ского университета: «При осмотре вла­делец постоянно твердил о том, что икона тысячелетней давности, из Ка­занского собора в Ленинграде, а кам­ни оклада — из складов драгоценно­стей царя Соломона. 500 фунтов мне предложили за подтверждение, что икона настоящая, явленная, из Санкт- Петербурга. Что, естественно, было с негодованием отвергнуто».

Эксперт провел сравнительный анализ трех Казанских икон, хранив­шихся в Казани, Москве и Санкт- Петербурге. Вот полученные выводы: «Образ Казанской Божией Матери, по­ явившийся в Англии, во многом со­впадает с сохранившимися описания­ми иконы, исчезнувшей из Казани, но размеры ее иные: 7 вершков в длину и 6 в ширину (т.е. 31 х 27 см). Лик Богома­тери прекрасен, темноват и, несомнен­но, является работой мастера. Написа­на она в итало-критской манере. Лик Младенца в плохой сохранности, и на лике Богоматери нет поновления, как показывает царапина. В глазах празе­лень черная, абсолютно круглая точ­ка зрачка находится в центре радужки, прожилки глаз белые, под носом за­метна празелень. Нос подчеркнут по­лутонами, с празеленью под губой. Лик Младенца написан той же техникой, при этом верхние его веки отмечены белилами, глаза светло-зеленые, а зра­чок — круглая черная точка в центре глаза. Брови едва намечены. Мафорий Богоматери алый с черными описями складок, кайма мафория и две звезды его золотые. Чепец писан темной пра­зеленью с золотыми орнаментальными полосами. Хитон Младенца зеленый, а алый гиматий писан киноварью, оба с золотым ассистом. Нимбы прографле­ны одной линией. Фон темно-красный, поля — черные. Доска липовая, толщи­на ее 2,2 см: шпонки, которые отсут­ствуют, — две врезных встречных.

Фигуры Богоматери и Младенца полностью соответствуют описи укра­денной иконы, как и положение благо­словляющей десницы. Лик Богородицы полнощекий, что также соответствует описанию украденной иконы как грече­ской... Если же это не есть Казанская яв­ленная икона, то она, несомненно, представляет из себя превосходнейшую ко­пию с поражающей силой в ликах и в красках, до сих пор неописанную и поч­ти одновременную с Казанской иконой, и является хорошо датированным па­мятником, тесно связанным с события­ми истории Московской Руси».

Профессор написал подробное письмо владыке Иоанну, но тогда по­купка иконы не состоялась. Второй раз переговоры с Америкой начались в 1961 году, при этом звучало предание эмигрантов о добрых переменах в Рос­сии, которые произойдут при возвра­щении иконы в лоно Церкви. Влады­ка ответил: «В поверья не верю, а глу­боко верю в то, что все доброе в мире и в русском народе зависит от воли и милости Божией, от покаяния людей».

О мисс Анне писали в те годы ми­ровые издания, и даже советские «Из­вестия». Вот цитата одной из статей под заголовком: «Мифические сокро­вища пиратов не дают покоя искателям приключений»: «Англичанка Энн Митчелл-Хеджес решила организо­вать экспедицию в Гондурас, где, по ее утверждениям, спрятаны набитые дра­гоценностями сундуки капитана Мор­гана, известного пирата XVII века. По­добная экспедиция нуждается в изряд­ных средствах, и, чтобы финансировать ее, Митчелл-Хеджес рискнула расстать­ся с двумя наиболее ценными предме­тами своей коллекции древностей — чудотворной иконой Казанской Божи­ей Матери и «Черепом судьбы», кото­рый использовался в обрядовых цере­мониях индейского племени майя».

Чем бы ни руководствовалась новая владелица иконы, важно, что в 1962 году образ прибыл в Сан-Франциско для ис­следования и продажи. Почти сразу же из-за заявленной огромной ценно­сти икона была помещена в подземный сейф Sutter-Stockton Office Банка Кали­форнии. Почитание этого святого обра­за было настолько велико, что уже здесь началось моление православных людей к Пресвятой Богородице пред Ее Казан­ским образом. По промыслу Божию, молебны «под землей» служил архиепи­скоп Иоанн Сан-Францисский. Позже по просьбе верующих икона была вы­несена на поверхность земли, и впервые пастыри обеих церковных юрисдикций русского православия в Америке, забыв про взаимные обиды, при огромном стечении верующих, заполнивших Рус­ский Центр Сан-Франциско, совместно служили пред нею молебен. По свиде­тельству очевидца, «все ощущали нео­бычайный молитвенный подъем и уми­ление от дивного образа Богоматери и Богомладенца».

Вот как писала об этом газета «Рус­ская Жизнь» (Сан-Франциско):

«Сей­час Божия Матерь стучится в наши православные сердца через Свою прибы­вающую в наш город из-за океана ико­ну. Стучится, чтобы оживить наши очерствелые сердца, чтобы влить в них веру, чтобы прославить веру православ­ную. Никому из нас неведомы пути Бо-жии, но по вере нашей подаются защи­та и благодать Божия и милости Цари­цы Небесной, а поэтому, как поется в кондаке иконы Казанской Божией Ма­тери, «притецем, людие, к тихому сему и доброму пристанищу, скорой Помощ­нице, готовому и теплому спасению, по­крову Девы, ускорим на молитву и по­тщимся на покаяние: источает бо нам неоскудныя милости Пречистая Бого­родица, предваряет на помощь и избав­ляет от великих бед и зол благонравныя и богобоящияся рабы Своя».

После той памятной службы к вла­дыке Иоанну пришли два хорошо из­вестных в Сан-Франциско обществен­ных деятеля и предложили собрать средства для выкупа иконы и возвра­щения ее в Церковь, а ему — это деловозглавить. Решение владыке давалось с трудом:

«...Меня обуяло малодушие пред многими заботами от такого на­чинания, сомнение в успехе и опасение не завершить этого святого дела, чув­ство моего недостоинства и желание уклониться от предложенного проек­та. Пошли мысли о том, что лучше сби­рать на бедных, чем на выкуп иконы и построение нового храма Богу. Хотя Го­сподь сказал: нищих всегда имеете с со­бою, а Меня не всегда имеете (Матф. XXVI. 2), и храм может стать и становится для многих вдохновителем мило­сердия и помощи ближнему. Опасался я и множества предлежащих здесь хо­зяйственных забот, могущих отвлечь от единого на потребу. Все это побуждало меня отказаться от проекта. Но я все же решил принять на себя. И, если дарует Господь это, хотел бы сделать все, что в силах моих, для того, чтобы икона была возвращена Православной Церкви».

Так в 1963 году при Сан-Францисской и Западно-Американской кафе­дре был образован «Фонд Казанской Божией Матери» для выкупа святы­ни и строительства храма. Архиепи­скоп Иоанн писал: «С верою в помощь Божию и в то, что не случайно прибы­ла к нам, православным города Сан-Франциско, икона Казанской Божи­ей Матери, мы сохраним эту нашу пра­вославную святыню с нами здесь, дабы была она всем, без различия, тихим и добрым пристанищем и избавлением от всяких бед и зол». В конце мая 1963 года святая икона была доставлена в собор Покрова Пресвятой Богороди­цы в Нью-Йорке. Несмотря на отсут­ствие рекламы, весь путь иконы сопро­вождался неожиданно большим при­током верующих (на литургии присут­ствовало более 6 тысяч). Именно это обстоятельство и привело к грандиоз­ным по замыслу планам организации расширенного тура со святой иконой по США и Канаде осенью 1963 года.

Было решено, что представитель владелицы иконы — Джон Хеннесси в сопровождении еще одного человека — охранника объедет на автомобиле те епархии и приходы в Соединенных Шта­тах Америки и Канады, которые поже­лают молитвенно принять святую ико­ну. Этот тур в прессе получил название «крестового похода для освобождения святой иконы Казанской Богородицы».

В путешествии чудотворный образ все время находился под надежнейшей охраной. Каждый приход, где икона была показана, предоставлял священ­ника для сопровождения «Казанской Леди» до следующей ее остановки. Джон Хеннесси лично носил тяжелый переносной сейф в виде кейса, на ко­торый он надевал наручники, присте­гивая кейс к запястью. В православных приходах за океаном Казанская икона привлекала тысячи верующих, ее появ­ление становилось настоящим празд­ником веры. Владыка Иоанн писал: «Нередки были и случаи чудесного ис­целения безнадежных больных по вере их, о чем я имею, из разных мест, сви­детельства наших священников». Мно­гие исцеления, как и в годину обрете­ния иконы, были связаны со зрением.

В Вашингтоне более семи тысяч че­ловек пришли поклониться русской святыне. «Нью-Йорк Тайме», «Геральд Трибьюн» и «Вашингтон Пост» публи­ковали фоторепортажи о «крестном туре» на первых полосах. 

Собор в Сан-Франциско

Многочисленные случаи исцеления больных и исполнение просьб верую­щих, обратившихся через икону с мо­литвой к Заступнице, подтвердили чу-дотворность Казанского образа и при­умножили поток пожертвований. Аме­риканские христиане очень хотели, что­бы святой образ остался на континен­те. Благоговение перед святым образом ускорило строительство храма во имя Казанской иконы в Сан-Франциско.

В 1964 году открылась Всемирная ярмарка в Нью-Йорке. Архиепископ Иоанн испросил у митрополита Леон­тия благословение на проведение вы­ставки Русской Православной Церкви Америки на Всемирной Нью-Йоркской ярмарке. Предполагалось воссоздать русскую православную часовню Форт Росс в виде храма-павильона, где про­водились службы. Святая икона долж­на была демонстрироваться до конца всей ярмарки. Посетители выставки приходили помолиться перед Казан­ской иконой Божией Матери за свою судьбу и судьбы мира.

Павильон стал символом веры хри­стианской, почитания Матери Божией и сострадания к гонимой Церкви. Так чудотворная икона Казанской Божи­ей Матери перешагнула пределы Рос­сии, став святыней для христиан все­го мира. Теперь изображение Казан­ской иконы можно встретить не толь­ко в России, но в храмах и домах веру­ющих в Италии, США, Ватикане, Поль­ше... Важно, что икона явилась на вы­ставке не как редкий экспонат, а имен­но как предмет почитания. Православ­ный храм-павильон в течение двух лет был духовным свидетельством о жизни православия в Америке, он украсил то место, где в тридцатых годах стоял па­вильон СССР. Символично, что с это­го места возносились молитвы Господу о судьбе православной России. Актив­ная деятельность архиепископа Иоан­на (Шаховского) была замечена в Мо­скве. В 60-е годы в советской прессе по­явился ряд критических публикаций.

Во время пребывания святого об­раза в США было сделано еще несколь­ко экспертиз иконы. Представляет ин­терес заключение членов международ­ного Института охраны, проверки и реставрации произведений живопи­си: «Икона написана на доске из липы, сильно искривленной возрастом, раз­мером 105/8 х 1274 дюйма. ...Икона не могла быть написана позже 1450 года по английскому календарю. Икона ста­ла предметом многочисленных тестов в Англии, включая рентгеновские те­сты, которые показывают, что она яв­ляется подлинником».

В заключении говорится даже о способе приготовлении краски: «...Классический русский способ требует удалять пленку с желтка свежего яйца, оставляя жидкий желток. Желток был слишком густым, чтобы писать им, поэтому в него добавляли каплю или две святой воды. Эта смесь затем разво­дилась пивом (квасом), приготовлен­ным из кислого русского ржаного хлеба. Небольшое количество алкоголя в пиве способствовало перемешиванию яичного масла, воды и пивного крах­мала. Технически это самый прекрас­ный растворитель в изобразительном искусстве. Натуральные природные пигменты истираются вручную в мел­кий порошок. Цветные порошки сме­шиваются с яично-пивным раствори­телем и наносятся тонкими слоями. По высыхании в течение короткого вре­мени эта краска становится практиче­ски нерастворимой и очень стойкой». О драгоценном окладе говорится: «Ювелиры изучали драгоценные кам­ни и все согласились, что большинство из них очень древние. Исследование отмечает, что риза в существующем се­годня виде была специально приспосо­блена для большинства камней. Кам­ни закреплены на месте и скреплены металлической основой и тяжелой пе­редней оправой; ...камни, без сомне­ния, древние ...цвета и раковины, ви­димые в четырех больших изумрудах слева от головы Богоматери и в двух — справа, указывают, что они происхо­дят из библейских изумрудных шахтцаря Соломона. Остальные изумру­ды, по их мнению, добыты в русских шахтах в Уральских горах. Сапфи­ры — хорошего качества, а один, око­ло Младенца-Христа, является редко­стью по своей прозрачности и брилли­антовому цвету. Рубины являются бир­манскими рубинами, а алмазы — сме­шанного происхождения и смешан­ного качества, многие из них являют­ся чрезвычайно старыми и изящными. Всего по счету имеется (данные на на­чало 1960-х годов): 663 алмаза около 80 карат, 158 рубинов около 35 карат, 32 изумруда около 220 карат, 6 сапфиров около 30 карат и около 150 жемчужин». Общий вывод экспертов: «... икона в своей целостности явля­ется величайшим произведением искусства».

Но, несмотря на горячие мо­литвы, искреннее желание ве­рующих и колоссальные усилия меценатов, американский период ее прославления подходил к завер­шению. Святой образ готовился в об­ратный путь — «домой»...

Увы, эмигрантам так и не удалось собрать средства на выкуп чудотворно­го образа. Владыка Иоанн обратился к Анне Митчелл-Хеджес с просьбой пе­редать ее в дар Русской Православной Церкви в Америке. Со своей стороны, он гарантировал, что икона вернется в Рос­сию, когда там прекратятся гонения на веру. Ответа из Европы он так и не по­лучил. По прошествии двадцати лет вла­дыка Иоанн писал:

«То, что на моем пути встретил я неудачу, можно понять, хотя истинный смысл вещей может открыть­ся только православному оку. Вне Рос­сии иконе нет места, а в Россию ей пути сейчас «заказаны», не даются. Труд­но даже русским в достаточной мере ее охранить. Мы еще не дозрели до осозна­ния глубокого значения этого пути».

Пройдут годы. Во время своего ви­зита в Москву в 1994 году президент США Билл Клинтон пришел в Казан­ский собор на Красной площади. Ви­зит был очень трогательным. Настоя­тель выразил Клинтону соболезнова­ние по случаю смерти матери и пред­ложил поставить свечку за упокой ее души. Президент заплакал и поставил свечи к Казанской иконе Божией Матери. Паства попросила ми­стера Клинтона выяснить судь­бу Казанской иконы, выставля­емой на Всемирной ярмарке в Нью-Йорке. Из Америки вскоре пришло послание: президент вы­сказывал сожаление о том, что его спецслужбы потерпели фиа­ско в расследовании, но уточнял, что след стоит искать в Европе, в Португалии...

Долгая дорога домой

После стараний американской пра­вославной миссии за дело взялась ка­толическая «Синяя Армия». Местом хранения иконы были США, Лиссабон, Фатима (Португалия)...

В начале 1970 года ректор Россий­ского Католического Центра Фатимской Божией Матери в Сан-Франциско отец Карл Пацельт узнал, что чудотвор­ную Казанскую икону собираются про­дать частным лицам, выставив на аук­цион. Решив не допустить этого, он об­ратился в Апостолат Святой Фатимы в США. С помощью Джона Хэфферта — главы Апостолата, Пацельт орга­низовал всемирную кампанию по сбору средств, которые позволили приобре­сти икону. Цена, за которую BlueArmyкупила икону, не разглашается, но явно исчисляется миллионами долларов.

Появление русской святыни в Фатиме было символичным. Пророчества Богородицы, явившейся детям из глу­хой португальской деревушки, каса­лись будущего мира и России. Матерь Божия явилась детям в канун Октябрь­ской революции и поведала о страш­ных испытаниях, которые ждут нашу страну, предсказав грядущую Великую Отечественную войну.

Выкупленная католиками Казан­ская икона уже 21 июля 1970 года, в праздник обретения святыни, была пе­редана в церковь Святой Фатимы. По­сле молитв в часовне Богоявления в Кова де Ирия, икона была перенесе­на в византийскую часовню ДомусПацис. Но доступ к ней еще долгое время был закрыт для верующих, икона хра­нилась в бронированном сейфе банкав Лиссабоне: византийская часовня не могла обеспечить достойную защиту. В дни холодной войны католики опаса­лись «коммунистической мести» — по­хищения или уничтожения чудотвор­ного списка. Икона приносилась в свя­тилище Фатимы только в дни главных праздников.

Вскоре защиту усилили. Офи­цер ВВС Павел Близнецов, бежавший из России, получил сан католическо­го священника и стал первым священ­ником Византийского центра в Фатиме. Позже у него принял дела ирланд­ский священник византийского обря­да отец протоиерей Иоанн Моватт, ко­торый организовал прием паломников и построил часовню во имя иконы Ка­занской Божией Матери. Икона явля­ла чудеса и в Фатиме, ее ризу украсило «несколько сотен драгоценных камней и более тысяч жемчужин» за помощь и заступничество, которые верующие получили через икону от Пресвятой Богородицы, по своим молитвам. И всеже католики понимали: пребывание ве­ликой православной святыни у них — временное...

Из письма владыки Иоанна (Ша­ховского):

«Оставался единственный выход, на который я и пошел: согла­сился на предложение международной католической организации, посвящен­ной Фатимскому явлению, что Католи­ческая Церковь, купив эту икону, оста­вит до срока ее у себя, поместив в хра­ме Фатимы, ее там охраняя как святы­ню, до того времени, когда явится ре­альная возможность передать ее Рус­ской Церкви, которой она и принадле­жит».

Основной мыслью и мотивом по­купки иконы (всегда продавался толь­ко оклад, чтимый образ считается бес­ценным!) была грядущая передача иконы освободившейся от коммуниз­ма России, во что все участники спасе­ния иконы свято верили. Отец Иоанн Моватт писал:

«...Икона должна быть когда-то возвращена в Казань. И я счи­ тал, что и сама Богоматерь была бы за то, чтобы это время пришло скорее».

Новоказанская икона в новой России

Чудотворный образ 1 марта 1993 года увезли в Лиссабон, а затем икона была переправлена в Ватикан, где за­няла давно приготовленное для нее ме­сто, прочно обосновавшись в самом сердце Святого Престола — в личных покоях папы Иоанна Павла II. Его Свя­тейшество сам потребовал, чтобы ико­ну привезли в Рим, потому что хотел лично отвезти ее в Россию.

Впервые о том, что Казанская ико­на хранится у папы, ватиканские чи­новники официально заявили лишь через семь лет. На пресс-конференции во время визита Иоанна Павла II в Фатиму в 2000 году историк из Казани Дмитрий Хафизов в присутствии жур­налистов задал вопрос: «Где сегодня находится святой образ, принадлежав­ший православным верующим?». От­вет был лаконичным: «Казанская ико­на находится в личных покоях папы». Затем Ватикан опубликовал эту ин­формацию и вскоре принял делегацию г. Казани, кульминацией встречи стала аудиенция мэра города Камиля Исхакова у папы Иоанна Павла II.

По промыслу Божию, в судьбе чудот­ворной иконы приняло деятельное уча­стие огромное число людей: Патриарх Московский и всея Руси, папа Римский, президенты США и России, дипломаты Италии, Германии, России, Ватикана, ду­ховные и светские лица, великое мно­жество простых православных, католи­ков и мусульман. Духовная, миротворче­ская, объединяющая миссия Казанской иконы Божией Матери еще будет по до­стоинству оценена потомками.

Об истории иконы и в России было немало споров. Ясно одно — передан­ный в Россию образ Казанской Божи­ей Матери несомненно является чу­дотворной иконой. Об особом почита­нии иконы в дореволюционной России свидетельствует ее великолепный дра­гоценный оклад. Протоиерей Иоанн Чепелев говорил: «Святые чудотвор­ные иконы потому должны быть цен­ны для русского народа, что они намо­лены русским народом, что на них за­стыли слезы, что на них горе, страдания человеческие невидимо присутствуют, потому что веками на этих иконах рус­ский народ на вечные времена оставил как бы в завет нам, его потомкам, ни­чем не смываемые духовные красоты, бесценные красоты веры, веры в Го­спода Бога. Поэтому, Бога ради, пре­кратите умничать там, где надо в сми­рении преклонить колена перед Госпо­дом. Не «обмирщайте» святыни Божи­ей прикосновением к ней мудрования человеческого. Помните завет ветхоза­ветный, данный пророку: «Иззуй пре­жде обувь твою и только тогда при­близься к купине несгораемой». Не считайте, сколько камушков на иконе, а считайте, сколько на ней слез, изли­тых в неизбывном людском горе».

В августе 2004 года папа Иоанн Па­вел II принял решение передать в дар Русской Православной Церкви чудот­ворную икону Казанской Божией Ма­тери, которая хранилась у него более 10 лет и перед который он сам ежедневно молился. В Ватикане при стечении ты­сяч верующих прошла торжествен­ная церемония прощания с иконой Ка­занской Божией Матери. 28 августа, на праздник Успения Божией Матери, в Москве, в кремлевском Успенском со­боре, делегация из Ватикана во главе с кардиналом Вальтером Каспером пере­дала икону Казанской Божией Матери Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II. Некоторое время остава­лось нерешенным, в какой город икона будет передана на сохранение? Пресвя­тая Богородица распорядилась судь­бой чудотворного образа. По решению Патриарха всея Руси Алексия II свя­той, бесконечно чтимый казанцами об­раз Божией Матери засиял в храме Ка­занского Богородицкого монастыря.

Своим возвращением святой образ знаменует начало возрождения пра­вославия, предлагает новый источник благодатной помощи и силы всем при­ступающим к нему с искренней верой и молитвой. 

Казанская икона Божией Матери в космосе

После явления Казанской ико­ны Божией Матери началась дер­жавная история России: под покро­вом Богородицы состоялось присое­динение земель, расширение границ на восток до Сибири. Православные традиции закрепились на освоенных землях.

Удивительно, но и в новом веке продолжаются древние традиции... Современная история России нераз­рывно связана с освоением космиче­ского пространства. Впрочем, путе­шественники к звездам в годы суще­ствования атеистического государ­ства, конечно же, не получали напут­ственного благословения служите­лей Церкви и не брали на борт кора­блей святые иконы.

Только в 2011 году Заступница рода христианского — святая Казан екая икона полетела в космос. Те­перь Одигитрия благословляет путе­шественников в открытом простран­стве.

Это случилось 13 марта 2011 года, в первую неделю Великого по­ста, в праздник Торжества право­славия. После завершения Боже­ственной литургии в кафедраль­ном соборном Храме Христа Спаси­теля Святейший Патриарх Москов­ский и всея Руси Кирилл попривет­ствовал присутствовавших на бо­гослужении представителей Феде­рального космического агентства. Со словами благословения он вручил руководителю Роскосмоса генерал-полковнику А.Н. Перминову и чле­нам экипажа космического кора­бля «Юрий Гагарин» российским летчикам-космонавтам А.М. Самокутяеву и А.И. Борисенко Казанскую икону Божией Матери.

Предстоятель сказал:

«Радуюсь, что в день, когда мы вспомина­ем победу иконопочитания, ког­да мы с особым торжеством покло­няемся в центре храма святым ико­нам, я мог вручить вам и российско­му экипажу Международной косми­ческой станции икону Божией Ма­тери. Я хотел бы, чтобы этот об­раз был взят на борт космического корабля во время юбилейного полета.

Пусть над нашим мятущимся, раздираемым противоречиями ми­ром, в котором так много скорби и человеческого горя, простирается покров Пречистой Царицы Небес­ной. В этом смысле российские кос­монавты, помимо своих очень слож­ных и важных профессиональных обязанностей, будут осуществлять духовную миссию. Да хранит вас Го­сподь».

7 апреля 2011 года космический корабль «Юрий Гагарин» доставил икону на Международную косми­ческую станцию. Теперь Казанская икона Божией Матери хранится в российском сегменте станции.

Как тут не вспомнить шутки о том, что первый космонавт СССР «был в небе, а Бога не видел». Сим­волично, что в 50-летнюю годовщи­ну покорения космоса Святая За­ступница освятила корабль, нося­щий имя героя.

Пусть же наш земной шар, весь наш мир навеки остается под покро­вительством Пресвятой Богородицы.

Теги:
Казанская икона Божией Матери
Казанская икона
Ватиканский список
Казанская икона Божией Матери — публикации
Международная научно-практическая конференция

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации