Публикации

Светлой памяти Евгения Липакова: незаменимые есть!

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
иерей Антоний Ермошин, Татьяна Боровская
Светлой памяти Евгения Липакова: незаменимые есть!

Ровно два года назад скончался Евгений Васильевич Липаков.

Выпускник Казанского университета, сотрудник Института истории и Института Татарской Энциклопедии Академии Наук РТ, руководитель Отдела по канонизации святых Казанской епархии, бессменный преподаватель Казанской семинарии, трудившийся в духовной школе с самого первого дня после ее возрождения... Гениальный ученый, отличавшийся запредельной скромностью, любимый педагог, верный друг и добрый наставник — в сердце каждого, кому посчастливилось встретить Евгения Васильевича на своем пути, он оставил самые светлые воспоминания. Мы обратились к людям, хорошо знавшим Евгения Васильевича, с просьбой поделиться с нами частичкой этих сокровенных воспоминаний. Среди этих откровений есть и очень трогательные свидетельства, есть и банальные, на первый взгляд, вещи, которые от этого не перестают быть менее трогательными и менее значимыми.

Заранее просим прощения у наших читателей за то, что им придется ознакомиться с комментариями, которые по своему посылу могут в чем-то дублировать друг друга. Мы намеренно не стали избегать этих повторов, посчитав, что в данном случае они не являются тавтологией. Единство во мнениях самых разных людей лишь подчеркивает глубины всеобщей любви, уважения и признания, которых сам Евгений Липаков никогда не искал.

Митрополит Казанский и Татарстанский Анастасий

— У нас в народе ходит пословица, что незаменимых людей нет, но пример Евгения Васильевича полностью опровергает это выражение. Нет, пожалуй, человека, который мог бы заменить его ни в краеведении, ни в истории, ни в епархиальной деятельности. Это был человек, живущий историей, живущий своим делом и полностью предающий себя ему. Вклад Евгения Васильевича в развитие Казанской духовной семинарии огромен. Благодаря его трудам многие наши выпускники приобщались к истории христианства в Казанском крае. Липаков умел привить студентам любовь к нашей богатейшей истории. Он умел учить, умел заинтересовать любого слушателя. Под руководством Евгения Васильевича защищались замечательные оригинальные исследования. Благодаря его трудам был проработан архив документов по истории христианства.

Уход Евгения Липакова невосполним! Невосполним он и для Казанской духовной школы, и для всей нашей епархии. Многие верующие не знают его имени, но зато имеют возможность молиться святым, над прославлением которых он трудился, возглавляя профильный отдел в епархии. Я благодарю Бога за то, что Он даровал нам возможность близкого общения с Евгением Васильевичем и искренне надеюсь, что молитвами святых нашей Казанской земли Господь упокоит его душу в селениях праведных.

Владимир Игнатьевич Курашов, профессор КазДС

— Редко кого-либо я могу назвать по-настоящему уникальной личностью, но о Евгении Васильевиче Липакове можно сказать именно так. О нем по-другому и не скажешь. Липаков представлял собой идеал ученого-краеведа. Был именно таким, каким краевед и должен быть, но каких в реальной жизни как будто бы и нет. Он был идеалом подвижника и исследователя, являлся знатоком всего, что связано с Казанским краем, с Казанской епархией, с жизнью Церкви, с образовательными учреждениями и просто с историей повседневности. Все это было органично связано в системе его личного знания, и он делился этими знаниями с миром. Евгений Васильевич представил все это достояние в форме публикаций, тем самым исполнив библейскую заповедь о том, что богатство не должно скрывать, что им нужно делиться. Евгений Васильевич не зарывал своих талантов в землю, он делился всем этим богатством с окружающими и оставил после себя поистине уникальное наследие.

Сам я не историк и не краевед, и при написании работ, которые были связаны с историей, я, конечно, всегда советовался с Евгением. Он меня понимал и поддерживал, как преподаватель преподавателя, как автор автора. Когда я подготовил к изданию книгу «Архитектура России: Казань деревянная», я поделился с Евгением Васильевичем своими сомнениями, которые были вызваны проблемами с финансированием и рядом других проблем. Липаков меня тогда очень поддержал и приободрил. Он сказал, что трудности всегда будут, но такая книга просто обречена на то, чтобы быть изданной.

Ко мне часто обращались специалисты разных профилей по вопросам, связанным с историей Казани и Казанской губернии. Когда я сам не мог ответить на тот или иной вопрос, я всегда звонил Евгению и мгновенно получал нужный ответ. Не помню такого случая, чтобы он не смог помочь или проконсультировать. Создавалось ощущение, что Липаков знал абсолютно всё. Причем знал он историю не понаслышке. Он черпал знания не из поверхностных источников, не из популярных журналов, а из первоисточников, из архивов, из полевых исследований и экспедиций. Это очень ценно для ученого.

К большому нашему сожалению, таких людей как Липаков заменить невозможно. Известная формула, гласящая, что незаменимых людей нет, в данном случае не работает. Способных людей много.  Есть среди них очень талантливые,  есть и настоящие подвижники, но такого уникального сочетания, какое представлял из себя Липаков, мы пока не нашли. Такое сочетание остается желанным идеалом. Будем надеяться, что наши молодые историки возьмут все самое лучшее из его примера и смогут продолжить дело искренних, честных православных краеведов.  

Лилия Георгиевна Егорова, доцент кафедры социологии Казанского Университета

— Впервые я встретила Евгения Липакова еще будучи ученицей девятого класса. Женя тогда учился на 4 курсе исторического факультета Казанского университета. Я поступила на малый истфак, он был его руководителем. Уже в момент нашей первой встречи меня буквально поразил его абсолютный профессионализм. Поразили глубокие знания истории, серьезность подхода к преподаванию. Он относился к школьникам как к своим коллегам, общался с ними на равных. Годы шли, многое в мире менялось, но Женин подход к детям оставался неизменным. В каждом своем ученике Женя умел разглядеть специалиста. Он обсуждал с ребятами самые важные вопросы, с полной серьезностью относился к мнениям своих юных коллег, пусть даже им было всего по десять или пятнадцать лет. Дети, конечно, чувствовали такое искреннее, доверительное отношение. Они обожали его за это качество, тянулись к нему, с нетерпением ждали его предметов и всегда по-особенному к ним готовились. Ребята знали, что Евгений Васильевич был очень добрым преподавателем, но знали они также, что скидок на возраст он не сделает никогда.

Когда я сама уже стала студенткой, Женя продолжал обучение в аспирантуре. Вскоре мы с ним стали коллегами, стали вместе возглавлять Малый истфак. Я видела, как он горел любовью к своей истории, с каким усердием работал, каким увлеченным человеком был. Интересы у него были самые-самые разные. Он очень любил кино, любил художественную литературу, интересовался архитектурой. С ним всегда было о чем поговорить. Женя не просто поддерживал разговор на любую тему, он умел придать абсолютно новое наполнение всему, о чем говорил, преображал все, к чему прикасался. А если вдруг так случалось, что он чего-то не знал, то можно было быть уверенным, что буквально через два дня он расскажет об этом предмете то, чего ты сам никогда не узнаешь.

Помню как-то мы с ним пошли в кино по пьесе «Кордебалет». По дороге Женя рассказал мне все не только про само произведение, но и про актеров, и про режиссера. Меня, конечно, это очень впечатлило. Впрочем, Евгений вызывал восхищение не только своими знаниями и профессионализмом, но и прекрасными качествами души. Он был замечательным другом, добрым и отзывчивым человеком. Бескорыстным, искренним, чистым. И душа у него светлая, чистая-чистая… Душа как родник. Такие люди как Женя являются украшением нашего мира. Такие люди должны жить долго! Когда я узнала о его безвременной кончине, я была буквально ошарашена. Я очень хорошо помню тот летний день. Я стояла на кухне у плиты, готовила обед, а мой муж в это время сидел за компьютером, что-то искал в Интернете. По Промыслу Божьему муж в социальной сети зашел в сообщество, посвященное православию в нашем регионе. На странице этой группы мы и увидели сообщение о том, что сегодня в 11:00 состоится отпевание Евгения Васильевича Липакова. Посмотрели на часы: время было ровно одиннадцать. Мы тут же все бросили, выбежали из дома и уже через двадцать минут добрались до церкви, где шла соборная молитва об упокоении души Евгения. Слава Богу, мы успели проститься с этим прекрасным человеком. Видимо сам Женя очень хотел, чтобы я пришла проводить его в последний путь.    

Игорь Петрович Ермолаев, профессор Казанского Университета, КазДС

— Многие могут назвать Евгения Васильевича Липакова своим учителем. Мне же, напротив, довелось учить его. В свое время я предложил Евгению продолжить обучение в аспирантуре. Об этой своей рекомендации я, конечно, не пожалел. Липаков был трудолюбивым студентом. Он очень глубоко мыслил, проводил исследования на высоком уровне. Об этом я говорю не понаслышке, ведь мне довелось вместе с Евгением потрудиться над научными статьями. Также мне посчастливилось быть руководителем его кандидатской диссертации. Сразу после успешной защиты я предложил Липакову продолжить работу на нашей кафедре, но он отказался. На мое предложение о написании докторской диссертации Евгений также ответил отказом. Признаюсь, я до конца его жизни был сердит на него за то, что к подготовке докторской ученой степени он так и не приступил. Но, несмотря на эту упущенную возможность, я все равно горжусь, что Евгений Липаков был моим учеником!

Я рад, что он так много потрудился во благо Казанской духовной семинарии. До работы в духовной школе Евгений не раскрывал церковную тематику в своей научной деятельности, но придя в семинарию, он смог очень успешно развить эту тему. А вот мне за 16 лет работы в семинарии так и не удалось в научном плане принять церковно-историческую тематику. Я продолжаю работать по тем направлениям, по которым работал до семинарии. Евгений же смог очень быстро приобщиться к теме церковной истории. Липаков очень многое сделал для Татарстанской митрополии. Многое он смог передать своим студентам и ученикам. Очень он их всех любил. И они тоже его любили и продолжают любить. Все его ученики грустят от того, что Евгения Васильевича так рано не стало. И лично я очень страдаю от того, что Господь так рано его забрал.

Ольга Всеволодовна Чевела, доктор филологических наук, профессор КазДС, КГМУ

— Мы с Евгением Васильевичем были очень дружны. Вместе занимались организацией конференции «Богословие и светские науки: традиционные и новые взаимосвязи», которая ежегодно проводится в Казанской семинарии. Липаков был председателем исторической секции этой конференции. Он был ее мозговым центром, ее душой. Без Евгения Васильевича это мероприятие уже никогда не будет прежним. Без него вообще все не так, хотя плодами его трудов продолжают пользоваться нынешние преподаватели и студенты.

Евгений Васильевич стоял у истоков многих благих начинаний. Именно ему в начале нулевых годов пришла идея посвятить секции нашей международной конференции не просто истории, а именно церковной истории, церковной лингвистике. Сейчас по этим двум направлениям в нашей духовной школе открыты магистерские программы. Развитие этим направлениям дал Евгений Васильевич. Он внес неоценимый вклад в изучение православия в Казанском крае. Именно благодаря его работам историю Казани, историю Казанской епархии знают в других городах России и за рубежом.

Году в 2006-м в нашей семинарской конференции приняла участие монахиня Иосифа, насельница Иосифо-Волоцкой обители, помощница тогда еще здравствующего Волоколамского митрополита Питирима. Матушка Иосифа трудилась над изучением всего, что связано с личностью Иосифа Волоцкого. Евгений Васильевич Липаков заинтересовался ее трудами, помог ей подыскать необходимую литературу в Казани, взял для нее нужные издания в Отделе редких книг и рукописей. Между учеными завязалась крепкая дружба, и матушка Иосифа пригласила нас посетить их знаменитый монастырь. Дважды мы ездили в обитель с Евгением Васильевичем, а в третий раз я поехала туда без него, так как ехать было уже не с кем… Я видела, как тепло в монастыре встречали Липакова при жизни, и отношение к нему не изменилось и после смерти. Все сохранили о казанском ученом добрую память. Конечно, Евгений Васильевич этого заслуживал. Ведь среди его авторских материалов была статья о четырех архиереях, связанных с Иосифо-Волоцким монастырем. Там были опубликованы подробности,  которые ранее мало кому были известны. Не многие до публикаций Евгения Васильевича были знакомы с уникальной историей журнала «Православный собеседник» (богословский журнал, действовавший при Казанской духовной академии, был возрожден спустя три года после воссоздания семинарии). Липаков в одной из своих статей рассказал об истории этого православного вестника. Он рассказал и о том, что знаменитое творение святого преподобного Иосифа Волоцкого «Просветитель» впервые было издано именно в Казани, в этом самом журнале. Подобные эпизоды доказывают, что изучая историю Казанской епархии, Евгений Васильевич открывал интересные факты, которые были востребованы и историками других регионов страны. 

Сам Евгений Васильевич очень много путешествовал, но больше всего любил именно родную Казань. Он был влюблен в историю: в историю нашей епархии, в историю Русской Церкви. Был он влюблен и в свое ремесло, в работу, которая стала для него делом всей жизни. Как ученый Евгений Васильевич был абсолютно бескорыстным человеком. Он давно мог бы написать докторскую диссертацию, но ему просто было жалко тратить на это время. Возможно, в глубине души Липаков чувствовал, что времени у него не так много и решил это драгоценное время тратить не на себя, а на других. Очень много сил, теплоты, доброты Евгений Васильевич вложил в своих воспитанников. Семинаристы его очень любили. Знали студенты, что любимый преподаватель всегда был готов поделиться своими опытом и талантом. Он со всеми делился идеями, мыслями, наработками, ни от кого ничего не скрывал, никогда не искал личной выгоды. Липаков был очень скромным, щедрым, трудолюбивым. Себя Евгений Васильевич не жалел. Никогда никому не отказывал в помощи, постоянно проводил экскурсии по Казани и для воспитанников семинарии, и для гостей нашего города. Это были удивительные экскурсии. В них не было ни грамма пафоса, ни грамма тщеславия. Только бескорыстная любовь и самые-самые глубокие знания. Липаков показывал людям сердце Казани, водил группы по местам, где мог рассказать буквально о каждом доме, о каждом камушке. И, кстати, тяжело заболел Евгений Васильевич именно после одной из таких пеших прогулок. В рамках очередной семинарской конференции по истории была запланирована традиционная экскурсия. На дворе стоял май месяц, но погода в тот день была не очень хорошая. Однако Евгений Васильевич все равно не отказался вести гостей по излюбленному маршруту. Тогда он очень сильно простудился. Видимо, болезнь потом дала серьезные осложнения на сердце и уже следующим летом Евгения Васильевича не стало. Утрата эта поистине невосполнима, пусть даже и принято у нас говорить, что незаменимых нет. Пример Евгения Васильевича Липакова, пример отца Игоря Цветкова, на мой взгляд, являются ярким опровержением этой поговорки. На Евгении Липакове держалось очень многое, и заменить его просто невозможно.

Иеромонах Филарет (Кузьмин), секретарь Архиерейского совета Татарстанской митрополии

— Я не знаю человека, который мог бы отрицательно отозваться о Евгении Васильевиче. Всегда чуждый интригам, политике и собственной выгоде, он бескорыстно служил науке и образованию. Он не словами, а делом возрождал духовное образование в нашей Республике. Мне посчастливилось быть и учеником (чем я, безусловно, горжусь) и коллегой Евгения Васильевича. Вместе мы много делали для организации нашей семинарской конференции. Всегда честный в суждениях, сведущий во многих вопросах и истории и современности, он в некотором смысле отрицал известный тезис академика Лихачева о том, что невозможно появление человека энциклопедических знаний в 20 веке. Он не был зависим, как многие нынешние краеведы, от прошлых исследований, он сам творил, сам создавал и, что не менее важно, умел научить тому предмету, который читал в семинарии. Я до сих пор слушаю его лекции. В них нет позиционирования себя, но есть искренность, честность, есть огромная любовь к своему предмету. Сейчас мы расшифровали те лекции, которые удалось собрать и я и искренне надеюсь, что обстоятельства позволят мне завершить издание его трудов, которое пока еще на начальном этапе. Самое же главное, на что я надеюсь, это то, что святые нашей Казанской земли примут Евгения Васильевича в селения свои, ведь он всегда старался привить слушателям всех своих лекций и выступлений любовь и неизменное уважение к этим святым подвижникам. Вечная память Евгению Васильевичу Липакову!

Иерей Алексей Колчерин, доктор церковной истории, заведующий кафедрой церковно-практических дисциплин КазДС

— У меня с Евгением Васильевичем сложились особенные отношения. Наше с ним сотрудничество началось, когда я учился на втором курсе семинарии. Уже тогда мы задумывались над тем, какую тему лучше выбрать для будущей дипломной работы. Евгений Васильевич предложил мне интересное исследование, которое было связано с работой в Национальном архиве с фондом Николая Ильминского. Около трех с половиной лет я работал над этим исследованием под чутким руководством Липакова. Он очень правильно подходил к научному руководству: никогда не торопил, не ругал, старался всячески поддерживать в студентах самые лучшие порывы. Во многом благодаря такому подходу мне удалось провести достойное исследование, на основе которого я потом написал и успешно защитил кандидатскую работу в Санкт-Петербургской духовной академии.

После окончания учебы я, конечно, продолжал поддерживать связь с Евгением Васильевичем. По всем вопросам я обращался к нему, и он, в свою очередь, никогда не оставался безучастным. Его ответы были настолько ёмкими, настолько исчерпывающими, что я даже не сразу осознавал всю полноту полученной информации. Уже потом, когда  я сам продолжал работать над изучением того или иного предмета, я понимал, насколько Евгений Васильевич был силен в теме, насколько полезными явились для меня его рекомендации.  Думаю, то же самое могут сказать и другие воспитанники Казанской семинарии. Большинство студентов предпочитали писать дипломные работы у Липакова. По-моему, он до сих пор держит первенство в этом вопросе. Впрочем, это и неудивительно. Он был отличным научным руководителем, замечательным педагогом, хорошим старшим товарищем. Он умел влюбить студентов в свой предмет, мог заинтересовать абсолютно любого слушателя. Историю Липаков преподавал всегда наизусть. Я сам, как и многие другие преподаватели, постоянно пользуюсь какими-то  конспектами, заметками, заготовками, а Евгений Васильевич не пользовался вообще ничем. Он очень стремительно заходил в аудиторию и в течение всей лекции говорил и говорил. Он рассказывал удивительные вещи о разных исторических эпохах. Евгений Васильевич являл собой образец профессионализма высочайшего уровня, и своим примером показал нынешним преподавателям, насколько нам следует углубляться в свой предмет.

В личном плане Липаков был человеком очень скромным и даже закрытым. Свои внутренние переживания, он никогда не выставлял напоказ. Даже в последний год жизни он старался уходить от ответов на вопросы о проблемам со здоровьем. Не хотел показывать, что ему тяжело, не хотел, чтобы окружающие его люди беспокоились и переживали. Евгений Васильевич никогда не жаловался на жизнь и всегда был доволен тем, что имеет. Уже после смерти Липакова мне довелось пообщаться с его мамой Валентиной Лаврентьевной. Она-то и рассказала мне о детстве знаменитого ученого. Он был удивительным ребенком, и еще в дошкольном возрасте приобщился к чтению. Памятью Евгений Васильевич обладал феноменальной, так что первых своих слушателей он обрел еще в детском саду. Воспитатели приводили его в младшую группу, и он в течение получаса мог беседовать со своими товарищами. Рассказывал какие-то истории, пересказывал прочитанные книги. Своими знаниями он удивлял и сверстников, и учителей, и родственников. Мама часто возила маленького Евгения Васильевича к своим родителям в Иваново. Перед поездками он обязательно находил новые книги об этом крае, и при встрече с бабушкой и дедушкой обязательно рассказывал им какие-то интересные факты об истории их города. Они, конечно, поражены такими порывами, такой тягой к знаниям и очень гордились своим одаренным внуком. С детства будущего ученого хорошо знали и в казанских библиотеках. Валентина Лаврентьевна рассказывала, что как-то она из окна своего дома увидела, что ее сын переходит дорогу, не глядя по сторонам. Его взор был устремлен в книгу, которую ему несколько минут назад выдали соседней библиотеке. Евгений Васильевич настолько любил читать, что даже до дома не мог дотерпеть, начинал читать по пути. Движение тогда было не такое оживленное, как сейчас, но за неосторожное поведение на дороге от мамы ему тогда, конечно, сильно досталось. Она может рассказать много всего интересного, и лично я очень рад, что мне посчастливилось пообщаться с женщиной, воспитавшей такого сына.

Я всегда буду помнить Евгения Васильевича и никогда не забуду всего того, что он для меня сделал. Совсем недавно была издана моя книга «Христианизация народов Поволжья. Н.И. Ильминский и православная миссия». Не мне судить, насколько успешным оказалось это издание, но я  все-таки взял на себя смелость посвятить этот труд своему непревзойденному учителю.

PS:

От лица редакции нашего портала выражаем огромную благодарность каждому, кто помог нам в написании этого материала. Каждому, кто смог уделить нам время, кто с пониманием отнесся к временным рамкам, в которые мы были поставлены. Нам жаль, что по разным причинам мы не взялись за подготовку этого материала раньше, что не смогли лично пообщаться с каждым, с кем хотелось бы. Впрочем, далеко не все из того, что было записано в процессе подготовки публикации вошло в ее итоговый вариант. Некоторые свидетельствования людей, с которыми нам довелось побеседовать, требуют отдельного информационного пространства, и многие аспекты профессиональной деятельности Евгения Васильевича Липакова тоже, безусловно, заслуживают более детального внимания, более глубокого анализа. Это вопрос не одного дня, не одного месяца и даже не одного года. Липаков писал нашу историю по крупицам, и теперь настал наш черед по крупицам воссоздавать удивительную историю этого удивительного человека. Нам известно, что в Казанской епархии есть люди, которые работают над написанием биографии Евгения Васильевича. Мы постараемся поддерживать связь с этими людьми, постараемся осветить их труды на портале Татарстанской митрополии. Дай Бог, чтобы подборка комментариев, с которой вы могли ознакомиться выше, стала лишь началом серии серьезных и содержательных публикаций о Евгении Васильевиче.

Теги:
Евгений Липаков
лица
вечная память

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации