Публикации

К 300-летию перенесения мощей святителя Германа Казанского

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
иерей Антоний Ермошин
К 300-летию перенесения мощей святителя Германа Казанского

6 июля — особый день для православных христиан Татарстана. Из года в год в этот день мы торжественно празднуем память второго по счету архипастыря нашей Казанской Церкви — святителя и чудотворца Германа. И нынешний юбилейный год — не исключение.

Три столетия отделяют нас от того дня, когда православные жители Свияжска стали свидетелями второго перенесения мощей блаженного архипастыря: из алтаря Успенского собора на середину храма (первое перенесение его мощей — из Москвы в Свияжск — состоялось в конце XVI в.). Четыре с половиной века прошло со времени его святой кончины. Но имя его живет в сердцах верующих нашего края, ежедневно слышащих имя святителя Германа в церковных молитвословиях наряду с именами наших просветителей — святителей Гурия и Варсонофия. Но не всегда мы помним те или иные обстоятельства жизни этого святого.

Происходил святитель Герман из небогатой, но знатной семьи — его предки были князьями из династии Рюриковичей, хотя уже прадед святителя утратил княжеский титул, поскольку из-за отсутствия собственного удела был вынужден поступить на службу к брату великого князя Ивана III. Семья Германа была тесно связана с Иосифо-Волоцким монастырем, а сам он уже в юности принял иноческий постриг в этой обители, немало мудрости и духовного опыта почерпнув от тамошних старцев. Особенно важным стало общение молодого монаха с великим светильником благочестия и образованности преподобным Максимом Греком, находившимся в этом монастыре в заточении по воле великого князя Василия III.

По свидетельству знаменитого князя Андрея Курбского, «был той Герман светла рода человек, еже Полевы нарицаются, та шляхта по отчине и бе он яко телом великой муж, так и разума многого, и муж честного и воистину святого жительства, и Священных Писаний последователь, и ревнитель по Бозе в трудех духовных многих. И к тому же Максима Философа мало нечто отчасти учения причастен был, а и от иосифлянских мнихов произыде, но отнюдь обычая лукавого и обыкновенного их лицемерия не причастен был, но человек истинный … был в разуме и велик помощник был в … бедах объятым, также и ко убогим милостлив зело». За свои добродетели в начале 1550-х годов св. Герман становится игуменом одного из российских монастырей, а при открытии новой Казанской епархии в 1555 году — первым архимандритом Свияжского Успенского монастыря. Монастыря, которого еще не было, который новому настоятелю предстояло с Божией помощью создать на пустом месте, в новоприсоединенном к Московскому государству крае. И с этой задачей архимандрит Герман успешно справился. Как справился он и с великим делом проповеди Евангелия среди местного населения, не огнем и мечом, но словом и личным примером святости приводя многие сотни людей ко Христу. Не формально, а по-апостольски подходил св. Герман ко Крещению «инородцев»: подолгу жили они в его монастыре, изучали азы православной веры, приучались к богослужению и личной молитве. И лишь после этого допускались они до купели «бани пакибытия».

Неудивительно, что после безвременной кончины первосвятителя Казанского Гурия именно св. Герману было суждено взойти на овдовевшую кафедру юной Казанской Церкви. И сколь великой была радость православных казанцев, встречавших в 1564 г. своего нового архиепископа, возвращавшегося из Москвы после архиерейской хиротонии, столь же великой была их печаль, когда через два года они провожали его обратно в столицу на встречу с грозным царем, начавшим развязывать террор в стране, создавшим печально известную «опричнину».

В Москве перед святителем Германом открывались широкие перспективы: царь пророчил его на митрополичий престол всея Руси. Но Казанскому архипастырю хватило внутренних сил, чтобы, не соблазняясь благами мира сего, поставить под удар и «карьеру», и саму жизнь, строго обличив самодержца за творимые им насилия и беззакония. В результате митрополитом Московским и всея Руси вместо св. Германа был избран святитель Филипп, вскоре последовавший примеру Казанского святителя и смело обличивший царя Ивана Грозного в преступлениях, за что вскоре он поплатился жизнью, стяжав венец священномученика. А Казанский архипастырь Герман, которого не отпустили в ставшую родной Казань, скончался в Москве от «морового поветрия» в ноябре 1567 г. Так гласила официальная версия его кончины. Но многие современники считали иначе.

Упоминавшийся выше князь А. Курбский сообщал о кончине св. Германа: «овыи глаголют удушенна его тайне, за повелением его (т.е. царским), овы же ядом смертоносным уморенна». Судя по всему, упорные слухи о насильственной кончине Казанского иерарха были массово распространены и вовсе не были безосновательными. Тверской патерик в житии св. митрополита Филиппа, задушенного приближенным царя опричником Малютой Скуратовым, сообщает о том, что св. Герман был убит в своей келье опричником, отсекшим ему голову ударами топора. Этот «слух» нашел свое подтверждение много времени спустя, когда в 1888 г. в Свияжске производилось переоблачение мощей свт. Германа и на его голову возлагалась новая митра. Согласно акту осмотра святых мощей, голова святителя была отрублена, причем способом, необычным при обыкновенной казни, а двумя ударами: одним спереди, отсекшим нижнюю часть головы, а другим сзади по шее (вряд ли кто-то стал бы отрубать голову архиерею, уже умершему собственной смертью от инфекционного заболевания).

В том же году настоятель Свияжского монастыря архимандрит Вениамин внес соответствующие изменения в службу этого святого, а также написал акафист, в котором святитель назывался страстотерпцем. Но в 1889 г. постановлением Св. Синода эти тексты были запрещены для публикации и использования за богослужениям: не могло допустить еще одного удара по своей репутации царское самодержавие, внушавшее массам миф о том, что «православные государи» неизменно были благочестивыми чадами Церкви, заботившимися о ней и о ее служителях. И в период, когда не только в светском обществе, но и в Церкви начинается движение за освобождение от крепких объятий царизма, очередное упоминание о мученическом подвиге иерарха, убиенного не язычниками, а по приказу «православного и благочестивого государя» было крайне невыгодным.

Таким образом, с юности стяжавший подвиги иноческого преподобия, прославившийся апостольскими трудами святитель, стяжал к этим двум и третий венец — венец мученика Христовой истины. И страстотерпческий подвиг свой он продолжил и после отшествия своего из земной жизни: в годину революционного лихолетья в ХХ осквернению подверглись и его святые мощи. Советской властью была разграблена рака свт. Германа, опустошены и осквернены созданные им Успенский монастырь в Свияжске, Иоанно-Предтеченский монастырь в Казани… Но возрождение этих святынь в наши дни, возвращение для почитания верующими сохранившейся части святых мощей угодника Божия стали очередным доказательством той истины, что «в память вечную будет праведник», что несмотря на неблагодарность потомков, память святых остается вечной у Бога, что свеча веры, зажженная на Казанской земле трудами и молитвами святителя Германа, не может погаснуть, несмотря ни на какие ветры неверия и человеческой озлобленности.

Святителю отче наш Германе, моли Бога о нас!

По материалам книги Е.В. Липакова «Архипастыри Казанские».

Теги:
Святитель Герман Казанский
Казанские святые
Свияжский монастырь

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации