Публикации

«В память шествия Государева…»

Дата публикации  Количество просмотров
«В память шествия Государева…»

Петропавловский собор строился в воспоминание посещения Казани Петром I, но, будучи освящен уже после смерти императора, стал своего рода надгробным памятником ему.

На страницах «Краткой истории города Казани» (1850) мы встреча­ем следующий пассаж: «1722 год должен быть незабвенным для казан­ских жителей. Здешний город ощастливлен был пребыванием, проездом в Персию, Государя Императора Пе­тра Великого...»

В Казани государь праздновал свое пятидесятилетие. Все издержки по случаю торжества (вкупе с уго­щением войска) взял на себя «бога­тейший в то время русский купец» Строганов, а «купец Михляев, в па­мять шествия Государева в низовый поход, предложил построить на свой счет обширную церковь во имя св. апостолов Петра и Павла» (цити­руем по «Казанской истории» (1847) К. Н. Баженова).

Высотная болезнь

Новая «обширная церковь» апосто­лов Петра и Павла должна была за­менить собой ветхий деревянный Петропавловский храм, впервые упомянутый в писцовых книгах под 1565 годом («Церковь верховных апостол Петра и Павла, а другая цер­ковь теплая Козьмы и Демьяна, а поставленье и все церковное строенье Петропавловского попа Василья да мирское»).

За образец строители Петропав­ловской церкви взяли распростра­ненный в те времена тип посадского храма «восьмерик на четверике». По­добных церквей тогда возводилось много по всей стране. Однако Иван Афанасьевич Михляев желал, чтобы заложенная им постройка отлича­лась от других если не конструкци­ей, то, по крайней мере, величиной. И приказал «возвысить» ее против обычного. Таким образом, купол хра­ма должен был подняться над полом на 38 метров. Но, услуживая заказ­чику, казанские зодчие не озаботи­лись проведением дополнительных расчетов, и сооружение, доведенное до сводов, рухнуло. К счастью, про­изошло это ночью, так что никто не пострадал.

Окончание постройки

Пришлось Михляеву обращаться за помощью к московским строителям. Говорят, мастеров в Казань отправил сам царь, когда узнал о разрушении почти готового храма. А еще говорят, что вместе с москвичами в Казань приехали зодчие из Флоренции. Но это уж из области преданий; доку­ментальных подтверждений участию флорентийских мастеров в строи­тельстве казанского храма нет.

К весне 1726 года Петропавлов­ский собор был достроен. 3 апреля его освятил архиепископ Казанский Сильвестр (Холмский), которому вскоре предстояла «дальняя доро­га в казенный дом» (он скончался в 1735 году в выборгском замке). В том же 1726 году рядом с храмом выросла шестиярусная колокольня, украшенная почти столь же богато, как и он сам.

«Виновник» строительства Петр I до освящения не дожил. Но вплоть до революции в храме сохранялся его дар — золоченая лжица с надписью, по одним сведениям, «Peter Magnus», по другим — «Peter Michaloff».

Император и купец

Во время пребывания императора в Казани он крайне заботился о деньгах, в которых тогда, буд­то бы, имел надобность по случаю предпринимаемого в Персию похода. Запершись в своем кабинете и обдумывая план предстояв­ших военных действий, государь не приказывал никого допускать к себе. Вдруг является во дворец человек пожилых лет и довольно просто одетый. Это был купец Михляев (следует заметить, однако, что во время пребывания Петра в Казани тот останавливался именно в доме Михляева, так что подробности о «дворце» и «просто одетом» посетителе есть не что иное как дань жанру исторического анекдо­та. — Прим. ред.). Он требует свидания с императором, ему отказыва­ют, говоря о запрещении, Михляев усиливается в своем требовании, Чудом сберегся рядом с Петропавловским собором дом купца присовокупляя, что свидание его необходимо для пользы государе- Михляева, где останавливался в бытность свою в Казани Петр I. вой; докладывают императору, и раздраженный Петр готов уже был наказать дерзкого гражданина. «Удержись, государь, — хладнокровно говорит Михляев, — узнай обо мне и выслушай причину моей сме­лости. Я здешний гражданин... имею шерстяной завод и могу оказать тебе помощь в деньгах, услышав, что ты терпишь в них недостаток... Удостой, великий государь, своим посещением сие небольшое заведение, и ты увидишь, что на нем дело идет лучше, нежели на твоем казенном». Петр осмотрел завод купца Михляева... И здесь-то, говорят, хозяин вынес ему множество золотых и серебряных денег, а хозяйка вручила большую чашку жемчугу и драгоценных каменьев. Император крайне восхищен был таковым поступком Михляева, припомнил об нем и в Москве, прислав оттуда собственноручный рескрипт следующего содержания: «Господин Михляев! Мы, ведая доброе ваше состоя­ние, отдаем вам Казанский шерстяный завод с готовым домом и со всеми станами и прочими инструментами, только вы приложите свое старание оный размножить для своего интереса, а какое в том заводе надобно вам вспоможение, о том пишите прямо к нам в Кабинет... а мы не только, что тебе помогать будем, но и в милости своей вас не оставим».

М. Рыбушкин. Краткая история города Казани (1850)

Источник: журнал «Православные храмы»

Теги:
Петропавловский собор
Петр I

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации