Публикации

«ТЕМА»: Святыни Татарстана

Дата публикации  Количество просмотров
«ТЕМА»: Святыни Татарстана

Ведущий: На территории Республики продолжается реализация этнографического проекта «Святыни Татарстана». Региональное отделение Русского географического общества уже третий год подряд ищет места, где находились разрушенные и затопленные в годы советской власти православные храмы и мусульманские мечети. При обнаружении таких мест исследователи устанавливают памятный знак с информацией об утерянном объекте. Самое активное участие в реализации всех мероприятий принимают представители молодежного подводно-исследовательского отряда Русского географического общества. Сегодня у нас в «Теме» председатель молодежной комиссии Всероссийской общественной организации Русского географического общества в Татарстане, руководитель молодежного подводно-исследовательского отряда Сергей Салеев. Здравствуйте.

Сергей Салеев: Здравствуйте.

Ведущий: А также Дмитрий Августович Шиллер, председатель отделения Русского географического общества в Татарстане. Здравствуйте.

Дмитрий Шиллер: Здравствуйте.

Ведущий: Не раз уже были вы в этой студии и упоминали этот проект «Святыни Татарстана». Тем не менее, что удалось сделать за 2013 год?

Сергей Салеев: За 2013 год в рамках этнографической экспедиции нашему молодежному подводно-исследовательскому отряду удалось реализовать наш проект в 12-ти районах Республики Татарстан. Мы установили 29 памятных знаков на местах разрушенных и затопленных православных и мусульманских святынь. Это такие районы, как Лаишевский, Аксубаевский, Алексеевский, Чистопольский, Нурлатский, Нижнекамский и так далее.

Ведущий: Откуда берете информацию о том, что в таком-то месте находился храм или мечеть? Я так понимаю, что этому должна предшествовать какая-то архивная работа.

Сергей Салеев: Цель нашего проекта заключается в том, что мы должны создать некую площадку для работы наших детей. Дети нашего отряда зимой и осенью проводят громадную работу в музеях, собирают некую информацию именно о тех объектах, на которые в дальнейшем будем нырять. Все это формируется в определенный грант. В грантовой политике участвуют наши дети, они принимают активное участие, естественно, под нашим чутким наблюдением. Потом мы пишем грант, в этом году мы выиграли грант Общественной палаты Госдумы Российской Федерации, это грант Президента Российской Федерации по поддержке некоммерческих организаций. Мы получили сумму, благодаря которой и реализуем наш проект.

Ведущий: Вы говорите о детях. С кем вы занимаетесь? Как происходит набор в эту молодежную группу?

Сергей Салеев: В эту молодежную группу у нас могут прийти все желающие тех городов, где есть отделение Русского географического общества: Набережные Челны, Нижнекамск, Алексеевское, Казань. В наш отряд входят не только те ребята, которые занимаются подводно-исследовательской деятельностью, но и те, которых просто интересует география, история, археология, краеведение. Для этого у нас есть определенные педагоги, которые работают с ними в школах, предлагают им работу с нами. Как-то так у нас и формируется наш отряд.

Дмитрий Шиллер: Самое главное, что наши детки занимаются настоящими взрослыми делами, то есть они не просто идут за кем-то, они сами являются теми самыми ледоколами, носителями идей, причем мы не только их просим эти идеи родить, мы настаиваем на том, чтобы они и реализовывали их. От момента рождения идеи, проектов, расчетов, то есть исследования этой идеи, критики этой идеи и воплощения этой идеи, они во всем участвуют. Мы здесь исключительно как наблюдатели, как люди, которые подстраховывают их, то есть мы ни в коем случае не вмешиваемся и даже иногда даем ошибиться, но это все во благо, потому что здесь они учатся и спорить, и доказывать, отстаивать свою точку зрения. В общем-то, в поисках этих фактов, нахождения того или иного объекта для исследования, они проводят много времени. Та творческая составляющая переходит в понимание, что для того, чтобы это сделать, нужно провести ряд работ, а потом еще и провести эту работу – это как раз и учит наших деток понимать в объеме весь процесс. Это для нас важно.

Ведущий: То есть, насколько я понимаю, у вас выстроена некая такая школа по воспитанию молодой смены бойцов вашего взрослого подводного отряда, то есть, они вначале оттачивают свое мастерство в немасштабных проектах, а уже потом они могут влиться в большой отряд подводных исследователей?

Дмитрий Шиллер: Тяжело «Святыни Татарстана» назвать немасштабным проектом, потому что с этого года этот проект становится федеральным, то есть эту идею подхватили в других регионах России, и сейчас идет вопрос о том, чтобы придать этому проекту статус федерального. Этим я хочу сказать, что это целиком заслуга нашей молодежи. Безусловно, Вы правы абсолютно, это есть обкатка для того, чтобы ребята шли дальше, ребята двигались, то есть набирались опыта, доверия к нам, а нам к ним.

Сергей Салеев: Потому что любая экспедиция – это, в первую очередь, не экскурсия. Ребята у нас все это понимают, ребята этим занимаются уже по 7-8 лет, они имеют у нас и спортивные грамоты. У нас есть и чемпионы России, и чемпионы Европы, участники многих олимпиад географических, исторических. Так что у нас ребята уникальные.

Дмитрий Шиллер: Наша задача в объеме подготовить молодого человека, то есть если он, естественно, занимается всю зиму в бассейне, это не значит, что его задача не только мышцы накачать, но и голову заставить трудиться. Мы как раз разговаривали как-то, что наша задача все его навыки, которые он получил в бассейне, реализовать в научных экспедициях, чтобы он еще посмотрел на себя еще с той стороны.

Ведущий: Насколько многочисленный ваш молодежный отряд? Есть ли квота какая-то, лимит на набор?

Сергей Салеев: На данный момент у нас члены молодежного подводно-исследовательского отряда составляют 60 человек. Это территориально Казань, Чистополь, Алексеевское и Челны. В ближайшее время мы планируем по всем нашим местным отделениям в Республике Татарстан, так как мы уже приобретаем некий опыт работы с молодежью, иногда даже приходится работать дистанционно, но уже думаем, что будем в ближайшее время расширяться. Буквально в этом году появилось научное сопровождение – это Бурдин Евгений Анатольевич, профессор культурологии музееведения Ульяновского государственного университета, доктор исторических наук, автор таких трудов, как «История Волжского каскада ГЭС», «Экология, культура и наследие Поволжья». Мы надеемся на то, что такие люди действительно несут живость в наши проекты, и наши ребята теперь уже будут более четко, более интересно подходить к тому итогу, когда они будут поступать в высшие учебные заведения. В этом году у нас уже четыре человека из нашего подводно-исследовательского отряда поступают, мы держим пальцы крестиками, что они действительно поступят в престижные высшие учебные заведения. Я думаю, что они будут дальше радовать нас своими достижениями, принимать участие в нашей подводно-исследовательской деятельности со старшим отрядом.

Дмитрий Шиллер: Нам очень нравится, что наши кураторы из научного сообщества позволяют нашей молодежи с собой спорить и относятся к их репликам, заявлениям весьма серьезно, в том плане, что нет такого «Я вот здесь сказал и это так». Нет, то есть, «Ты хочешь до меня донести свое мнение? Давай, доказывай, давай, доноси, давай спорить!». Очень интересное наблюдение по этому поводу, как старшего товарища, как отца, то есть это очень здорово, когда молодые люди понимают, что здесь к тебе относятся, как к взрослому и твое слово наравне со всеми оценивается. Просто балаболить тебе никто не даст, а если тебе есть, что сказать, то вставай смело, тебя все выслушают.

Ведущий: Молодежь активно участвует в проекте «Святыни Татарстана». Привлекаете ли вы их к участию в других проектах?

Сергей Салеев: У нас есть еще несколько проектов, например, которые создали наши ребята – это рейсовые автобусы, которые оборудуются аудионосителями про историю города. Также наши ребята принимают участие в проекте «Чистые берега» - это тоже сам по себе интересный экологический проект. В этом году, когда у нас буквально неделю назад в Чистополе проходили «Святыни Татарстана», мы их совместили с акцией «Чистые берега», так как мы все равно пошли под воду, то мы рядом сделали уборку. Акваторий и жители города Чистополь принимали участие в экологической акции, даже знаменательное такое событие у нас было: член взрослого отряда зам. министр по экологии принимал участие в этом проекте, он тоже с вместе нашими ребятами погружался, чистил акваторию реки Кама.

Дмитрий Шиллер: Мне кажется, отношение этих людей помогает ребятам сориентироваться, когда они ныряют вместе с зам. министром. Приезжает взрослый дядя в хорошем костюме, все смотрят на него снизу вверх, а этот дядя переодевается, вместе с ними идет под воду – это как раз есть отношение, этим отношением мы бы и хотели научить наших мальчишек и девчонок.

Ведущий: Дмитрий Августович, проект «Святыни Татарстана» как долго будет продолжаться? До тех пор, пока последнюю церковь и последнюю мечеть не найдете?

Дмитрий Шиллер: Вы знаете, на самом деле, ведь не только церкви, не только мечети мы можем назвать святынями Татарстана, есть и вещи, которые связаны с поэтами, которых тоже можно назвать святыми Татарстана. Ведь что такое святыни Татарстана? Это, по сути дела, все места, все ценности, которые нас, как татарстанцев, и делают татарстанцами, я имею в виду немцев, русских, татар и другие национальности. Мы татарстанцы и у нас есть вещи, которыми мы гордимся, которые для нас искренне понятны. Кто-то учит детей толерантности, мы привыкли жить вместе, мы привыкли уважать друг друга (не терпеть друг друга, а уважать), понимать. Это как раз и есть святыни Татарстана, а этих святынь у нас много и поэтому наша задача показать эти святыни детям, это правильно жить в мире друг с другом. Это наши святыни, это самая основная святыня Татарстана – умение разных народов с разными культурами и традициями, с разными религиозными конфессиями жить в мире. Наверное, это самая большая святыня.

Ведущий: Очень многие объекты, которые вы находите и которые, я надеюсь, вы еще обнаружите, находятся под водой, то есть когда организовано было Куйбышевское водохранилище огромное количество этих объектов ушло на дно. Что происходит, когда вы находите остатки этих объектов, то есть их как-то картографируют, описывают и будет ли эта информация где-то выложена в общий доступ?

Дмитрий Шиллер: Безусловно. Надо понимать, что все здания разбирались перед тем, как водохранилище затопило, но для нас важно, еще раз подчеркну, чтобы ребята во время этого творческого поиска научились работать, чтобы узнали о зданиях, в которых служили люди так или иначе, которые были лидерами своего времени. Вот, что важно. Рядом с этими зданиями на берегу ставится памятный знак, который говорит людям, что здесь была либо мечеть, либо была церковь, либо какой-то дом, в котором собирались художники или писатели. Если это мечеть, мы стараемся перенести камень в близлежащую мечеть, передать как закладной камень, если это церковь, мы камень из основания передаем в ближайшую церковь. Таким образом, мы для себя решили, что это есть некие ниточки, соединяющие прошлое с будущим. Наши детки с этим согласны.

Ведущий: Как отнеслись представители основных религиозных конфессий к проекту «Святыни Татарстана»?

Дмитрий Шиллер: С пониманием, с поддержкой. Нас сейчас очень здорово поддерживает Дом дружбы народов.

Дмитрий Шиллер: У нас, на самом деле, очень многогранный, многосторонний проект, с нами ныряют и мулы, и православные священники с нами ныряют.

Ведущий: Они, наверное, проходят специальную подготовку?

Дмитрий Шиллер: Конечно. Это еще раз очень важный момент. Они также вместе с мальчишками учатся, то есть приходит священник, снимает рясу, одевает гидрокостюм, с такой бородой, залазит с ними под воду и также вместе с ними совершает ошибки, всплывает.

Сергей Салеев: Даже, бывает, ласты теряют.

Дмитрий Шиллер: Также хазрат рядом, и офицеры также рядом с этими ребятами. Понимаете, когда все в гидрокостюмах, а потом мальчишка смотрит, что рядом с ним только что сидел хазрат, рядом с ним только что сейчас под водой был священник и они, тренируясь, делились последним глотком воздуха. Расскажите вы им потом, что это люди враждующих конфессий.

Ведущий: Какие-то возрастные ограничения все-таки есть?

Сергей Салеев: У нас есть возрастные ограничения. Все, что связано с дайвингом, дети у нас начинают погружаться с 12 лет, а до 12 лет они у нас плавают в бассейнах, плавают на задержке дыхания. У нас есть чемпионы России по акватлону, то есть это борьба по задержке дыхания под водой, так что у нас всегда есть чем заняться. Они смотрят на старших, есть некая преемственность, они смотрят на определенную модель поведения.

Еще бы мне хотелось рассказать то, что мы хотим в нашем Русском географическом обществе в региональном отделении ввести проект «Будущее» - это социализация и вовлечение детей с девиантным поведением, это те дети, которые не могут находится в социуме по тем или иным причинам. У нас очень много таких мальчиков и девочек, которые в результате социализируются.

Ведущий: Речь идет о том, кто пришел из неблагополучных семей?

Сергей Салеев: Немножко не так, даже, может быть, и благополучная семья, но он не может реализоваться по тем или иным причинам в социуме, например, в школе.

Дмитрий Шиллер: Как я уже сказал, право голоса у нас имеет каждый, то есть все имеют право голоса, когда решение принято, никто не имеет права его нарушать, а право голоса у нас имеет каждый, поэтому этим ребятам мы как старшие товарищи.

Сергей Салеев: В дальнейшем мы хотим брать детей из неблагополучных семей. Мы сейчас уже ведем переговоры, вводим в наш отряд психологов, чтобы у нас действительно было бы все официально. Поэтому с этого годы мы, наверное, начнем брать детей из неблагополучных семей, потому что есть такое мнение, что когда ребенок попадает в стрессовую ситуацию, он начинает меняться.

Ведущий:  Тут велосипед не изобретен еще.

Сергей Салеев: Абсолютно нет.

Ведущий: Помните, в 80-ые годы у комсомола тоже была огромная программа, подростковые клубы в Казани и развитие именно экстремального спорта, чтобы детей отвлечь с улицы (картинг, парашютизм, водолазание). В принципе, это работает.

Дмитрий Шиллер: Вспомните себя в их возрасте, мы уже разговаривали далеко не о таблице умножения. Они такие же, они не хуже и не лучше нас, они такие же. Какими они могут быть, если они смотрят на нас? Наша задача, в общем-то, дать им возможность быть взрослыми, пусть они делают то, что они могут делать на 100%, пусть ошибаются, пусть разбивают себе нос, но встают и идут дальше. Наша задача как раз, чтобы они хребет не сломали, а нос – ничего страшного, зарастет.

Ведущий: Хорошо. Я думаю, что наверняка сейчас нас смотрят те же самые мальчишки и девчонки, у кого-то загорелось попробовать тоже себя в этом деле. Что нужно сделать для этого, куда обратиться?

Сергей Салеев: Нужно найти ближайшее отделение Федерации подводного спорта и прийти к ним с этим предложением, они всегда найдут на нас выход, и мы будем связываться. В любом бассейне есть подводная деятельность.

Ведущий: Что же, спасибо вам большое. Уважаемые зрители, это была программа «Тема» вместе с Сергеем Шерстневым и я напоминаю, что мы сегодня обсуждали проект «Святыни Татарстана» и участие молодежи в этом проекте. Спасибо всем, кто нас сегодня смотрел.

Теги:
Святыни Татарстана
РГО
Русское географическое общество
разрушенные храмы
затопленные храмы

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации