Публикации

Раифский Богородицкий монастырь

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Юлия Андреева
Раифский Богородицкий монастырь

В самой Раифе удиви­тельно многое. И даже не то, что лягушки здесь не поют свадебные песни, дабы не на­рушать молитвенной тиши. Чудо, что именно эта некогда глухая обитель стала первой, возрожденной в Казанской епархии. На сегодня ни в од­ном монастыре нет насельников больше, чем при царском времени. Нигде, кроме Раифского Богородицкого муж­ского монастыря.

Редки девственные леса, рас­положенные вокруг обители. Во времена наших праотцов здесь, ве­роятно, пролегало древнее русло Волги, а теперь геологи находят приметы четырех разных климати­ческих поясов. Удивительна исто­рия заповедного озера, с трех сто­рон укрывающего от чужаков свя­тую обитель.

Поразительна история появле­ния в этих глухих местах сияюще­го чудотворного образа Грузинской иконы Божией Матери, а еще удиви­тельнее, что древнейший список не сгорел в многочисленных пожарах, не был утрачен в смутное революционное время. И сегодня, как в Средние века, благословляет этот образ Матери Божией верующих своею благодатью.

Но главное, само название пустыни, казалось бы, звучащее необычно, да и ка­жется, случайное. Но разве не промысел Божий, что в наше время монахи повтори­ли подвиг тех древних старцев?

...В одной из транскрипций «Раифа» означает «Богом хранимая». По преданию, через это место на Синайском полуострове проходил путь «сынов Израилевых». В IV в. там была основана небольшая башня-обитель. Ее жители — православные монахи погибли мученической смертью от рук языческих пле­мен. Те ворвались в храм, истязали монахов, но праведники не отреклись от своей веры. Во имя 39 мучеников раифских была возведена в XVIII веке надвратная церковь монас­тыря. Удивительно, но впос­ледствии именно это назва­ние дало имя заповедному месту. Укоренилось оно и в названии самой святой оби­тели.

В 1930 году, накану­не престольного праздника, монахи, уходившие в другие обители, стали возвращать­ся в родной дом. Все знали, что грядут аресты и распра­вы, и это было осознанным решением каждого. В тот день, 26 января, в пустынь прибыли сестры из закры­тых уже Казанского Богородицкого, Федоровского и Свияжского монастырей. Наутро, в день преподобных раифских мучеников, про­шла в монастыре последняя служба. Молились братья и сестры особенно искренне и торжественно, как будто пророчески выходя из алтаря в красных одеяниях — сим­воле мученичества. А сразу после окончания Божествен­ной литургии, на выходе из храма всех арестовали.

На допросе отец Варлаам заявил: «За что аресто­ван - не знаю. Я священник, в мирские дела не вмешива­юсь. Согласно слову Божию, всякая власть дана Богом, и ей надо подчиняться. Но я считаю, что советская власть поставлена за грехи народа...». Печальна и трога­тельна судьба самого молодого мученика - Петра. Родом из глухой деревни в Пермской области он с малых лет чувствовал глубокую веру и странни­чал, чтобы найти место для уединенной монашес­кой жизни. Многие обители оказывались закры­тыми. В Дивеевском монастыре ему рассказали о святой Раифе, и юноша загорелся желанием уви­деть эти места. Ласково принял его архимандрит Феодосий, стал монастырь домом для послушни­ка. В разное время он уходил в село на работу, но накануне расправы Господь привел его в обитель. «Я человек верующий, — признавал на допросе 24-летний Петр, — и готов пострадать за веру, на которую идет сейчас гонение. Гонение — это не новость, его нужно было ждать, об этом ска­зано в священном писании. Для православных христиан наступят времена еще бо­лее ужасные, встретить их надо с го­товностью и переносить с радостью». Через месяц, 20 февраля палачи рас­стреляли шестерых насельников Раифской обители: игумена Сергия, ие­ромонахов Антония, Иова, Иосифа, Варлаама, послушника Петра и двоих мирян: Василия Гаврилова и Степана Абрамова. Очевидцы донесли до нас историю о том, как в те черные дни снимали большой 500-пудовый коло­кол, как он упал и полностью ушел под землю, тогда земля задрожала и загудела. Словно последним, поми­нальным звоном по разоренной оби­тели...

Сегодня молитвами новомученников «в Раифе убиенных» воз­рождается монастырь, история осно­вания которого относится к началу XVII века.

«Прекрасное и величественное, но вместе с тем несколько мрачное местоположение пустыни, довольно удаленное и защищенное от людей дремучим лесом, пленило инока. Фи­ларет решил остаться здесь навсегда и построил на берегу озера хижину. Сначала в соседстве с отшельником не было никого. Только по временам дикие черемисы приходили на берег озера для совершения обрядов язы­ческого жертвоприношения...», — так описывал историю основания обители Е А. Малов.

Возникновение Раифской пус­тыни связано с именем почитаемого в Казани старца Филарета. Этот удивительный странник родился в Москве в состоятельной семье, по завещанию родителей отдал имение нищим, а сам постригся в монахи в Московском Чудовом монастыре. Любимый настоятелем и братией, получил особое покровительство Святейшего патриарха Гермогена и был рукоположен в сан иеромо­наха. Но душа влекла отца Фила­рета в места уединенные, вдали от городской суеты, где смог бы он вес­ти скромную и праведную жизнь. Пройдя с сумой странника многие скиты и обители, Филарет пришел в Казань, остановился в Спасо-Преображенском монастыре. Но и здесь не было ему покоя. В житие говорится, что принял монах подвиг юродства, ночи проводя в молитвах, а днем ходил по городским площадям. Не многие чистые сердца могли разгля­деть в этом странном человеке огонь редкого крепкого духа. Одним из таких был казанский купец Сергий, почитавший Филарета духовным своим отцом, а позже примкнувший к первой братии.

В 1613 году отец Филарет ушел из Казани и отправился в дремучие леса на северо-западе, в места совер­шенно ему незнакомые. Пробираясь сквозь чащу, он был зачарован видом чистейшего озера, возле которого ему и захотелось основать свой скит и поставить скромную хижину. Вскоре место его жительства стало известно духовным чадам подвижника — они не оставили отца Филарета и захоте­ли жить рядом. Постепенно, молит­вами иноки освящали место бывшего языческого поклонения. По предани­ям, на холме стали слышать малино­вый звон, а однажды инок увидел простертую с небесного облака руку, благословляющую это место. Имен­но здесь старец Филарет с братией и построили первую часовню.

Спустя почти полвека, в 1661 году, инок Фаддей обратился от имени отшельников к митрополиту Казанскому Лаврентию с прошением благословить строительство церкви. Владыка не только благословил, но посетил благословенные места и стал оказывать помощь в основании оби­тели. Прислал опытного иеромонаха Савватия для основания монастыря. После освящения деревянной церк­ви во имя новгородского чудотворца Ефимия Раифа стала именоваться обителью.

Необычная история связана с появлением здесь чудотворного об­раза Грузинской Божией Матери. Митрополит Лаврентий, желая сде­лать особенный дар новой обители, решил приобрети список этой чудо­творной иконы (ранее он служил в Черногорской обители, святыней ко­торой была Грузинская икона).

Появление этого образа Богоро­дицы на Руси уходит корнями в начало XVII века, во времена по­корения Грузии персидским шахом. Тогда многие грузин­ские православные святыни оказались на восточных ба­зарах. Русский купец Егор Лыткин выкупил Грузинский образ и привез его в Россию, позже икона попала в Архан­гельскую епархию. С первых дней верша чудеса исцеления, стала она очень почитаема. Патриарх Никон установил ей всенародное празднование 4 сентября по новому стилю. При царе Алексее икону крес­тным ходом обносили вокруг Руси, «добралась» она даже до берегов сибирской реки Лены. В летописи 1698 года говорится: «Чрез образ Гру­зинский пресвятая Богоро­дица и ныне творит чудеса и исцеления, приходящих с верою»... Спустя три века эти слова не потеряли смысла, многим и сегодня помогает этот древний святой образ.

Первые четыре монас­тырских деревянных храма освящены были одновремен­но с появлением здесь спис­ка чудотворной иконы — в 1670 году. Вскоре обитель была в одночасье разорена пожаром, но образ Пресвя­той Покровительницы мона­хи успели спасти. Преданные обители иноки остались жить на пожарище, буквально умирая от голода и лишений. Митрополит Казанский Андриан, видя это, не остался Вишневская и Алла Пугачева «проверя­ли» акустику храма, но, увы, она совсем не сохранилась. Реставраторы установили, что во время нахождения здесь детской трудовой колонии в мастерских работали станки, и «звуковые амфоры» разбились из-за мощной вибрации. Интересно еще и то, что стены храма не покрыты, как это положено в церковных традициях, фрес­ками. Объясняется это просто: монастырю перед революцией не доставало средств на роспись стен. И они до сих пор, вот уже более века ждут своих мастеров.

После революции от полного разо­рения архитектуру монастыря спасло уче­ное сообщество Казанского госуниверси­тета, обратившись к властям с просьбой организовать здесь лесной факультет. Впрочем, у стен монастыря все же впос­ледствии разместили детскую колонию, а во время войны сюда свозили ссыльных из центральной и западной России.

Новая страница исто­рии монастыря была открыта в 1990 году, когда будущий на­стоятель отец Всеволод (в то время настоятель Петропавлов­ской церкви г.Зеленодольска) приехал поклониться овеянной легендами и заброшенной обите­ли. Святое место, несмотря на страшное запустение, хранило свою величавую красоту, и это очень тронуло душу священника. Найдя поддержку в лице епис­копа Казанского и Марийского Анастасия, отец Всеволод начал добиваться возвращения монас­тыря верующим. Это событие произошло в 1991 году — Раифе уготовано было стать первой обителью, восставшей из небытия на территории нашей республики. По оценкам строителей, в момент передачи монастыря в лоно церкви, сохранность большинства построек составляла не более двадцати процентов. Нелегко, особенно первое время, было на­ходить средства на восстановление почти полностью разрушенной обители. Однако, как говорит Священное Писание: «...Что невозможно человекам, возможно Богу». Уже в 1992 году был открыт для бого­служений Грузинский собор. В 1997 году совершается канонизация Русской Право­славной церковью новомучеников Раифских. Во время своего приезда в обитель Патриарх Всея Руси Алексий II благословил дальнейшее возрождение монастыря и выразил признательность всем строите­лям, жертвователям и благоустроителям. Весной 2006 года произошло значительное духовное событие: впервые за новую исто­рию монастыря совершено пострижение в схиму игумена Филарета (Златоустова) и игумена Андрея (Ширяева).

Сегодня мало кто из туристов и гос­тей волжской столицы не удостаивается ра­дости посещения этой православной жем­чужины. На большие церковные праздники: Пасху и Рождество Христово, Успение и Крещение в Раифскую обитель устрем­ляются десятки тысяч горожан. Потряса­ющие цветники, а зимою — блистающие льдом, хрустальные крещенские дворцы, изящные скульптурные композиции во Славу Божию поражают и очаровывают приезжих. Каждый камень, каждый цветок здесь — торжество любви и красоты, тор­жество человеческого терпения и усердия. И, конечно, символ чистой молитвы и духа непоколебимой веры...

Теги:
Раифа
Раифский монастырь

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации