Публикации

Война и мир

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Наталья ПАВЛОВА
Война и мир

 

Недавно один знакомый ревностный верующий сказал: «Хорошо, если будет война. Через неё Господь спасёт тех, кого ещё можно спасти». Думается, что только тому, кто никогда не знал войны, может прийти в голову такая мысль. Те же, кто пережил войну, говорили иначе: «Всё переживём, только бы не было войны». И это не лозунг, а умозаключение, основывающееся на личном опыте. Откуда же тогда взялось это страшное «хорошо»?


Первое жертвоприношение сатане

Что такое война? В 4-й главе книги Бытия Священной Библии описано, как было положено её начало. Первой войной стало убийство Авеля своим братом Каином. Причины — сатанинская гордость, зависть, самопревозношение, которые человек своей свободной волей допустил до себя и не покаялся. И вот она, первая война — братоубийство. Все живущие на земле — это потомки одних прародителей — Адама и Евы — братья и сёстры по крови, родственники, только очень дальние. Но, к сожалению, дети не всегда берут лучшее от своих родителей — покаяние, добродетели; часто — худшее — только падшую природу. И сегодня совершаются братоубийства из-за того, что кто-то решил служить сатане. Потому осознанно или неосознанно ему, ненасытному, люди приносят кровавые жертвы.

Когда ещё не было войны

Из Библии мы знаем, что Господь указал пути спасения первым людям после их грехопадения: «Адаму… сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе… в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься… И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят» (Быт. 3:17—19, 23). «Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою» (Быт. 3:16). То есть со скорбями и трудностями будет протекать жизнь мужа в непрестанной заботе о хлебе насущном, и мучительным станет рождение и воспитание детей для жены. И это не наказание строгого Отца, разгневавшегося за непослушание Своих творений. Это милосердное и кроткое указание пути, которым человек теперь может выбраться из ямы, куда загнал себя сам, хотя был предупреждён об опасности.

«Проклята земля за тебя» — не потому что Господь проклинает что-то, а потому что человек должен в полной мере осознать ту высоту, на которую он поставлен Богом, а значит, и свою ответственность за каждый поступок; и для этого нужно увидеть страшные последствия своего греха. Ведь всё, что находится под властью человека, страдает от его неправд или, наоборот, обожествляется вместе с ним. «Прах ты и в прах возвратишься» — не для того сказано, чтобы унизить человека, а для того, чтобы уврачевать ту гордость, которая воспылала в нём, увлекая в ад. Слова Господа — это лекарство, которое Он даёт Своим возлюбленным заболевшим чадам. И, кроме того, Он обещает им Спасителя, Который полностью освободит от лукавого змия и наполнит их жизнь смыслом. Он даст толчок бодро, без уныния идти этим, хоть и скорбным, но путём возвращения в Рай!

Вот она, естественная спасительная жизнь человека до водворения в мире войны — возделывание земли и чадородие! Это воля Божия, возвещённая людям с первых страниц Библии. И лишь тот, кто не читал её, может думать, что «возиться с землёй» — не мужское занятие. Наверное, некоторые мужчины и другие свои обязанности со спокойной совестью перекладывают на плечи своих жён, а потом удивляются, что те не хотят рожать им детей. А сами жёны, вынужденно или добровольно оставившие свою собственную «дорогу в Рай», чувствуют неудовлетворённость жизнью, хотя, казалось бы, жаловаться им не на что. Потому что только исполнение воли Божией несёт настоящую радость и мир в сердце. И муж, служащий Господу «большими, достойными» делами, превознёсшийся над другим, с виду борющимся лишь с «тернием и волчцами», не уподобится ли тому крестьянину, который когда-то погнушался преподобным Сергием Радонежским, трудящимся на огороде? А ведь именно этот святой стал победителем в войне с врагом, желающим разорить православное Отечество. Стал победителем в войне с сатаной.

Человек для дьявола — средство, чтобы ужалить Бога

Сатана находится в непрестанном движении, направленном против Бога. Это вечное сопротивление Любви. Его поэтому и жалко, что он никогда не сможет понять, почувствовать, приобщиться той радости, которую даёт Господь любящим Его. Он потому и страшен, что в своей тьме, которую избрал себе сам, просто не способен воспринять никакое добро, на которое способны люди. Он только разрушает, он издевается над всем прекрасным, что сотворено Господом вместе с людьми. С ним нельзя вступать ни в какое общение, потому что его цель —  погубить человека. И война — это лакомство сатаны и непосредственно им одним провоцируемая ситуация. В послании апостола Павла к Ефесянам сказано: «Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной» (Еф. 6:12). Эти слова применимы к любой войне. Видимые причины войны — борьба за территорию, ресурсы — вторичны, это уловка тёмных сил.

Конечно, в мире идёт непрестанная война — сатаны с Богом; а поле брани — сердце человеческое, как писал Ф. М. Достоевский. Эта невидимая битва осознанно ведётся христианами в Церкви Христовой и, в первую очередь, монахами, которых можно сравнить с передовым отрядом, закрывающим собой «мирное население». То, что творится в душе настоящего, верного Богу инока, никому не видимо, а это та же жестокая война — с бесами, которые пытаются склонить человека к подчинению сатане. Они хотят, чтобы человек предал Бога, себя и ближних. И множество ран наносится в этих битвах, и множество убийств, только бесы убивают не тела, а души.

И если не остаётся этого живого монашеского фронта, способного силой Божией стоять под натиском сил сатаны, тогда и всё «мирное население» оказывается духовно попранным, разорённым, обезображенным ворвавшимся врагом.

Настоящий воин воюет против сил бесовских

Солдат — тот же инок. Только он ведёт не внутреннюю брань с духами злобы, а внешнюю. Враг у него тот же, но он действует через людей. Самое страшное, что зачастую сатана сталкивает людей-братьев, которые не хотят друг друга убивать. Есть рассказы очевидцев о том, что в годы Великой Отечественной войны оказавшиеся неожиданно в одной воронке два идеологических «врага» — русский и немец — начинали видеть друг в друге не противника, а только человека, такого же «несчастного брата», который и сам не знает, почему он убивает других — и расходились мирно.

Ведь далеко не все солдаты армии агрессора продали свою душу дьяволу. Многих из них впутали в свою авантюру власть имущие. Однако нужно отметить, что и не все солдаты освободительной армии преданы Богу. Ибо, если бы это было так, то такая армия стала бы непобедимой. Но война вызывает в людях жестокость и низкие страсти, и если они проявляются по отношению к противнику, в том числе и мирному населению, то это уже прямое служение сатане. Ему только и надо, чтобы было насилие — на любой территории и с любой стороны. Для сатаны враг — человек, потому что в каждом человеке — образ Божий. Его-то он и хочет оплевать и обезобразить, и лучше, чтобы сам человек своей свободной волей отдал этот образ ему на растерзание. И чем невиннее и беззащитнее жертва, тем для него злорадостнее. Поэтому настоящий воин должен помнить непрестанно, с кем он воюет! Он воюет с силами бесовскими, действующими, конечно же, и через человека. Но если забыть главную цель, то можно и самому сродниться с бесом и стать братоубийцей.

Расставляя баррикады…

Всё то же самое можно повторить и о христианах вообще, живущих в миру — посреди множества неверующих или инаковерующих. Иногда у людей бывают греховные предрассудки, и они предвзято относятся, например, к представителям другой национальности или иноверцам, поскольку те находятся как бы по другую сторону баррикад. Но что же это за баррикады такие? Здесь должен действовать тот же принцип: у нас нет ничего общего только с дьяволом, а с другими людьми у нас много общего, какими бы они ни были, во что бы ни верили.

Впрочем, в современном обществе действительно верующих очень мало — основная масса людей имеет «постсоветскую веру». Люди считают себя православными или мусульманами, но на деле являются последователями развратной веры, которой учат нас СМИ. Это такая единая сатанинская вера для всех нас, заблудившихся и не имеющих верных ориентиров. А баррикады те же самые — дьявол действует через людей, а нам с ним нельзя общаться, потому что это может обернуться гибелью для нас. Но действие его далеко не ограничивается теми, кто от нас далёк — вне Церкви; он непрестанно действует практически через каждого нашего ближнего внутри Церкви. И, несмотря на это, мы должны идти навстречу друг другу, преодолевать разделяющие нас грехи, омывая их Кровью Христовой, и видеть в ближнем, в первую очередь, образ Божий. Этот образ, хоть искажённый, есть в каждом человеке. Нередко он ярко проявляется в иноверцах, потому что дьявол не ополчается на них с той же яростью, что на христиан, в которых Господь мог бы в совершенстве блистать. Поэтому общение с Человеком и проявление заботы о нём никак не противоречит задаче христианина, заключающейся в уподоблении Христу. Мы должны иметь в себе лишь одну баррикаду перед единственным врагом — несчастным противником Бога-Любви. Наверное, поиск этой грани — не подёргать пшеницы вместе с плевелами — и есть «искусство святости».

Искусство это непростое, поэтому большинство христиан склоняется к исполнению «буквы», а не поиску Духа. Они не задумываются о своём истинном враге и цели жизни. И на деле наш Господь, Которого дьявол «жалит в пяту», оказывается нам не нужен. Мы придумываем свои правила игры «в Бога», потому что играть легче и интереснее, чем жить реально и чувствовать настоящую боль и проливать настоящую кровь. Война и «игра в войнушку» — это разные вещи.

О пшенице и плевелах

И когда ревностный верующий, сделавший вывод, что война — это «хорошо», и за Господа решивший, как Ему легче спасать нас, спрашивает, почему православные иерархи фотографируются с представителями иных конфессий, намекая на экуменическое отступление Церкви, напрашивается до чрезвычайности простой ответ: уж точно не ищут, как бы объединиться в одну религию. А суть выражается притчей, которую Господь изрёк Сам: «…Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем; когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел; когда взошла зелень, и показался плод, тогда явились и плевелы. Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но он сказал: нет, — чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в снопы, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою» (Мф. 13:25—30). Усердные слуги, заботясь о посеянном, «сейчас же готовы выдергать плевелы». Но ожидают приговора от господина, спрашивая его: «хочешь ли?» Что же отвечает им господин? Запрещает, говоря: «чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы» (Мф. 13:29). Этими словами Христос запрещает войны, кровопролития и убийства, а значит, и всё то, что к ним может привести. Он запрещает им «выдергать плевелы» по двум причинам. Во-первых, чтобы не повредить пшеницу. А во-вторых, потому что все неисцельно заражённые сами по себе подвергнутся наказанию. Поэтому, если хочешь, чтоб они были наказаны, и притом без повреждения пшеницы, то жди определённого времени. Он говорит: «Если вы искорените их преждевременно, то лишив жизни людей, которым было ещё время перемениться и исправиться, истребите то, что могло бы стать пшеницею» (из толкования на Евангелие от Матфея святителя Иоанна Златоустого). То есть тот же самый смысл: враг-то один — дьявол, и его убить невозможно, а насколько искренне человек ищет истинного Бога — это известно только Самому Господу, и откроется перед всеми лишь в Его второе пришествие во время Страшного Суда, когда «всех дела обличатся». Господь не нуждается в преждевременных судьях-помощниках, которые, в отличие от Него Самого, не знают глубин сердца человеческого, не знают «конца» и не имеют того совершенного милосердия, которое и станет этим Страшным Судом. Поэтому диалог с иными конфессиями не греховен, когда цель — не дать сатане сеять вражду между людьми, а, наоборот, научить нас видеть Господа там, где Он есть. А заграждать уста лжи и пресекать соблазны — это, конечно, долг любого христианина. Но «…рабу… Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незлобивым, с кротостью наставлять противников» (2 Тим. 2:24—25). Поэтому представителями в межконфессиальных диалогах должны быть, конечно же, только духовно зрелые рабы Господа, имеющие эти «плоды духа» — кротость, незлобие, любовь, способные стоять в истине перед лицом Божиим в самых сложных ситуациях, выходить из искушений, не погрешая. Тут необходимо свидетельство об Истине в таком Духе, чтобы не вызывать раздражение — человеческую вражду «противника». Ведь на Истину воюет только сатана, а тот, кто всё-таки ему не предан, никогда не помыслит хулу на Духа Святого (Мф. 12:31). Наверное, не так уж много таких духоносных пастырей. И будет беда, если они иссякнут. Потому лучше бы молиться, чтобы Господь воздвигал Себе рабов, а не безнадёжно утверждать, что беда уже настала, и все вокруг — лишь обречённые на погибель и ад. Ибо «Бог может из камней… воздвигнуть детей Аврааму...» (Мф. 3:9).

«Трудно быть богом…»

Война — это никогда не воля Бога, это всегда воля сатаны. И «желать войны» ради благой цели — это значит лишить жизни людей, у которых ещё есть время перемениться, осознать свой погибельный образ жизни, покаяться, стать пшеницей. У Господа бесчисленно много способов заботы о нас, и каждого несопротивляющегося Он ведёт к спасению 24 часа в сутки. Мы привыкли всех и всё, в том числе и Бога, вписывать в свой образ мыслей и делать из этого выводы, что именно хорошо и правильно, и как нужно жить. А необходимо себя вписать в Его Образ, в Его мир, который никогда не объять своим мышлением. Глина не способна понять горшечника, она только может исполнить назначение, которое тот ей определил. И каждым своим словом человек сам себя обличает, нужно только услышать себя, чтобы осознать свою болезнь и обратиться к Врачу.

Но не надо забывать, что сатана всегда с разных сторон подходит к человеку. Если с одной стороны не получается, то он пробует с другой, чтобы увести человечество в ад. И когда у него не будет возможности прямо убивать людей, например, с помощью абортов, или люди не будут враждовать между собой из-за нежелания лишаться комфорта, и не будет больше войн, тогда он, наверное, начнёт соблазнять всемирным водворением «любви» и «свободы», которых сам никогда не знал, — антихристовым царством. Но знающим Тебя, Господи Иисусе Христе, помоги не прельститься, ибо невозможно Дух любви променять на бесовский дух лести. Как же сделать, чтобы больше людей узнало истинный Дух Господень? Ведь только они и будут заграждать воцарение на земле дьявола, а значит, и максимальной власти зла во вселенной. Ответ, вероятно, в собственной совести каждого христианина.

Мы слышали пророчество: «когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба» (Фес. 5:3). Однако оно не означает, что нужно от «мира» бежать к войне. Точно так же слова Самого Иисуса о том, что конец придёт, когда Евангелие будет проповедано по всей земле, не означают, что его нужно прятать, чтобы «избежать конца». И проповедь Евангелия и хранение мира заповеданы Господом, и конец приближается, и верные Господу, с упованием на Его милосердие, не должны бояться его.

— Ей, гряду скоро! Аминь.

— Ей, гряди, Господи Иисусе!

И, что действительно «хорошо» — так это было бы научиться ценить тот «мирный путь спасения», который Господь даровал каждому из нас. Не роптать на «терния», которые нужно просто терпеливо выпалывать изо дня в день. И, наоборот, благодарить за эти посильные жизненные скорби. Ведь это ещё не тотальный произвол зла, а только счастливая возможность, хоть «в поте лица», но следовать обратно Домой.

Но, даже когда это зло придёт, оно, несмотря на всю свою власть, будет тоже всего лишь «под Богом». А те неизмеримые скорби, которые будут вынуждены вытерпеть христиане последних времён, необходимы им самим, чтобы стать готовыми встретить Христа. Ведь мы об усопших молимся — об очищении их от грехов посмертно, а самые последние «верные» встанут перед лицом Господа, не вкусив смерти. «Смертью» станет для них сама «жизнь на земле» при антихристе. Впрочем, можно надеяться, что любящие святые во главе с Пречистой Девой Богородицей будут приносить свои слёзные молитвы о находящихся в «царстве смерти» гораздо более действенно, чем мы сейчас за родных усопших.

А чтобы не быть теми, кто лишь на своих ошибках учится, давайте спросим у украинских беженцев, чему их научила война! Может быть, их опыт, перенятый нами, действительно поможет Господу спасти нас.

Теги:
Война

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации