Публикации

Материнские слёзы

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Людмила ЖАЛЕЙКА
Материнские слёзы

Разве думала Евдокимовна, что после первых радостных дней возвращения сына из армии в их доме поселится горе? Петра словно подменили: из веселого жизнерадостного парня он превратился в какого-то угрюмого безмолвного незнакомца. И лишь когда приходили друзья, да за бутылкой вина выплескивалось все увиденное и пережитое в горячих точках Чечни. «Ну зачем это кровавая бойня? Как забыть своих погибших ребят, ведь у них вся жизнь впереди была?» — с горечью спрашивал он, не находя ответа в своей душе, не находя отдыха в кошмарах ночного сна.

Но все чаще и чаще стали повторяться эти пьянки, в которых сын словно старался найти забвение от пережитого ужаса войны. Вскоре Петра уволили с работы, и сельчане стали видеть его в компаниях отпетых пьяниц да валяющимся в придорожной пыли. Все старшие дети разъехались по городам, и после смерти мужа только на младшего и была у нее надежда, что тот станет ей опорой на старости лет.

«Вот тебе и кормилец!» — с горечью размышляла она, не находя выхода и не зная, как спасти сына. «Вот что делает война с нашими детьми, вот как ломает судьбы сыновей. Кто пожестче сердцем, тот не воспринимает так тяжело всю эту кровавую смерть. А Петр с малолетства боялся крови. Бывало, не мог смотреть, как отец рубил кур, да когда по осени резал свиней. Сколько же он приносил в дом подбитых птиц, покалеченных котят и щенят, выхаживал их до полного исцеления…», — горькие слезы текли и текли по щекам матери, скорбно стоящей на коленях пред иконой Пресвятой Богородицы «Неупиваемая Чаша». Пресвятая Богородица, как вытащить сына из пьяного болота? Помоги, заступница ты наша». 

Евдокимовну вывел из оцепенения участливый голос отца Владимира, подошедшего к ней. «Матушка, что-то я Вас частенько стал видеть в слезах. Что случилось? Может, я чем могу вам помочь Вам?».

— Беда ведь у меня, батюшка. Да еще какая! Петр, сынок мой меньшой, совсем погибает от пьянки, — и она сквозь горючие материнские слезы поведала свою скорбь. 

— До разве можно так отчаиваться? Ведь с нами Бог. А Богородица обязательно услышит Вас. Начните читать акафист, так и вымолите сына.

Возвращалась Евдокимовна из церкви домой окрыленная большой надеждой, бережно прижимая к груди иконку с акафистом. С этого дня мать стала отмаливать сына. Если в это время к ней заглядывала какая из соседок, то она ставила перед ней угощения к чаю, а сама уходила в свою спальню молиться, не пропуская ни одного вечера. 

Незаметно пролетели три месяца. И неожиданно радостью озарился их дом, когда в один из вечеров к ней подошел Петр; обнял ее за худенькие плечи и дрогнувшим голосом сказал: «Мама, милая, прости меня за твои материнские слезы, что заставил тебя принять такой позор и такие муки из-за моей пьянки. Это была временная слабость, к которой возврата больше никогда не будет. Я уже с бригадиром договорился, что завтра выхожу на работу».

С того памятного дня, когда сын бросил пить, еще прошел месяц, а Евдокимовна все продолжала отмаливать его перед Богородицей, боясь возврата пьянки. Молва о чудодейственном исцелении Петра быстро разлеталась по селу. И уже по примеру его матери стали и другие женщины молиться за своих пьянствующих детей и мужей, собираясь по вечерам на соборную молитву к счастливой Евдокимовне.

Но однажды ее наступивший было покой был омрачен новостью, которую принесла ей досужая соседка Тонька: «Петра-то твоего теперь по вечерам видят у разведенки Маринки. Глядь, скоро и на свадебку пригласишь. Ведь крестничек мой все же» — съехидничала в заключение та.

— Ну, это мы еще посмотрим, кого сватать, — резко оборвала Евдокимовна ее, в душе досадуя на сына. «Мог бы и девушку выбрать, вон ведь какой красавец вымахал».

Однако этот день продолжал преподносить ей неожиданности: вернулся с работы Петр, но не один, а алеющей от смущения Маринкой.

— «Мама, — прямо с порога начал сын, опережая все ее возражения. — вот пришли к тебе за материнским благословением. Мы решили с Мариной расписаться и сразу же обвенчаться в нашей церкви. Отец Владимир уже дал нам свое благословение.

У Евдокимоны перехватило дыхание и все рвущиеся было слова словно застряли в горле. «Пресвятая Богородица! Не успела отблагодарить тебя за спасение сына, а ты уже ведешь их к Богу. Думала ли я после горьких испытаний о таком неожиданном счастье!».
Сквозь ее нахлынувшие думы донесся испуганный голос Марины: «Александра Евдокимовна, Вас, наверное, пугает, что у меня ребенок? Но не пугайтесь. Ирина очень ласковая и трудолюбивая девочка».

— Что ты, что ты, доченька! Разве ребенок может быть помехой, — Евдокимовна попыталась успокоить молодых за свою минутную растерянность. — Ведь и ты, Марина, наслышана про нашу беду, когда Петр валялся под заборами. Нет, нет. Раз с Богом в сердце решили начать свою семейную жизнь, так я только рада за Вас буду. Примите мое материнское благословение на Ваш семейный союз».

Ушли счастливые Петр с Мариной. А Евдокимовна, окончательно уверовав, что материнские слезы да горячая молитва спасают дитя из любой беды, засветила лампадку и в вечерней тишине из самой глубины ее материнского сердца полились слова благодарности Пресвятой Богородице, вернувшей ее сына на путь спасения. 

Теги:
Неупиваемая чаша
алкоголизм
пьянство
рассказ
материнство

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации