Публикации

Новые стандарты религиозного образования

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Пресс-служба Казанской епархии
Новые стандарты религиозного образования

Выступление священника Антония Ермошина, секретаря Ученого совета Казанской православной духовной семинарии, в программе «Трибуна „Нового Века“» на телеканале «ТНВ».

— В Татарстане мирно сосуществуют православие и ислам. Интересно узнать, как в казанских храмах проходит подготовка священнослужителей.

— Система религиозного образования в Казанской епархии и в Республике Татарстан включает в себя начальный, средний и высший уровень. Начальное духовное образование люди получают в воскресных школах, которые действуют при различных приходах на территории Татарстана. Со средним образованием гораздо сложнее, потому что средних специальных учебных заведений у нас почти нет. Правда, в прошлом году в Казани открылась православная гимназия, но это не духовное учебное заведение. Это общеобразовательное учебное заведение, в котором образовательный процесс строится на принципах православной культуры и православного вероучения. И пока что она дает только начальный уровень в рамках общего образования, но мы стремимся к тому, чтобы в гимназии был законченный цикл. Основным богословским заведением является Казанская духовная семинария — высшее учебное заведение, которое готовит священнослужителей по программам высшего образования. В семинарии, как и в большинстве российских учебных заведений, введена двухуровневая система образования — четырехлетний бакалавриат и двухлетняя магистратура. Священноначалие Русской Православной Церкви ориентируется на светские стандарты. В первую очередь, на светский стандарт по теологии, который разрабатывается специалистами Министерства образования и науки.

— В семинарии преподаются богословские науки. А светские преподаются?

— Естественно. Те, кто знаком с образовательным стандартом, знают, что в нем есть базовые компоненты. Есть профессиональный цикл, и поэтому в базовый компонент входят те науки, которые есть в любом учебном заведении. Это иностранный язык, философия, история, информатика и другие гуманитарные и естественнонаучные дисциплины. Основная часть, конечно, это богословские дисциплины. Бакалавриат в семинарии дает то базовое высшее образование, которое необходимо для служения в Церкви. Магистратура же повышает образовательный уровень и готовит научные кадры. Некоторые священнослужители, окончив магистратуру, преподают в высших и средних учебных заведениях.

— Расскажите о единой системе образования в Русской Православной Церкви.

В Казани состоялся круглый стол «Актуальные проблемы современного религиозного образования и пути его совершенствования»

— Единая образовательная система Русской Православной Церкви основана на том же принципе, что и светская. Есть бакалавриат и магистратура, также есть общецерковная аспирантура и докторантура. Мы хотим интегрировать систему образования Русской Православной Церкви в Болонский процесс, в который интегрируется и светское образование, поэтому стремимся к максимальному соответствию этим требованиям. Но это ставит под вопрос существование духовных училищ. В нашей республике их нет, но в некоторых регионах они были. Это средние специальные учебные заведения, куда принимали ребят после 9-го класса, но сейчас эти училища не вписываются в процесс. Учебный Комитет Русской Православной Церкви решил не закрывать все училища, а преобразовать наиболее эффективные из них в семинарии, то есть в высшие учебные заведения. Те же училища, которые по разным причинам не могут повысить свой уровень, будут преобразованы в приходские курсы дополнительного образования. Если говорить о нашей семинарии, то раньше у нас была пятилетняя программа обучения, как и в других вузах страны. Сейчас мы перешли на бакалавриат и магистратуру. Но мы прекрасно понимаем, что многие наши абитуриенты не имеют ни начального, ни среднего духовного образования. Они имеют только полное среднее образование. От них требуется, чтобы они были воцерковленными православными христианами. Они приходят с рекомендациями приходских священников. Представители других епархий приходят с рекомендациями епархиальных архиреев. Нужно отметить, что все их духовные познания строятся на самообразовании.

— Священников в Татастане тоже не хватает, как и имамов?

— Да, мы испытываем сильный кадровый дефицит, потому что постоянно открываются новые приходы. Но 20 лет тому назад ситуация была еще более сложная. Тогда по просьбе верующих открывались храмы, а поскольку священников не хватало, то рукополагались лица, не имеющие духовного образования. В надежде на то, что они будут заниматься самообразованием или будут учиться заочно. В нашей семинарии сейчас тоже имеется заочное отделение. На очном отделении на каждом курсе обучаются 10—15 человек, на заочном — 60. Но не хватает не только священников — некоторые духовные учреждения нуждаются в квалифицированных преподавателях. Здесь нам помогают светские коллеги, которые преподают общегуманитарные дисциплины.

— А в дореволюционной России существовал дефицит кадров?

— В то время была другая система. Тогда студент, даже окончивший духовную академию, не всегда получал назначение на приход, потому что не было свободных приходов, поэтому ему приходилось ждать назначения несколько лет. В дореволюционных газетах даже публиковались объявления о вакансиях. Сегодня ситуация совсем другая. Дореволюционная система воспроизводила духовенство из собственной среды: в конце XIX века абитуриентами были, в основном, дети священников. Но нельзя сказать, что это всегда было благом, ведь сословная замкнутость часто имела негативные последствия. Дети священников понимали, что они нигде не смогут найти себе применение. Они понимали, что не смогут поступить в светское учебное заведение. У них был один путь — духовное училище, а затем духовная семинария. Зачастую это отрицательно сказывалось на качестве священников.

В сегодняшней передаче можно было услышать, что у православных и мусульман немало общих проблем. И эти проблемы возникли не вчера — мы решаем их сообща на протяжении нескольких столетий. Общие проблемы заставляют искать общие пути решений. Это сближает и провоцирует диалог, и результаты этого диалога мы видим уже сейчас. Наша семинария, Российский исламский институт, Казанский федеральный университет и Институт востоковедения РАН подписали четырехстороннее соглашение о сотрудничестве, которое позволит решать проблемы сообща. Другие регионы вряд ли могут похвастаться подобным достижением. Общие проблемы сближают, поэтому мы совместно работаем на благо наших конфессий и на благо нашей республики.

Теги:
Религиозное образование
образование
иерей Антоний Ермошин
Казанская духовная семинария

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации