Публикации

Упование на Небесную Покровительницу в дни Великой Отечественной войны

Дата публикации  Количество просмотров
Упование на Небесную Покровительницу в дни Великой Отечественной войны

У Казанской Божией Матери Дивно светел вечный взгляд, Жены, дочери и матери Перед Ней с мольбой стоят.
С. Городецкий

Великую Отечественную войну большинство граждан Советской страны встретили без Бога в сердце — таким был результат атеистической пропаганды. Но уже с первых дней великих сражений люди стали искать веры и надежды, заступничества и святого покровительства. Старики доставали схороненные «до времени» старинные иконы, а комсомольцы-добровольцы шли на фронт с материнскими ладанками да напутственными молитвами. Вера возвращалась в сердца людей, и Матерь Божия не оставалась безучастной к людскому горю. Тяжелые испытания первых лет войны привели к возрождению религиозных чувств народа.

Издавна Святую Русь оберегали чудотворные иконы Божией Матери — Заступницы и Молитвенницы за всех православных. Особенно сильно чувствовалась помощь Богородицы в решающих битвах. С помощью Заступницы Усердной были одержаны победы и под Москвой, и под Сталинградом, и под Кенигсбергом, произошел прорыв Ленинградской блокады.

Помощь Божия привела к славной победе нашего народа в день святого Георгия Победоносца на Пасху 1945 года. Как говорил митрополит Крутицкий и Коломенский Николаи, «верующее сердце нашего народа видит в этих победах силу правды Божией!».

«Наши мертвые нас не оставят в беде», — писал позже Владимир Высоцкий. Вместе с войском на земле выступало небесное войско, на защиту встали все святые, и земле Русской просиявшие... Недаром танковые колонны и боевые самолеты стали носить имена русских святых, и ордена в честь святого благоверного князя Александра Невского, праведного Федора Ушакова засияли на груди наших генералов и адмиралов...

Перед решающими сражениями для моральной поддержки бойцов в русской армии священники исповедовали и причащали воинов, перед боевыми порядками выносили чудотворные иконы и другие святыни. А икона Казанской Божией Матери как главная воинская святыня всегда в дни войны, как правило, находилась при действующей армии. В дни царствования Романовых это было вполне официально. Присутствие чудотворной Казанской иконы Божией Матери на советском фронте официально не подтверждено, но и не опровергнуто.

Оборона и освобождение Москвы

Воскресный день 22 июня 1941 г. был особенным днем для православных верующих Москвы. В этот день отмечался праздник Всех Святых, в земле Российской просиявших. По традиции митрополит Московский Сергий служил в Елоховском кафедральном соборе, где хранился чудотворный Казанский образ из Аверкиевского придела Казанского собора на Красной площади. Возвратившись после службы к себе в скромный деревянный домик, что в Бауманском переулке, владыка узнает трагическую весть: фашистские войска перешли советскую границу, бомбят города и поселки, пролилась первая кровь невинных жертв. Молча удалился он в свою комнату-келью. И через некоторое время вышел оттуда с текстом обращения:

«Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени пред неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и целостью Родины, кровными заветами любви к своему Отечеству. Но не в первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божией помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении, потому что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге пред родиной и верой, и выходили победителями. Не посрамим же их славного имени и мы православные, родные им и по плоти, и по вере. Отечество защищается оружием и общим народным подвигом, общей готовностью послужить Отечеству в тяжкий час испытания всем, чем каждый может. Тут есть дело рабочим, крестьянам, ученым, женщинам и мужчинам, юношам и старикам. Всякий может и должен внести в общий подвиг свою долю труда, заботы и искусства».

То был призыв главы Церкви к своей многомиллионной пастве проявить чувства патриотизма и в словах, и в делах. Воззвание рассылалось по епархиям, церквам и приходам, вызывая сердечный отклик у миллионов верующих.

...Стояла поздняя осень 1941 года. Немцы рвались к Москве. Страна оказалась на грани катастрофы. В те дни исчезала сама вера в победу; людьми овладевала паника, страх, уныние.

Прорвав все линии обороны, танковые колонны немцев вырываются на Волоколамское шоссе. Истекая кровью, рота панфиловцев прикрывает столицу, но именно они и останавливают немецкие полчища, всю ту фашистскую армаду, которую не могли остановить наши армии, полегшие на московских рубежах. Что не в силах человеческих — в руках Божьих. Кто, как не Матерь Божия, укрепил сердца? Чье святое знамение было над солдатами? Сколько людей в России и за ее пределами молилось в те ночи перед ее святым образом, и молитвы были услышаны...

Обескровив наступавшие группировки вермахта, советские войска в ходе битвы под Москвой перешли в декабре 1941 года в контрнаступление. Победа Красной Армии явилась началом коренного перелома в войне. Верующие из уст в уста передают весть о чудесном спасении, утверждая, что перед битвой самолет с Казанской иконой Пресвятой Богородицы облетал столицу. Да так ли уж важно, Казанский ли образ, или Тихвинский был на борту, и имел ли место сам факт полета. Стоит ли объяснять причину заступления Божия? Главное, пришло спасение.

Разгром немцев под Москвой — истинное чудо, явленное молитвами и заступничеством Божией Матери. Немцы в панике бежали, гонимые ужасом, по дороге валялась брошенная техника, никто из вражеских генералов не мог понять, почему это произошло. А ведь в те дни в Москве молебны перед Казанским образом служили каждый день, храмы были полны и люди шли к образам по велению сердца. Разве не чудо для безбожного времени?

Почему вообще появилась легенда о крестных облетах? Для православных христиан в Казанской иконе воплощена идея молитвенного заступничества и ходатайства Пресвятой Богородицы за наше Отечество. Во время Великой Отечественной войны Святейший Патриарх Московский и всея Руси Сергий перед чудотворной Казанской иконой Божией Матери совершал молитвы и произносил проповеди, утверждавшие веру в победу над германским фашизмом.

Вечером 26 июня 1941 года в Московском Богоявленском Елоховском соборе при огромном стечении народа состоялся молебен о победе русского оружия. Оглашено было послание митрополита Сергия от 22 июня. По окончании службы митрополит обратился к народу с проповедью, взывая к патриотическим чувствам верующих, призывая их на защиту Отечества. В его словах звучало предупреждение, что враг угрожает христианству, что он несет на штыках не только рабство, но и «идолопоклонство, уничтожение родных православных святынь и веры», потому каждый православный обязан противостать «нашествию инопоклонников». С этого времени во всех храмах Московского Патриархата стали совершаться подобные молебствия по специально составленному тексту «Молебен в нашествие супостатов, певаемый в Русской Православной Церкви в дни Великой Отечественной войны».

С патриотическими посланиями, проповедями, обращениями выступали в Елоховском кафедральном соборе и другие православные иерархи. Митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Симанский), выступая 10 августа на богослужении в Елоховском кафедральном соборе в Москве, проповедовал:

«Патриотизм русского народа ведом всему миру. Он носит особый характер самой глубокой, горячей любви к своей родине. Эту любовь можно сравнить только с любовью к матери, с самой нежной заботой о ней. Кажется, ни на одном языке рядом со словом «родина» не поставлено слово «мать», как у нас. Мы говорим «родина-мать», и как много глубокого смысла в этом сочетании самых дорогих для человека слов! Русский человек бесконечно привязан к своему отечеству, которое для него дороже всех стран мира. Ему особенно свойственна тоска по Родине, о которой у него постоянная дума, постоянная мечта. Когда Родина в опасности, особенно разгорается в сердце русского человека эта любовь. Он готов отдать все свои силы на защиту ее; он рвется в бой за ее честь, неприкосновенность и целость и проявляет беззаветную храбрость, полное презрение к смерти. Не только как на долг, священный долг, смотрит он на дело ее защиты, но это есть непреодолимое веление сердца, порыв любви, который он не в силах остановить, который он должен до конца исчерпать».

Следует упомянуть еще об одном событии того периода. 9 апреля 1942 года в Москве впервые за многие годы было разрешено проведение крестного хода со свечами, и это несмотря на опасность воздушного налета. О статусе мероприятия говорит даже тот факт, что в тот день специальным указанием было приостановлено действие чрезвычайного положения в столице. Литургия в Елоховском соборе в день праздника иконы Казанской Богоматери 4 ноября 1941 года предварила выступление Сталина по радио 6 ноября 1941 года.

Отец Дмитрий — один из многих православных священников,принимавших участие в обороне Москвы

Храм был переполнен. Перед встречей архиерея московские благочинные в полном облачении — отец Павел Цветков и отец Федор Казанский — вынесли икону Казанской Богоматери через Царские врата центрального алтаря и, благословив ею молящихся, положили на аналой перед архиерейской кафедрой.

Проповедь митрополита Киевского, Галицкого и всея Украины Николая тоже была посвящена образу Казанской Богоматери: «Мы пройдем через все испытания, под знаменем Богородицы победим врага. С нами Бог, с нами Богородица. Мы молимся о единстве нашего народа. Мы верим, победа придет!».

Ленинградская блокада и святое заступничество

Военные действия вблизи Ленинграда продолжались 900 дней. В июле-сентябре 1941 года войска немецкой группы армий «Север», имея превосходство в силах, преодолели сопротивление советских войск и вышли к окраинам Ленинграда и Ладожскому озеру, отрезав город от страны.

Осажденный город — непрерывные артобстрелы, страшный голод, отсутствие воды, кромешная тьма, лютые морозы. И только одна «дорога жизни» через Ладожское озеро, по ней идут машины с хлебом, вывозят эвакуированных детей и стариков... Все мы знаем, что эта дорога жизни для многих стала дорогой смерти.

Как понять, как объяснить, почему вышедшие уже на городскую трамвайную остановку (маршрут шел прямо в центр города!) немцы застряли здесь на два года, но так и не сумели взять Ленинград?

Конечно, защитники города проявили чудеса мужества и героизма, но разве у бойцов, оборонявших Брест, Киев или Смоленск, не было мужества? Разве мало геройских подвигов совершено солдатами разгромленных немцами по пути к Ленинграду дивизий и корпусов?

Попыткой ответа на это чудо военной истории является хранимое в народе предание о том, что блокадный город спасен обнесением чудотворной Казанской иконы вокруг стен города... Немало легенд возникло во время Великой Отечественной войны, но эта одна из самых известных.

Это народное осмысление чудесной Божией помощи, превратившееся в благочестивое предание большой значимости для верующих. Задолго до этих славных и тяжелых событий, во времена Петра I, святитель Митрофан Воронежский, по другому преданию, возвестил императору, основавшему новый город святого Петра, что, пока Казанская икона в городе и народ перед ней молится Пресвятой Богородице, нога вражеская не ступит на его землю. Православные люди верили, что и в годы Великой Отечественной войны Казанская Богоматерь не оставила русский народ, именно Она помогала выстоять защитникам и жителям Ленинграда в тяжелые блокадные годы.

К сожалению, документов, освещающих духовную жизнь блокадного Ленинграда, сохранилось ничтожно мало, и в основном они отражают церковно-патриотические сборы в Фонд обороны. Участники и очевидцы событий, духовенство, певчие и другие церковные труженики не оставили ни дневников, ни воспоминаний. Запись их рассказов началась с опозданием на 40 и более лет. Но многое восстановить можно и сегодня.

В начале войны в Ленинграде оставалось пять действующих православных церквей: Никольский Морской собор, Князь-Владимирский и Преображенский соборы и две кладбищенские церкви. Храмы города были переполнены молящимися и причастниками. Даже в будние дни подавались горы записок о здравии и о упокоении. Температура в храмах опускалась часто ниже нуля, прихожане падали в голодные обмороки, певчие стояли в пальто, в валенках, от взрывов бомб окна в храмах нередки разбивались воздушной волной, по церквам гулял морозный ветер. Вероятно, что при этих обстоятельствах ни условий, ни возможности, ни сил у духовенства для обнесения крестным ходом иконы Божией Матери вокруг окруженного фашистами города просто не было. Но, как это часто бывает, суровая правда оказывается 6олее удивительной, чем самые благочестивые легенды. Реальных «утешительных и радующих знамений Промышления Божия» в истории города на Неве за военные годы было множество — как ни в один другой период.

Очевидцы свидетельствуют, что сотни и тысячи ленинградцев на пороге смерти избавились от внушенного режимом страха переступить порог церковный и поклонится Святой Заступнице. Это стало главной духовной победой, предваряющей победу оружия.

«Большой религиозный и патриотический подъем во всей стране, — писал летом 1911 года Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский) в письме митрополиту Вениамину (Федченкову) в Америку. — С самого начала войны деятельность Церкви проникала в самую душу народную,.. давала утешение страждущим, скорбящим, унывающим. Можно сказать, что в храмах, в молитве верующие почерпали единственное утешение в душевных страданиях».

Жители осажденного города рыли окопы под Ленинградом, а возвращаясь в город, измученные и голодные, спешили, прежде чем дойти до дому, во Владимирский собор приложиться к Казанскому образу Заступницы Усердной. Разве это не удивительно?

Поражает духовный подвиг иерархов Русской Православной Церкви. В осажденном Ленинграде митрополит Ленинградский Алексий разделил участь многострадальной паствы. Литургию в Неделю всех Русских святых 22 июня 1941 года митрополит Алексий служил в Князь-Владимирском соборе. Заветная святыня — храмовый образ Казанского собора — оказалась переданной в патриарший Князь-Владимирский собор. Вообще, с первых дней войны в годовом богослужебном круге собора особое место заняли дни празднования Казанской иконы Божией Матери.

Своими проповедями и посланиями владыка наполнял души исстрадавшихся ленинградцев мужеством и надеждой. В Вербное воскресенье в храмах было прочитано его архипастырское обращение, в котором он призывал верующих самоотверженно помогать воинам честной работой в тылу.

«Победа достигается силой не одного оружия, — сказал архипастырь, — а силой всеобщего подъема и могучей веры в победу, упованием на Бога, венчающего торжеством оружия правды, «спасающего» нас «от малодушия и от бури» (Пс.54:8). И само воинство наше сильно не одной численностью и мощью оружия, в него переливается и зажигает сердца воинов тот дух единения и воодушевления, которым живет весь русский народ».

Ленинградский благочинный протоиерей Николай Ломакин, который за все время блокады был в постоянном общении с митрополитом Алексием, вспоминал:

«Владыка митрополит бесстрашно, часто пешком посещал ленинградские храмы, совершал в них богослужения, беседовал с духовенством и мирянами всюду внося бодрость, веру в победу, христианскую радость и молитвенное утешение в скорбях. Сам иногда больной, Владыка в любое время дня принимал приходивших к нему мирян и духовенство. Со всеми ровный, приветливый — для каждого он находил ласку, умел ободрить мало душных и подкрепить слабых. Никто от нашего владыки не уходил опечаленным, не окрыленным духовно. Очень многим Владыка из личных средств оказывал материальную помощь, лишая себя, по-христиански делился пищей. Желая молитвенно утешить и духовно ободрить пасомых в тяжкие дни блокады Ленинграда, Владыка Алексий нередко сам отпевал усопших от голодного истощения мирян, невзирая на лица и обставляя эти погребения особо торжественно». Заслуги пастыря признало и государство — 11 ноября 1943 года Владыке была вручена правительственная медаль «За оборону Ленинграда».

В ходе 900-дневной блокады советские войска отразили все атаки врага. В январе 1943 года блокада была прорвана на узком участке вдоль южного берега Ладожского озера. 14 января 1944 года советские войска перешли в наступление...

Уходя на фронт, солдаты приходили в Казанский собор к усыпальнице героя России — князя Кутузова

Встречая победную весть о полном освобождении от блокады, православные верующие города на Неве молились «единым сердцем». Особую благодарность верующие испытывали к чудотворному Казанскому образу, молитвы перед которым согревали души молящихся благодатным светом Божиим. За литургией в тот день звучат слова пророка Исаии: «Народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет».

Сталинградская битва

В мировой истории есть события, которые навечно сохраняются в памяти человечества. К числу особенных побед русского оружия относится Сталинградская битва, по размаху и напряжению превзошедшая все вооруженные столкновения прежних времен. Именно это противостояние на Волге окончательно сломало хребет вражескому войску.

После сокрушительного поражения под Москвой германское командование рассчитывало нанести главный удар на южном направлении: прорваться через Ростов к Сталинграду и на Северный Кавказ, а оттуда к Каспийскому морю и на север, вдоль Волги. Поэтому оборона Сталинграда представлялась советскому руководству важнейшей стратегической задачей.

Подробно описанная история Сталинградской битвы, исследования ученых, воспоминания генералов не отвечают в полной мере на вопрос, как практически павший к осени 1942 года Сталинград выстоял. Немецкие солдаты, пройдя тысячи километров от границы, уже видели волжскую волну, но так и не могли пройти последние метры, словно незримая стена вставала перед ними. Непостижимо...

Здесь чудеса на каждом шагу. 27 сентября, в день Воздвижения Креста Господня, три бойца (!) во главе с сержантом Яковом Федоровичем Павловым отбили четырехэтажный дом и удерживали его в течение трех суток, отбивая яростные атаки вражеской дивизии. Недаром немецкий комендант, назначенный гитлеровцами главой города, генерал-майор Леннинг назовет сопротивление Сталинграда «удивительным».

Казанский собор Сталинграда

Было таким же непостижимым чудом Господним, что храм во имя Казанской иконы Божией Матери с приделом преподобного Сергия Радонежского остался чуть ли не единственным уцелевшим зданием среди городских руин.

Может быть, поэтому в народе живо благочестивое предание о том, что одна из главных святынь России — чудотворная Казанская икона Божией Матери — в то время находилась на правом берегу Волги в частях 62-й армии Чуйкова. Будто бы ее привезли старцы по негласному поручению Сталина. И когда защитники города остались на маленьком пятачке у Волги, они не отступили, укрепляемые самой Богородицей. Еще говорят, что икона облетела Сталинград на самолете, что перед ней шла непрестанная служба — молебны и поминовения погибших воинов, и икону привозили на самые трудные участки фронта. Поэтому же преданию, священство служило молебны, солдат кропили святой водой. Ей молились и перед началом контрнаступления.

Сегодня все отчетливее звучат слова, что на Волге в битве с фашизмом решался исход Второй мировой войны и судьба человечества. Могла ли Заступница остаться безучастной?

Линия фронта в эти тяжелые дни страшной войны проходила через сердца людей, души которых просветлялись истинной верой. По свидетельствам участников Сталинградской битвы, никакого молебна перед привезенной Казанской иконой перед началом битвы не было. Но те же фронтовики честно рассказывали, что пока они с оружием в руках защищали страну, в православных храмах не прекращались молитвы о победе нашей армии.

Историй чудесного спасения за годы великой войны было множество. Вот лишь одна из них. В Тракторозаводском районе выстоял в бомбежку всего лишь один дом. Главой семейства здесь осталась пожилая женщина. Всякий раз, когда начинался артобстрел, она выносила старинную Казанскую икону Богоматери и с молитвами обходила дом до тех пор, пока не стихал гул самолетов. Так и дом спасла, и с фронта все мужчины ее семьи вернулись живыми.

В Государственном архиве Российской Федерации хранится уникальный документ: отчет уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви по УССР тов. Ходченко председателю этого же Совета Г.Г. Карпову. В нем убежденный атеист доносил вышестоящему начальству... о Божием чуде, свидетельницей которого была целая воинская часть, прибывшая на Украину со Сталинградского фронта. В середине июля 1942 года в район города была направлена Шестьдесят четвертая армия генерала Чуйкова, на которую легла основная тяжесть борьбы с противником, чьи силы насчитывали двадцать шесть дивизий.

В сентябре 1942 года фашисты, в руках которых уже находилась большая часть города, готовились к генеральному штурму крепости на Волге! В течение месяца шли тяжелые уличные бои за каждый метр пропитанном кровью приволжской земли. Одиннадцатого ноября нацисты предприняли очередную попытку штурма города. Наши войска оказались рассеченными на три части. Но в самый критический момент битвы бойцы одной из частей прославленной армии увидели нечто такое, что ошеломило их: в ночном осеннем небе Сталинграда появилось знамение, указывающее на спасение города и на скорую победу наших войск. К сожалению, в отчете уполномоченного не сказано, что именно увидели воины в сталинградском небе. Можно только добавить, что народное предание прочно связало между собой Сталинградское знамение и чудеса Казанской иконы Божией Матери в Сталинграде. Как бы то ни было, Господь ясно указал верующим, что не оставит русский народ в дни страданий. Дальнейшее развитие событий — окружение врага и контрнаступление советских войск — служило тому ярким подтверждением.

Легендарный командарм, прославленный маршал Чуйков стал посещать православные храмы. Герой Сталинградской битвы ставил свечи перед иконами, вспоминая битву и знамение Богородицы... Особенным чудом было и то, что в разрушенном Сталинграде были открыты первые церкви: в мае 1943 года — Никитский храм, в июле 1945 года — Казанский собор.

Символично, что в год 60-летия победы в Сталинградской битве от подножия Мамаева кургана к братской могиле павших российских воинов прошел крестный ход, и открывала его Казанская икона Божией Матери.

Священный прорыв

В годы противостояния, страшных испытаний Великой Отечественной войны, как умела, молилась Россия, словно очнувшись от смертного сна! И главное чудо, которое происходило с людьми на войне, — обращение к вере. Народная мудрость выразила духовный закон, проявивший себя в военные годы, в одной фразе: «Чем больше горя, тем ближе к Богу».

Русский народ осознал, что враг посягает на самые основы русской православной цивилизации, на духовные святыни Святой Руси, и поднялся на их защиту. Небывалый патриотический подъем примирил народ и власть, заставил забыть о взаимных обидах. Недаром война стала священной, что дало основание для церковных молитв о ниспослании победы русскому оружию.

«Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой
С фашистской силой темною, с проклятою ордой.
Пусть ярость благородная вскипает, как волна,
Идет война народная, СВЯЩЕННАЯ война!»

За русских молятся братья во Христе по всему миру. Впервые за многие годы стирается облик вражеского противостояния белых и красных в гражданской войне, возрождается понимание ценности Отчизны, народного единства. В далекой Америке бывший глава военного духовенства белой армии митрополит Вениамин (Федченков) призывал Божие благословение на воинов Советской армии, на весь народ, любовь к которому не прошла и не уменьшилась в годы вынужден ной разлуки. 2 июля 1941 года он вы ступил на многотысячном митинге и Медисон-Сквер-Гарден с обращением к соотечественникам, союзникам, ко всем людям, сочувствовавшим борьбе с фашизмом, и подчеркнул особый, промыслительный для всего человечества характер совершавшихся на востоке Европы событий, сказав, что от судьбы России зависят судьбы всего мира. Особое внимание владыка Вениамин обратил на день начала войны — день Всех Святых, в земле Российской просиявших, считая, что это есть «знак милости русских святых к общей нашей Родине и дает нам великую надежду, что начатая борьба кончится благим для нас концом».

В годы Великой Отечественной войны через верующих и духовенство Русской Православной Церкви Господь явил Свою несокрушимую силу, перед которой планы врагов Христовых оказались «немощными дерзостями». Обращение людей к Богу, горячие молитвы в уцелевших храмах, решимость людей после десятилетий атеизма вновь переступить порог Дома Божия, прибегнуть к святым таинствам Церкви — так было повсюду...

Председатель совета по делам церкви, докладывая в ЦК ВКП(б) о праздновании Пасхи в московских и подмосковных храмах в ночь с 15 на 16 апреля 1944 года, подчеркивал, что почти во всех церквах побывали военные — офицеры и солдаты.

Война подвергла переоценке важнейшие человеческие ценности и коснулась переосмысления основ советского государства, вернула людей к реальности жизни и смерти. Недаром анализ международного положения и религиозной ситуации на оккупированной территории убедил Сталина, что необходимо поддержать возглавлявшуюся митрополитом Сергием Русскую Православную Церковь. 4 сентября 1943 года митрополиты Сергий, Алексий и Николай были приглашены в Кремль для встречи с И.В. Сталиным. В результате этой встречи было получено разрешение на созыв Архиерейского Собора, избрание на нем Патриарха и решение некоторых других церковных проблем. На Архиерейском Соборе 8 сентября 1943 года Святейшим Патриархом был избран митрополит Сергий. 7 октября 1943 года был образован Совет по делам РПЦ при Совнаркоме СССР, что свидетельствовало о признании правительством факта существования Русской Православной Церкви и стремлении урегулировать с ней отношения.

Казанская икона Божией Матери в партизанских отрядах

С конца 1990-х годов в храме святого благоверного князя Александра Невского в Пскове хранится икона Божией Матери, которая во время немецкой оккупации помогла выжить местному партизанскому отряду. Сей воинский храм поставлен в 1908 году как полковая церковь, и только в 1992 году, после полувека забвения и запустения, в нем вновь начались службы. В музее этого храма хранятся различные реликвии, относящиеся к истории Православной Церкви: это и уникальные кресты с финифтью, сбереженные в лихолетье пожилыми прихожанками, и риза Иоанна Кронштадтского, и дорожная Библия последнего русского императора. Хранится здесь и небольшая икона Казанской Божией Матери.

В 2000 году этот образ принес и передал настоятелю один немолодой пскович, родом из Порховского района, не назвавший своего имени. Даритель рассказал, что икона досталась ему от односельчан из Порховского района, где во время войны существовала «партизанская республика», и в одном из отрядов народных мстителей хранился этот лик Пречистой Богородицы.

После Сталинградской битвы многим боровичанам пришлось бежать в леса — из-за подозрений в помощи партизанам им грозили либо концлагерь, либо высылка в Германию на рабский труд. В одночасье ночью покинула свою избу (вскоре сожженную карателями) и одна пожилая благочестивая женщина. С собой она взяла и небольшой семейный образ — Казанскую икону. В партизанском лагере, в глубине лесной глухомани, «за тремя озерами», и землянке, которая стала для нее новым домом, поставила святой лик, зажгла лампадку и стала молиться...

Священник в партизанском отряде

Однажды, перед очередной боевой вылазкой, подошел к ней пожилой партизан-односельчанин: «Дозволь перед иконкой твоей помолиться...». Случилось так, что с той операции он единственный живым вернулся. И пошло: сначала по одному, а потом и по нескольку человек стали партизаны, уходя на задание, творить молитву Пресвятой Деве перед ее Казанским образом... Предание рассказывает, что единственным в отряде, кто на эту иконку не крестился, был политрук отряда, который как коммунист считал это для себя неприемлемым. Но настал день, когда немцы окружили этот партизанский отряд. Народные мстители смогли скрыться, но их вновь обнаружили. Второй раз партизаны сменили место лагеря — и вновь были настигнуты врагами. Несколько раз они ходили на прорыв — безрезультатно, лишь полегла почти половина отряда. Тут политрук и встал на колени перед Казанской: «Спаси, Заступница!» И... прорвались, к своим вышли.

После войны икона еще долгое время находилась в семье той же благочестивой женщины в селе Боровичи, что в двадцати верстах от городка Порхов. Святой образ хранился и очень почитался верующими села. После кончины верующей чудотворная икона была сохранена и передана в храм.

Храм Александра Невского в Пскове, где находится Партизанская Казанская

Сегодня по благословению архиепископа Псковского и Великолукского с Партизанской иконой Богородицы ежегодно совершаются крестные ходы по деревням и селам Порховского края. Специальный крестный ход с молитвами прошел с иконой по партизанским местам Порховской земли. Молебен отслужили и в сожженной фашистами деревне Красуха, и на военном братском кладбище Порхова...

Лик Заступницы, пусть и не древний, но вдохновенно написанный, укрепили на алтарной стене храма, возле него всегда горит лампада. А в народе чудотворную икону по-прежнему называют «Партизанская».

Поистине народная, крестьянская Казанская икона, защищавшая своим святым покровом людей, сражавшихся против извергов, сегодня особенно почитаема воинами и их семьями. К Покровительнице обращаются с молитвами о защите...

Благодатная помощь при штурме Кенигсберга

Среди многочисленных свидетельств заступничества и помощи Божией Матери через Казанский образ особенно памятны события 1944 года и штурм Кенигсберга.

Вот что рассказывает офицер, бывший в самом центре битвы за город-крепость: «Наши войска уже совсем выдохлись, а немцы были все еще сильны, потери были огромны и чаша весов колебалась, мы могли там потерпеть страшное поражение. Вдруг видим: приехал командующий фронтом, много офицеров, а с ними священники с иконой».

Матушка София

Матушка София: о себе и о войне

Видела молебен священников под Кенигсбергом и матушка София, до недавнего времени работавшая монастырским садовником в Раифской обители, что недалеко от Казани. От Москвы до Берлина прошла эта женщина, сражаясь за родную землю:

«Когда началась Великая Отечественная, я училась и Алма-Атинском сельхозинституте. Несмотря на «сельские специальности», студентов с первого курса уже к войне готовили: кого на медсестру, кого на радиста... Я попала в радисты из-за абсолютного слуха.

...Помню Кенигсберг. Мы от носились ко Второму Белорусскому фронту, которым командовал маршал Константин Константинович Рокоссовский. Но наше подразделение (13-й район авиационного базирования) находилось вместе с войсками Прибалтийского фронта недалеко от места боев за Кенигсберг. Трудно он давался. Мощные укрепления, связанные подземкой, большие силы немцев, каждый дом — крепость. Сколько наших солдат погибло! Взяли Кенигсберг с Божией помощью. Я сама видела, хотя наблюдала с некоторого отдаления. Собрались монахи, батюшки, человек сто или больше. Встали в облачениях с хоругвями и иконами. Вынесли Казанскую икону Божией Матери... Вокруг бой идет, а солдаты улыбаются: «Ну, батюшки пришли, теперь дело будет!». И только монахи запели — стихло все. Стрельбу как отрезало. Наши опомнились и за какие-то четверть часа прорвались... Когда у пленного немца спросили, почему они бросили стрелять, он ответил: «Оружие отказало». Один знакомый офицер сказал мне тогда, что до молебна перед войсками священники молились и постились неделю».

...А за победу в войне молилась Русская Православная Церковь. Молились в храмах, чудом сохранившихся после четверти века церковного разгрома, украдкой возносили молитвы в хатах, с опаской молились в лагерях, которые по-прежнему были наполнены репрессированными священнослужителями. После 1943 года многие молились уже открыто. Сотни тысяч молитвенников шли со святыми именами на устах в праведный бой. Вот она — молитва, которую переписывали вручную и передавали из рук в руки.

Теги:
Великая Отечественная война
война
Ленинградская блокада
Сталинградская битва
Казанская икона Божией Матери
чудеса
Казанская икона Божией Матери — публикации
Великая Отечественная война — публикации

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации