Публикации

Гурий — первосвятитель земли Казанской

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Александр ПОНЯТОВ
Гурий — первосвятитель земли Казанской

После падения Казанского ханства Иван IV и его ближайшее окружение ясно осознавали, что присоединение к Русскому государству должно быть не только внешним, механическим, но необходима и «внутренняя опора» в сознании нерусских народов края. Профессор Н.П. Загоскин писал: «Край, приобретённый силою оружия, должен был покориться и оружием духовным»1. С целью осуществления духовно-просветительской миссионерской деятельности в 1555 году правительство учредило в Казани специальную епархию, независимую от административно-военного управления, которая в порядке иерархического старшинства была поставлена между епархиями Новгородской и Ростовской. Первым архиепископом Казани, Свияжска, Васильсурска и Вятки с их округами был избран Гурий.

Архиепископ Гурий одной из главных своих задач видел организацию миссионерской работы. Результатом этой деятельности было появление в XVI веке новой группы татар-новокрещён. Историк С.М. Соловьёв так описывает миссию Гурия: «Это отправление было необычное, первое в русской истории: архиепископ ехал в завоёванное, неверное царство распространять там христианство, поход Гурия в Казань… был завершением покорения Казани, великого подвига, совершённого для торжества христианства над мусульманством»2.

Святитель Гурий родился в конце XV века3 в небольшом городке Радонеже, близ Сергиева посада, Московской губернии. В миру носил имя Григория Григорьевича Руготина. Родители его принадлежали к сословию младших бояр. Так как они были люди небогатые, то Григорий, будучи юношей, поступил в услужение к богатому князю Ивану Пенкову (из рода князей Ярославских). Вскоре Григорий завоевал огромное доверие своих хозяев. Старшие товарищи4 Григория, завидовавшие благоволению князя и княгини к кроткому юноше, который стал главным управляющим княжеского дома, обвинили его в любовной связи с женой князя. Донос был явно ложным. Князь поверил доносчикам и приказал убить Григория, но молодой княжич, уверенный в невиновности матери, убедил отца не предавать юношу смерти, тем самым не показывать всем, что он поверил клевете, позорившей весь дом князя. Было приказано бросить Григория в земляную темницу (погреб, обложенный срубом) и приставить к ней стражу. Узнику было разрешено взять с собой только икону Божьей Матери. В темнице было одно небольшое оконце, в которое опускали Григорию для пищи по одному снопу овса на три дня и небольшое количество воды. В этих тяжелейших условиях заключения Григорий провёл два года5, терпя полное одиночество, темноту, летом — зной и сырость, а зимой — холод. Это подорвало силы Григория, и в последующие годы своей жизни он не отличался хорошим здоровьем, хотя был крепкого сложения и высокого роста, как это видно из сохранившихся до нашего времени иконописных его изображений. К концу второго года заключения надзор за Григорием был ослаблен, и ему было разрешено писать книги (составлять азбуки) для обучения малолетних детей грамоте и начальным молитвам. Книжки эти продавались его другом, а деньги раздавались нуждающимся6. Следует отметить, что печатных книг тогда ещё не было и писать умели немногие, поэтому все книги были очень ценны.

В конце второго года заключения Григорий увидел в своей темнице необычайный свет и, приняв его сначала за «вражеское наваждение»7, стал усердно молиться, но свет не исчезал. Тогда он подошёл к двери, которая оказалась незапертой. Посчитав это за Промысел Божий, Григорий, помолившись, вышел из темницы и направился прямо в ближайшую обитель преподобного Иосифа Волоколамского, известную в то время строгостью своих «общежительных» правил8. Точной даты прихода Григория в монастырь мы не знаем. Однако по имеющимся сведениям, оставленным митрополитом Гермогеном, известно, что святитель Гурий скончался, «быв в старости доброй», то есть более, чем в 60 лет, и, предполагая, что он прожил около 80 лет, а монашество принял в молодых летах, можно с большой вероятностью утверждать, что в обитель Григорий пришёл не позже конца 10-х — начала 20-х годов XVI столетия. Монашеский постриг Григорий принял, по одному предположению, от самого преподобного Иосифа Волоколамского, по другому — от одного из преемников его по игуменству — Даниила (1515—1522 ) или Нифонта (1522 —1543)9 и был наречён Гурием (в переводе означает «пришелец»)10. Ревностно исполняя строгий монастырский устав, Гурий снискал общее уважение братии, так что после смерти игумена Нифонта он был избран в игумены Волоколамского монастыря, где и находился в этой должности в течение 8 лет и 10 месяцев11. Мудрое управление Гурия монастырём стало известным царю Иоанну Васильевичу, не раз встречавшемуся с уважаемым им игуменом.

Гурий был очевидцем важных событий в истории Русской Православной Церкви. По некоторым сведениям, как игумен знаменитого монастыря он принимал участие в соборах 1547, 1549 и 1551 года.12 Можно предположить, что благодаря своему положению и близости к царю, он мог иметь большое влияние на этих соборных совещаниях. О воззрении игумена Гурия на церковную русскую жизнь XVI века известно только то, что по вопросу о праве монастырей владеть вотчинами Гурий всецело придерживался точки зрения преподобного Иосифа Волоцкого, а именно считал это владение не только законным, но и необходимым для блага церкви. Следует также отметить отличительную особенность его взглядов на управление монастырями. Он был убеждён, что никакие попечения о внешнем благолепии и изобилии обители никогда не смогут быть сопоставимы со стремлением о спасении души. Излишнее же украшение и обогащение монастыря он считал даже вредным. В этом отношении характерны приписываемые ему слова: «Не добро монастыри богатити чрез потребу и великии отчины давати, они бо сим более пустуют».13

В начале 1552 года физическая ослабленность, а также его желание удалиться от всего, что так или иначе выдвигало его личность из ряда других, вынудили Гурия оставить игуменство. Оставшись в своем монастыре, Гурий ещё около двух лет продолжал жить простым монахом. Однако уже в 1554 году по воле государя он был послан настоятелем в Троицкий Селижаров монастырь Тверской епархии, откуда вскоре — в 1555 году — и был избран по жребию на открытую в Казани архиепископскую кафедру. Рукоположение Гурия в сан архиепископа Казанского и Свияжского было совершено митрополитом Макарием 7 февраля («Житие святителя Гурия», составленное Гермогеном) 1555 года14 c великой торжественностью15. Знаменательно было и то, что рукоположение Гурия в святительский сан совпало с днём памяти Парфения, епископа Лампсакийского, который среди своей паствы, большая часть которой состояла из идолопоклонников, сумел распространить здесь веру Христову. То же предстояло сделать и архиепископу Гурию.

Вскоре в помощь Гурию были назначены Герман, бывший архимандрит Старицкого Успенского монастыря, Варсонофий, игумен Песношского монастыря, и другие лица духовного и светского звания из архиепископского двора. Герман (принял пострижение во время игуменства Гурия) был назначен в Свияжский Успенский монастырь, а Варсонофий (хорошо знавший арабский язык) — в Спасский Казанский монастырь, которые ещё только должны были строиться.

По сведениям, оставленным Гермогеном, путешествие архиепископа Гурия в Казань с самого его отъезда из Москвы 26 мая и до прибытия в епархию 28 июля 1555 года проходило в непрерывном богослужении, проходившем с большой торжественностью. Так, будучи в Коломне, святитель Гурий был встречен владыкою Феодосием и всем освященным собором, где ими были совершены Литургия и молебен. То же было в Рязани и во многих других городах, лежавших на пути следования в Казань. Интересен и тот факт, что, прибыв на то место, где предполагалось основать город Чебоксары, архиепископ Гурий собственноручно определил место для строительства будущего храма во имя Введения Божией Матери во храм, поставив на нём полотняную церковь, после чего благословил местных жителей Владимирскою иконою Божьей Матери.

В Свияжск Гурий прибыл 27 июля 1555 года, где им было совершено освящение воды в соборной церкви во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Затем, обойдя городские стены, он окропил их водой, совершил Литургию и произнёс поучение народу.

В Казани, встреченный всем православным духовенством (28 июля 1555 года), он сразу же отправился с крестным ходом в Кафедральный собор, где им был совершён молебен. Так же, как и в Свияжске, им были окроплены городские стены, а при воротах прочитаны молитвы о сохранении царя и всех православных христиан. Возвратившись в собор, архиепископ Гурий отслужил Литургию, произнес поучение народу и совершил чин Православия, чтобы Православие распространялось и укреплялось твёрдо среди вверенной ему паствы.16

Отправляя в Казань её первого архиепископа Гурия, Иван IV снабдил его особым наказом. Он рекомендовал Гурию неустанно заботиться о привлечении татарского населения к христианской вере и с этой целью «говорити и приводити» их к себе ласкою и приветом, угощать приходящих к нему по делам татар квасом и мёдом, беседуя с ними «тихо и с умилением, а жестокостию с ними не говорити»17. Склонять татар к Православию рекомендовалось «любовью», крестя только желающих, а «страхом их ко крещению никак не приводити»18. Проповедуя каждый воскресный день в церкви по предписанию царя, архиепископ Гурий наставлял прихожан домашними поучениями и многих, как свидетельствует его жизнеописатель митрополит Гермоген (впоследствии патриарх Московский и всея Руси), обратил в веру христианскую. Основываясь на учении Вселенских соборов и учителей Церкви, которым святитель Гурий питал свою паству, он ясно понимал, что для нерусских народов Казанского края необходима была ясность, убедительность и, безусловно, знание крещёными «инородцами» церковнославянского языка, на котором совершалось богослужение. Кроме того, Гурий отчётливо осознавал, что обращение в Православие татар и язычников зрелого и старческого возраста сулило немало трудностей, «ибо дело это так же трудно, как трудно выпрямить дерево, скривившееся в молодости и вошедшее в силу. При этом жатва в пастве святителя Гурия была крайне обширна, а делателей было очень мало»19. Этих «делателей» и решил готовить Гурий посредством организации школ (при вновь построенных монастырях) для новокрещёных, где, по его мнению, «иноки должны были заниматься обращением неверных и обучением детей мухаммедан и язычников»20. Поздние авторы, основываясь на письмах Ивана IV, неоднократно высказывали свои соображения по данному вопросу. Так, профессор Казанского императорского университета и секретарь совета «Общества археологии, истории и этнографии» при университете К.В. Харлампович, ссылаясь на Я. Орлова, автора статьи в газете «Заволжский муравей» 1832 года, писал, что «Гурий завёл в Казани первое училище для обучения детей татар, черемис и чуваш закону христианскому и языку славяно-российскому»21. Автор «Краткой истории города Казани» М.С. Рыбушкин отмечал, что «Гурий в 1557 году, с дозволения царя Ивана IV, построил в своей епархии два монастыря училищные, в которых приказано монахам было обучать закону христианскому детей магометан и язычников, обращённых в православие»22. Профессор Казанской духовной академии А. Благовещенский в своих работах, посвящённых образованию в крае, также подтверждает открытие в 1557 году школ при монастырях в Казани и Свияжске. Однако, в каких именно монастырях существовали эти школы в те годы, неизвестно, так как ни в одном из сохранившихся документов того времени об этом не упоминается. Вместе с тем надо признать, что школьному религиозному образованию детей нерусского населения в рассматриваемый период уделялось недостаточно большое внимание. Первостепенным было крещение взрослого населения края.

С 1561 года святитель Гурий был поражён тяжёлой болезнью. Однако, несмотря на свой физический недуг, он продолжал нести свой духовный аскетический подвиг. По великим христианским праздникам его приносили в церковь (стоять он уже не мог), где долгие часы он проводил в молитве. Почувствовав приближение смерти, святитель Гурий 2 декабря 1563 года принял великую схиму23 от святителя Варсонофия, архимандрита казанского Спасо-Преображенского монастыря. 4 декабря 1563 года в восемь часов вечера святитель Гурий, управлявший Казанской епархией в течение 8 лет и 9 месяцев, скончался. Согласно завещанию, его тело было погребено за алтарём церкви Спасо-Преображенского монастыря, где и находилось нетронутым 32 года. 4 октября 1595 года при перестройке этой церкви оно (вместе с телом святителя Варсонофия) было найдено нетленным24. Так как восточная стена строившейся новой каменной церкви в честь Преображения Господня была более широкой, чем прежняя деревянная, и должна была проходить именно по тому месту, где были погребены Гурий (4 декабря 1563 года) и Варсонофий (11 апреля 1576 года), то было принято решение перенести останки святителей с этого места на другое. Когда рабочие дошли до гробниц, они по приказу митрополита Гермогена извлекли из земли и возложили гробы на специально созданные для этого ковчеги. Когда оба гроба святителей были открыты в узком кругу священнослужителей, то оказалось, что тел их нимало не коснулось тление. Это необычайное явление вложило в душу митрополита Гермогена «благоговейное дерзновение» всенародно открыть гроб святителя Гурия. Гермоген, сам очевидец тех событий, так описывает это событие: «Диво, егоже же не надеяхомся. Рака святого полна благоуханна мира, как чистой воды, мощи же святителя Гурия вверху мира, яко губа ношахуся…»25.

Согласно преданию, многие люди, находившиеся тогда в физическом недуге, помазавшись миром из гробниц святителей Гурия и Варсонофия, мгновенно получали исцеление26. Вскоре об этом чуде митрополитом Гермогеном были извещены государь и патриарх Иов. По их распоряжению мощи святителей были внесены в церковь Спасо-Преображенского монастыря, где они и почивали до 20 июня 1630 года. После чего они были перенесены в Казанский кафедральный Благовещенский собор27. В настоящее время они покоятся в церкви во имя Ярославских чудотворцев князей Феодора, Давида и Константина в городе Казани.

День обретения мощей святых чудотворцев Казанских Гурия и Варсонофия — 4 октября и перенесение мощей святителя Гурия — 20 июня празднуются Русской Православной Церковью с такой же торжественностью, как и дни памяти святителя Гурия — 5 декабря и Варсонофия — 11 апреля.

Подводя итог деятельности святителя Гурия, трудно не согласиться с мнением А. Кремлевского28, что, находясь в высоком сане, святитель Гурий сохранил своё благочестие, был поистине пламенным молитвенником перед Богом за паству, епископом-аскетом29, ревностным проповедником, бесконечно щедрым ко всем нуждающимся. При своих больших доходах (десятая часть всех казанских таможенных доходов принадлежала ему, кроме того, он имел обширные земельные, речные, озёрные владения, которые также приносили огромный доход) он «не стяжал себе сокровищ на земле», но «стяжал сокровище, неувядаемое на небе». Архиепископ Гурий является ярким примером высокого духовного облика первого святителя земли Казанской. В то же время деятельность святителя Гурия для Русской Православной Церкви на территории Казанской епархии трудно переоценить. Именно благодаря его усилиям в Казани и в её окрестностях в миссионерских целях были созданы такие монастыри, как Спасо-Преображенский, Троицкий, Зилантовский и Успенский Богородицкий в Свияжске, при святителе Гурии началось строительство каменного Благовещенского кафедрального собора и большей части тех 16 казанских церквей, которые указываются в письменных источниках 1567—1568 годов. Вместе с тем архиепископ Гурий прекрасно понимал, что «для прорастания первых семян» будущей миссионерско-просветительской деятельности необходима специально подготовленная почва. Такими духовными «сеятелями» и стали те немногочисленные школы, которые были устроены при созданных им монастырях30. Обучались в них главным образом дети новокрещёных татар, черемис (марийцев), чуваш и вотяков (удмуртов).

Примечания

1 Спутник по Казани: Иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книжка города / Под ред. Н.П. Загоскина. — Казань: Типо-литография Императорского ун-та, 1895. — С. 143.

2 Соловьёв С.М. История России с древнейших времён. — М., 1960. — Кн. 3. — С. 48.

3 Профессор Н.П. Загоскин датирует рождение святителя Гурия около 1500 г. См. об этом: Там же. — С. 139.

4 По другому источнику — «злые люди». См.: Кремлевский А. Гурий — святитель Казанский // Православная богословская энциклопедия, или богословский энциклопедический словарь. — Петроград, 1903. — Т. IV. — Вып. 12. — С. 803—804.

5 Там же. — С. 803-804.; См. например: История Русской Церкви (в период разделения её на две митрополии) Макария, архиепископа Литовского и Виленского. Кн. I. — Т. VI. — СПб., 1870. — С. 339.

6 Православная богословская энциклопедия… Указ. соч. — С. 803-804; См. например: Святители и чудотворцы Казанские св. Гурий, Варсонофий и Герман / Отдельный оттиск из Известий по Казанской епархии за 1887 г. — № 19. — Казань: Типография Императорского ун-та, 1887. — 16 с.; Ср.: Приволжские города и селения в Казанской губернии. — Казань: Типография губерн. правления, 1892. — С. 117. По другому источнику, на вырученные деньги от продажи азбук Гурий покупал бумаги, чернила и перья для составления новых азбук. См.: Казанские первосвятители // Казанский сборник статей архиепископа Никанора (Н.Т. Каменского). — Казань: Типо-литография Императорского ун-та, 1909. — С. 66-73.

7 Казанские первосвятители. Указ. соч. — С. 67.

8 Там же. — С. 67-68.

9 Православная богословская энциклопедия… Указ. соч. — С. 803-804.

10 Вероятно, такое имя Григорий выбрал для постоянного напоминания себе о том, «яко странники и пришельцы есмы на земле» (Евр. 11, 13) и что истинное «наше житие» не здесь, а «на небесах есть» (Флп. 3, 20). 11 Там же. — С. 805—806. Ср.: История Русской Церкви (в период разделения её на две митрополии) Макария, архиепископа Литовского и Виленского. Указ. соч. — С. 339.

12 Православная богословская энциклопедия… . Указ. соч. — С. 805-806.

13 Жития святых святителей Христовых Гурия, Варсонофия и Германа, Казанских чудотворцев. — Казань: Тип. ун-та, 1871. — С. 24.

14 См. об этом: История Русской Церкви (в период разделения её на две митрополии) Макария, архиепископа Литовского и Виленского. Указ. соч. — С. 339; См., например: Спутник по Казани … . Указ. соч. — С. 139. Вместе с тем ряд источников (в противовес сведениям Гермогена, Минеи Четьей, Пролога и др.), как, например, летописи по Никоновскому списку и Синодику Казанского Благовещенского Собора и др., датируют рукоположение святителя Гурия 3 февраля 1555 года. Часть исследователей жизнедеятельности казанских чудотворцев святителей Гурия, Варсонофия и Германа считает эту дату ошибочной. Они склоны полагать, что 3 февраля 1555 года было не рукоположение, а только наречение святителя Гурия. См.: Жития святых святителей Христовых Гурия, Варсонофия и Германа, Казанских чудотворцев. — Казань: Тип. ун-та, 1871. — С. 28.

15 В священнодействии участвовали десять святителей и до 76 освящённых лиц, кроме иподиаконов и низших клириков. История Русской Церкви Макария… . Указ. соч. — С. 339.

16 Об этом подробнее см.: Казанский сборник статей архиепископа Никанора (Н.Т. Каменского). Указ. соч. — С. 70.

17 Наказ царя Ивана IV Казанскому архиепископу Гурию о крещении татар, обязанности его по управлению краем // Источники по истории Татарстана. — Казань: ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова АН РТ, 1993. — С. 83—84.

18 Там же. — С. 83—84. Давая оценку этому наказу, следует учитывать то, что он составлялся в разгар восстания покорённых народов 1552—1557 годов, поскольку установившаяся власть по своему характеру была военно-полицейской и вызывала активное недовольство среди местного населения. Кроме того, дали о себе знать всё более усилившиеся религиозные противоречия среди феодальной мусульманской знати. Поэтому неслучайно для проведения на территории Казанского края православно-миссионерской деятельности потребовались более гибкие методы прозелитистской политики.

19 Жития святых святителей Христовых Гурия, Варсонофия и Германа, Казанских чудотворцев. — Казань: Тип. ун-та, 1871. — С. 44.

20 Хрусталёв А.Г. Очерк распространения христианства между иноверцами Казанского края // Миссионерский противомусульманский сборник. — Казань, 1897. — С. 19.

21 Харлампович К.В. Казанские новокрещённые школы. — Казань: тип. ун-та, 1905. — С. 3.

22 Рыбушкин М.С. Краткая история города Казани. — Казань, 1850.— Ч. 1. — С. 120.

23 Святая схима есть знак совершенного отречения от мира и полной преданности Богу.

24 Следует оговориться относительно точного года обретения мощей святителей Гурия и Варсонофия, которое одни источники относят к 1595 году, другие — к 1596 году. И те и другие правы: датировка 1596 годом. относится к старому, сентябрьскому летоисчислению, так как с 1 сентября пошёл уже новый, 1596 год. Он же будет 1595 годом при переводе на современный январский год.

25 Обретение мощей святых Святителей и Чудотворцев Казанских Гурия и Варсонофия // Казанский сборник статей архиепископа Никанора (Н.Т. Каменского). Указ. соч. — С. 80.

26 Об этом подробнее см. там же. — С. 80—84.

27 Православная богословская энциклопедия… . Указ. соч.— С. 813—814. См., например: Казанский сборник статей архиепископа Никанора (Н.Т.Каменского). Указ. соч. — С. 73, 82, 84.

28 Кремлевский А. Гурий — святитель Казанский. Указ. соч. — С. 809—810.

29 Оставаясь на святительском престоле, святитель Гурий не оставлял подвигов иночества самого строгого. Живя в небольшой келии, находившейся с южной стороны у Казанского Благовещенского Кафедрального собора, под приделом святых мучеников Бориса и Глеба, святитель Гурий проводил большую часть времени в посте, бдении и молитвах, часто простаивал ночи в церкви св. Бориса и Глеба. См.: Св. Гурий, первый архиепископ Казанский и Свияжский // Жизнеописание святителей: Гурия, Германа и Варсонофия, Казанских и Свияжских чудотворцев. — Казань: тип. ун-та, 1847. — С. 18.

30 После смерти Гурия, Варсонофия и Германа монастырские школы, по-видимому, просуществовали недолго, так как за весь XVII век сведения о них отсутствуют.

Теги:
Святитель Гурий Казанский
казанские святые
святые Казанской епархии
история Казанской епархии
Святые и святыни

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации