Публикации

Помолись обо мне, мой друг…

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Елена ЦАПАЕВА
Помолись обо мне, мой друг…

Светлой памяти нашего друга Александра

Молодежная православная группа Покровского благочиния молитвенно почтила память своего трагически погибшего друга


На железном коне

Румяный, глаза сине-васильковые, доверчиво распахнутые миру:

— Привет всем! — Сашка материализовался на своём любимом двухколёсном друге в заснеженный зимний вечер у Казанского храма на Красном. Утопающая в ранних декабрьских сумерках церковь, занесённые сугробами дорожки, мы с лопатами, пар наших огненных от работы на морозном воздухе лёгких … и вЕлик!

На фоне зимнего пейзажа, экипированный в туго обнимающий тело спортивный костюм и мерцающий, космического вида велошлем, Александр выглядел как сбежавший с «Тур де Франса» в студёную Россию фаворит велокросса.

Со своим железным конём Сашка расставался редко. Вот и тогда он влетел на стальном друге на территорию храма, умело лавируя между снежными кочками.

— Саш, поможешь расчистить дорожки? — обычной лопаты ему оказалось мало, и вот Сашок, наваливаясь на скрепер-волокушку, таранит снеговую преграду, на радость нам, уже порядком подуставшим и ночному сторожу, которому энтузиазм нашего друга заметно облегчил работу по разгребанию снежных завалов.

Со святыми упокой…

Я всегда запомню его таким: неуёмным, лёгким на подъем, похожий на заведённую детскую игрушку. В нём было очень много жизни. И вот его не стало. Трагическое событие оборвало земной путь Александра так неожиданно, что сначала многие из нас этому не верили. Долго переспрашивали: «Наш Сашка, да?!»

Юлия Берёзова — помолись обо мне, мой друг...

Наверное, впервые, наша молодёжка так близко столкнулась с таким нежданным, ошеломляющим, «умунепостижимым» событием, как смерть друга. Радостных поводов, которыми питалась наша дружба внутри православного молодежного движения было много: дни рождения, церковные даты, свадьбы, крещения, поездки… А вот смерть заглянула в наше братство впервые. И, честно говоря, когда спустя какое-то время мы пришли на панихиду в храм, многие из нас боязливо высматривали взглядом маму Саши.

«Что сказать, как вести себя в тяжёлые минуты скорби при встрече с родными и близкими погибшего товарища?», — многие из нас задавались этим вопросом в тот тёмный ноябрьский вечер, внимая тягучему мотиву поминальной службы. «Ве-е-ечная па-а-амять, ве-е-ечная па-а-амять», — слова заупокойной молитвы раскрывали тайну человеческой смерти и жизни.

«Так странно: вот он, Сашка, казалось бы, ещё вчера с нами был, а теперь его нет», — думалось тогда избитыми литературными штампами. Но в тот момент эта, казалось бы, заурядная простота размышлений о смерти, ощущалась как самая правдивая правда жизни. «Вот был, а теперь его нет»… И ничего не добавить, ни прибавить…

У неё Сашины глаза

Мы решились прийти к Сашиной маме домой. Знали только, что её зовут Татьяна. Не представляли, как будем себя вести. Надсадные вопросы перед нелёгкой встречей отпали сами собой, когда в распахнутой двери обычной ленинградки показалось доброе, с васильково-синими, распахнутыми миру — Сашиными глазами — женское лицо.

Приветливая искренность, чистосердечная услужливость мамы нашего друга сразу сняла надуманные преграды между нами. Вечер был удивительным. Его наполняли только светлые воспоминания. В тот день, в уютной квартире Сашиных родителей, в окружении его мамы и бабушки, мы узнали другого Сашу: Сашу-сына, Сашу-внука, Сашу-товарища по работе …

Расставались тепло и с чувством, что встреча эта нужна была и нам, что это ранимая обходительность и трогательная заботливость мамы Саши растопила наши сердца, освобождая их от колкого налёта неизбежного в этих случаях чувства вины перед умершим. Нам было легко и радостно в тот вечер. Как после исповеди…

Золотая грусть

Мы очень переживали, что провести панихиду на кладбище из-за непогоды не удастся. Обсуждая возможные варианты с отцом Владиславом, настоятелем храма в честь Казанской иконы Божией Матери села Сухарево, решили в итоге положиться на волю Божью. И вот она, милость Господа: августовская дождливая неделя под конец сверкнула солнечным, золотым субботним днем.

На городском кладбище собрались все наши друзья, батюшка, хор Покровского храма из Афанасово, родители Александра. На большом деревянном кресте — фотография Саши, и все взгляды молящихся невольно, на протяжении всей заупокойной службы, притягивались к улыбчивому лицу в рамочке.

Дата рождения и смерти очерчивала двадцатилетний отрезок жизни Александра. Насыщенность этого временного интервала поступками — праведными и не очень, оценивать Богу. Но то, что память о Саше собрала сегодня в молитвенном согласии немало его друзей — уже является свидетельством милости Божьей над усопшим.

— Господь забирает к Себе человека в наивысший момент его земного бытия, когда тот наилучшим образом для этого подготовлен, — сказал сегодня после службы отец Владислав. — Помните, слова матери декабриста Рылеева? «Прав Ты, Господи, и правы суды Твои!». Это пример того, как важно для спасения души в жизни вечной смирить человеческую гордыню в жизни земной, и принять все события в ней без ропота, с надеждой и верой на промыслительную любовь Господа о каждом из нас.

Сегодня нашу молодёжку впервые объединила смерть нашего друга. И этот опыт, несмотря на свою трагичность, был сродни погожему августовскому дню: светло-печальным и обнадёживающе-золотым. Неизбежным…

Теги:
Православная молодежь
Нижнекамск
смерть
вечная память

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации