Публикации

Митрополит Феофан: «Просвещенность — это безопасность Отечества»

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Ольга КОРОЛЬ
Митрополит Феофан: «Просвещенность — это безопасность Отечества»

«Комсомолка» побывала в гостях у нового митрополита Казанского и Татарстанского, назначенного в республику в июле этого года, где за рабочим столом поговорила с ним не только о делах духовных, но и мирских.

Скромная, и даже в некотором роде аскетичная, обстановка рабочего кабинета нового владыки Феофана, где проходила наша беседа, лишний раз подчеркивала: для его «хозяина» важен не антураж, важна суть. И это — одна из главнейших черт характера нового митрополита Казанского и Татарстанского. А еще бесконечная череда звонков телефона и очередь на личный прием, которая скопилась всего за час — архипастырь нарасхват.

Нас встречает внимательный, изучающий взгляд светлых глаз.

Разговор мы, конечно, не могли не начать с традиционного вопроса о Казани. Тем более что с нашим городом у нового Владыки давняя история.


«Пора бросить якорь…»

— Вы принимали присягу в Казанском Кремле, когда проходили военную службу. Спустя десятилетия вы вновь возвращаетесь сюда, но уже в новом статусе, за плечами годы, опыт. Как вам Казань сегодняшняя?

— У меня есть возможность сравнить Казань не только с субъектами России, но и со многими странами дальнего зарубежья. Достаточно переехать из Ульяновска (еще недавно именно здесь Владыка Феофан занимал должность митрополита Симбирского и Новоспасского. Сейчас туда назначен Анастасий — экс-митрополит Казанский и Татарстанский. — Авт.) и, еще на подступах, увидеть разницу.

В Казани есть своя притягательность.  Это сочетание исторической преемственности, которая сохранилась в облике храмов, мечетей, старинных зданий с новыми веяниями в градостроительстве. Что характерно, здесь довольно нечастое явление для многих городов: когда в центре — все приведено в божеский вид, а дальше — и разруха видна, и неухоженность. Казань же — гармонично одинакова везде.

— На встрече с мэром Ильсуром Метшиным вы даже отметили, что хотели бы остаться здесь…

— Да, я сказал: «Наверно хватит странствовать. Я прибыл в Казань под вечер своей жизни, и, наверное, пора бросить якорь».

Время перемен

— Вас порой называют «кризисным управляющим». Почему же сейчас назначение именно в Татарстан, где люди разных вероисповеданий и разных рас живут бок о бок друг с другом в мире и согласии?

— Будем откровенны, преемственность хороша, но она может привести к застою. Иногда нужны и перемены. Было время, когда мой предшественник был нужен и его деятельность была полезна, а теперь настало, наверное, время человека, который может внести свежую струю во внутреннюю жизнь епархии, в отношения между нашими основными религиями, между обществом и Церковью, между властью и Церковью. Может они будут иными, более динамичными.

Митрополит Феофан принял участие в работе Республиканского Форума социально ориентированных НКО

Кризиса, наверное, никакого здесь нет, тем более в отношениях межрелигиозных. А вот обновление, наверное, нужно.

Я всегда говорю: между нашими основными религиями в России (если говорить честно и откровенно, то основных религий у нас в стране, а уж в Татарстане тем более, все-таки две: православие и ислам) нет оснований для вражды, неприязни, недоверия друг к другу.

Мы — две религии, которые верят в бога как творца, бессмертие души, верят в ответственность за прожитую жизнь на земле. И это основа. Для нас очень важно: не теряя свою веру, сохранить единство противостояния тем новым тенденциям, которые являются похлеще идеологического материализма.

Не надо много говорить: открываем интернет, глянцевый журнальчик… Столько всякой гадости льется…  — материализм под одежонкой либерализма и «свободы» продвигается под лозунгами: бери от жизни все что хочешь, добивайся цели любыми средствами, позволяй джину различной чувственности выйти из своей души и наслаждайся, пока ты жив… короче говоря: «Ешь, пей, веселись — завтра все равно умрем». И эта идеология — идеология потребления, идеология чувственной вакханалии, вседозволенности чувств, заставляет человека терять свой облик. И это опасно как для православия, так и для ислама. Наша задача: объединить усилия и, в меру возможного, приостановить это, разрушающий духовный мир, прикрытый свободой демократии и материальных ценностей (которые назвались общечеловеческими), растлевающих не только личность в отдельности, но и семью, и общественное самосознание. А что происходит, мы видим сейчас в мире.

«Терроризм не может быть хорошим!»

— Вы имеете ввиду война на Ближнем Востоке? Борьба с ИГИЛом?

— Что это за борьба такая, когда на территории суверенного государства говорят: «Пусть ИГИЛ побеждает, выталкивает — сбросим того или иного руководителя». А что это за подход? Что за борьба такая?

Не может быть двойного подхода к носителям террора, ужаса смерти и проливающим кровь. Пока общество не поймет (я имею ввиду мировое сообщество), что нельзя делить террористов на хороших и плохих; борющихся за правду и террористов убивающих… У них одно лицо. Террор не может быть хорошим.

Надо дальше смотреть: откуда ИГИЛ родился. Была стабильность — ИГИЛа не было.

Надо понять одну самую важную вещь: никогда Восток не будет мыслить категориями Запада. У Востока своя культура, своя история, свои традиции, свои ценности.

Знака равенства между терроризмом и исламом не было, нет и не будет

— У вас же было много назначений на Востоке: вы состояли и в русской духовной миссии в Иерусалиме, и несли послушание секретаря экзархата центральной и южной Америки, были экзархом патриарха Московского при патриархе Александрийском и всей Африки, даже были назначены представителем патриарха Московского при патриархе Антиохийском и всего Востока...

— У меня практически никогда не было ни одного простенького места назначения: всегда это было либо страны, или время, в которое я прибывал, или же наши регионы довольно сложного и исторического, и национального, и религиозного характера содержания.

Достаточно вспомнить один Кавказ, где я провел почти 10 лет. Это ведь не простые времена были, продолжалась война, террористические акции. Я знаю цену мира, знаю беду, к которой может привести от малого несогласия в обществе путь к экстремизму, а затем к терроризму.

Я никогда не поставлю знак равенства между терроризмом и исламом, как некоторые пытаются делать. Это ложь. Из личного опыта знаю: настоящий верующий человек в исламе не может быть террористом.

Об этом надо всегда смело, и честно и четко говорить, чтобы не вводить никого в заблуждение. И не обижать людей искренне верующих.

Знать свои традиции с детства

— В продолжении темы духовного просвещения: будете ли Вы ратовать за внедрение курса «Основы православной культуры» и «Основы мусульманской культуры» в школах Татарстана, как делали это в Ульяновске?

— Давайте мы пока эту тему мы не будем трогать, но процесс необходимости образовательного воспитания должен быть. В какой форме? Как это будет? Но это необходимо. Нужно знать традиции своего народа, своей культуры, своей веры.

Иначе мы опять вернемся к ИГИЛу, к секте. Если с детства не заложено хотя бы понимания, что же представляют из себя религии, какие из них могут быть религиями, ведущими к нормальной жизни, а какие — в ИГИЛ, к секте.

Поэтому просвещенность — это безопасность Отечества. Духовная безопасность не менее важна, чем экономическая, политическая, военная безопасность. Все начинается с разложения духовной безопасности. 

Духовную академию возродить, исламскую академию открыть

— В продолжение темы духовного образования нынешней молодежи… В числе своих приоритетных планов на новом месте вы называли воссоздание Казанской духовной академии.

— Я сделаю все, чтобы духовная академия была возрождена. Ведь она была одной из ведущих не только в России, но и на международном христианском православном поле. Не надо упускать шанс. И здесь мы находим понимание у руководства республики. Это нормальное явление, это же будет достойное лицо третьей столицы Российской Федерации и образец того, как надо жить вместе.

С другой стороны, академия дает столько точек соприкосновения: здесь и научная база, здесь и кадры, здесь и международная деятельность. Это — визитная карточка: мы — по-настоящему, многокультурная, многонациональная и многоконфессиональная республика и град Казань. 

Я бы сказал — это достоинство, это честь республики. Если бы я был на месте руководства, сделал бы все, чтобы возродить Академию. И исламскую академию открыть, чтобы не посылать неизвестно куда учиться, а здесь у себя, на основе наших традиций взращивать.

— Благодарим вас, Владыка, за беседу.

 

Теги:
Митрополит Феофан
интервью
слово митрополита Феофана

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации