Публикации

Выступление профессора МДА Алексея Осипова в Казанской духовной семинарии

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Подготовила Анна БУДКИНА
Выступление профессора МДА Алексея Осипова в Казанской духовной семинарии

Что является основополагающим для священнослужителя? Каковы основные задачи духовной школоы и как выбрать свой путь? На эти многие другие вопросы ответил профессор Московской духовной академии Алексей Ильич Осипов.

Я вспомнил, что Карузо перед тем, как выйти на сцену, наливал себе виски и говорил: «Виски очищает карму». После этого наливал водички и говорил: «А вода хорошо смывает виски». И затем начинал петь так, что все приходили в изумление. Но поскольку у меня нет виски, то все будет куда более спокойно.

Об эксперименте

Я вам расскажу об одном успешном эксперименте, который я не так давно провел в Московской духовной академии. Я решительным тоном попросил студентов, чтобы они мне немедленно представили Господина Беса. Ну что это стоит студентам духовной академии? Они тут же представили, и я начал принимать у него экзамен по богословским предметам. Задавал ему вопросы один за другим.

— Вы слышите, какие вопросы я задаю? — спрашиваю у студентов.

— Да, слышим.

— А вы слышите, как он отвечает?

— Слышим.

Бес показал потрясающие знания. Он наизусть знал Священное Писание и каноны, разбирался в патристике. Знал историю Церкви. Подумать только! На самые сложные вопросы отвечал с лету. Бес был не просто православным, а сверхправославным. Он все знал и производил потрясающее впечатление! Я спросил: «Бес, ты веришь в то, что сейчас говорил?» Он, ехидно улыбнувшись, ответил: «Это вы верите, а я — знаю, потому что я там живу».

Все были потрясены. «Ну, давай помолимся?» — говорю ему. И тут произошло неожиданное: гром, молния, запах серы. Мы не знали, куда деться. Вместо того, чтобы помолиться, бес взвыл от ярости и моментально исчез.

Я сказал аудитории: «Ну, господа студенты, вы понимаете, с чем мы столкнулись? Мы, преподаватели, даем вам знания, предоставляем информацию. Что-то вы запоминаете наизусть, и становитесь православными до невозможности. По крайней мере, внешне. Но внутреннее содержание остается прежним. Потому что нередко всю свою энергию мы направляем на совершенно ненужные вещи. Нужно помнить о том, что информация — это еще не все. Информация есть и в компьютере. И человек — тот же компьютер, только более мощный. И что с того, что у нас в голове много информации? Разве этим можно угодить Богу? Разве Ему это нужно? Разве это как-то меняет нас? Разве мы становимся лучше? Бес, например, тоже много знает, но он же не верует».

О сути духовного образования

Духовная школа должна давать людям знания. Но какие знания? И кому? Человеку, который интересуется знаниями, необходимыми в жизни? Человеку, который не понимает, как правильно жить и как правильно бороться со страстями? Как это важно! Человеку, который не понимает, что такое доброе дело. Который боится, как бы не оказалось зла под личиной добра, лукавства — под личиной искренности, скверны — под личиной праведности.

Суть духовного образования заключается не в знаниях самих по себе, а в том, чтобы научить человека правильно жить. Знания, которые направлены не на это, могут оказаться смертельным ядом. Если человека насильно заставить поглощать большое количество пищи, то его организм рано или поздно перестанет ее переваривать. Начнутся болезни, и большой процент населения будет страдать от обжорства. Избыток пищи способен отравить огранизм.

Однажды читал Варсонофия Великого и Иоанна Пророка, и обратил внимание на одно из высказываний последнего: «Самая полезная пища, если ее употреблять досыта, становится вредной». Я очень удивился. Я, как и многие, знал, что нельзя переедать. А тут — «досыта». Впоследствии я понял смысл этих слов.

Богоданная природа характеризуется тем, что она все заготовливает впрок. Например, белка всегда заготавливает орехов на зиму больше, чем требуется. Иногда можно видеть, как с деревьев осыпаются семена и плоды — их тоже больше, чем нужно. Почему? На всякий случай, всего должно быть с запасом. И человеческий организм тоже любит запасаться. Так нужно ли нам есть досыта? Нет. Потому что это уже переедание, вредящее организму.

То же самое касается и духовного питания, которое является более важным, чем физическое. Здесь тоже нужно соблюдать меру. Также нужно помнить о том, что нельзя давать знания человеку, который не умеет бороться со своими страстями, так как это может привести к неприятным последствиям. У человека могут появиться самомнение, гордыня и тщеславие. Иной раз просто диву даешься! Окончит человек какую-нибудь семинарию или магистратуру, и к нему уже на хромой козе не подъедешь! Что с ним делать?

Мой эксперимент и должен был проиллюстрировать подобную ситуацию. Важны ли знания, приобретаемые в духовной школе? Да, важны. Но как относиться к этим знаниям? Надо понимать, что образование не является целью. Образование — это всего лишь средство для достижения цели, его нужно использовать для своего изменения. А чтобы измениться, нужно сначала понять, что мы не здоровые, а больные.

О глубокой поврежденности нашей природы

Многим людям трудно понять, что они духовно больны, ведь они чувствуют себя нормально. Некоторые даже обидятся или возмутятся, если сказать им, что они духовно нездоровы. Это самое трудное: осознать, что человечество больно. Но если бы осознали, то стало бы ясно, почему пришел Христос.

Многие подсознательно думают: «Христос пришел ради спасения человечества, ради спасения всех нас и ради спасения меня лично». Но спасение заключается не в том, чтобы ввести человека в рай. Спасение — это в первую очередь осознание того, что ты болен.

Профессор А.И. Осипов встретился со студентами Казанской духовной семинарии

Некоторые христиане и даже студенты духовной школы не понимают масштаба проблемы. А между тем здесь все очевидно: человек настолько болен, что для его спасения потребовалось прийти не пророку, не праведнику, не апостолу, а Самому Богочеловеку. Мы же понимаем, что если человек порежет себе палец, то он не будет искать знаменитого врача. А если пришел Сын Божий, то о чем это говорит? Мы легко отвечаем на этот вопрос: «Человечество больно». Заметьте, мы говорим не о себе, а о человечестве. Себя с человечеством мы не ассоциируем. А на самом деле причина в нас самих, а не в абстрактном человечестве. Но мы этого не замечаем. Не замечаем глубокой поврежденности своей природы, а это, между прочим, самое главное в христианстве. Наша позиция: меня не тронь, а то пойдет вонь. Но мы этого не видим.

Первая и главнейшая задача христианина — это осознать свою болезнь, свое духовное нездоровье. Почему я уверовал в Спасителя? Потому что я увидел себя погибающим. Конечно, это непростое дело! Человеку проще горы свернуть, чем признать себя больным. Он считает, что все кругом плохие, а своих недостатков не замечает.

Так вот, основная задача, которая стоит перед духовной школой, заключается в том, чтобы объяснить человеку, что он пребывает в состоянии духовного падения. Конечно, это очень неприятно звучит! Нам говорят, что мы больны, но мы-то считаем себя здоровыми.

— Сам ты болен!

— Иди в больницу.

— Сам иди в больницу! Я здоров, что ты ко мне пристал?

Вы понимаете, какое у нас помрачение сознания? Нас только задень — сразу проявятся лицемерие, лукавство, жадность, лживость, тщеславие и гордыня. Но мы этого не видим, поэтому считаем себя хорошими. Главная задача христианства — показать человеку, что он духовно болен.

Вы, наверное, слышали об Арсении Великом, Антонии Великом… А вы не задумывались о том, почему Церковь называет этих святых великими? Чего они достигли? Спросите у народа, каковы их достижения.

— Ну как же? Чудеса творили.

— Ну так и бесы творят чудеса!

— Они прозорливыми были.

— Так и цыганки прозорливыми бывают!

Так в чем же величие этих святых? Я могу объяснить.

Умирает Сисой Великий. Его лицо как солнце сияет — смотреть невозможно. Он что-то говорит. «Отче, скажи нам: с кем ты ведешь беседу?» — «Это ангелы пришли взять меня, но я молюсь им, дабы они оставили меня на короткое время, чтобы я мог покаяться». — «Тебе нет нужды в покаянии, отче». — «Поистине я не знаю, сотворил ли я хоть начало покаяния моего».

Людям, плохо знакомым с христианством, слова Сисоя Великого могут показаться абсурдными или даже лицемерными. Но вспомните, что сказал Пимен Великий: «Куда будет ввергнут стана, там и я буду».

Вы представьте, что читаете утреннюю молитву. Не молитесь, а именно читаете. Что написано? «Боже, очисти мя, грешного, яко николиже сотворих благое пред Тобою». Они что, все сговорились,? Обманывать людей, лукавить, лицемерить? Вы подумайте, чего достигли! Вы скажете, что же это за достижение — увидеть себя! Что это такое? Какая польза от этого?

Оказывается, именно они-то и поняли в полной мере, кто такой Христос, поэтому и стали христианами. Спаситель нужен утопающим, умирающим, страдающим от тяжелых болезней. Он им нужен, правда же? Вот умирает человек от рака: «Спасите, помогите!» А которые не болеют, им этого не нужно. Они поняли, что человеческая природа повреждена. Причем так повреждена, что собственных сил человеку уже не хватит, чтобы ее исправить. Я не могу избавиться от осуждения, и каждый раз говорю об этом на исповеди. «Осуждаете?» — «Осуждаю». — «Может, хватит?» — «Да, больше никого не буду осуждать». Иду с исповеди, и кто-то меня толкает. Думаю: «Ну, ходит тут!» Видите, так из нас и прет всякая дрянь. Мне бы надо успокоиться и объективно посмотреть на ситуацию со стороны, а я завелся. Как будто и не обещал на исповеди никого не осуждать. «Я — это я, и не тронь меня!» Хотя «я» — это последняя буква алфавита.

Чем заразились духовные школы?

Знаете, в чем смысл духовного образования? В знании духовной жизни. Все богословские знания нужны только для этого. Вы знаете, чем заразились духовные школы? Западной схоластикой.

Чем характеризуется западная схоластика, которую так замечательно высмеивал Эразм Роттердамский в своей книге «Похвала глупости»? Тем, что она занималась вопросами, которые не имеют никакого отношения к нашей жизни. Никакого! Надо сказать, что затрагивались очень глубокие вопросы, например, пифагорейский свет! Что это такое? Богословы знают, что за этим кроется, но обычным людям, которые не интересуются философией, какое дело до этого? И подобными вещами мы занимаемся! Сколько видов благодати? Боже мой, это все надо запомнить! Не дай Бог ошибиться. Какие путешествия совершал апостол Павел, и что он говорил. Вы подумайте только, чем мы занимаемся! Да какая разница, где он был? Скажите, что это дает?

Я спрашивал историка: «Почему вы такими деталями интересуетесь? Кто когда родился, кто когда крестился…» Он ответил: «Для науки». Но почему наука занимается такими деталями? Язычник Цицерон говорил: «История — это наша лучшая учительница». Ах, учительница? А я-то думал, что история — это перечень событий, которые нужно запомнить, чтобы сдать экзамен, а затем забыть.

Вот этим формальным изучением вещей, которые ничего не дают в духовном плане, и занималась схоластика.

Духовное образование раньше где получали? В хороших монастырях. А позже стали появляться схоластические духовные школы, как у католиков и протестантов, которые давали знания, не имеющие никакого отношения к реальной духовной жизни. И это была беда.

В закрытом учебном заведении, таком как семинария, еще идет некий процесс духовного воспитания. По крайней мере, дисциплины, которая необходима в духовной жизни. Здесь есть порядок, молитвенное обращение, богослужения и так далее. Есть то, что направляет к духовной жизни. А вот так называемы теологические факультеты — это красота! Пришел, прослушал лекцию, а затем отправился на дискотеку! Замечательно! Там мне никто не помогает и не может помочь. Все-таки закрытая духовная школа имеет определенные плюсы. Брат от брата подкрепляем, яко гора Сион!

Не дай Бог видеть свою задачу только в приобретении каких-либо знаний, которые нужно продемонстрировать на экзамене или зачете. Это жалкая картина!

О сути духовной жизни человека

В чем суть духовной жизни человека? Во-первых, в том, чтобы видеть, кто мы есть на самом деле. Во-вторых, в том, чтобы найти средства, с помощью которых мы сможем вылечить свои духовные болезни. Все мы подвержены различным страстям. Просто у людей иногда некоторые особенно выделяются. Например, рог торчит особенно большой. Все рогатые, но один особенно. Все больны. Ничего не видим! Полная слепота! Это та слепота, о которой говорил преподобный Симеон Новый Богослов: «Весь род человеческий находится в глубокой прелести». Что такое прелесть? Мы знаем, что лесть — это неискреннее восхваление. Говорят: «Какой ты замечательный спринтер». А у человека одной ноги нет. Это лесть. А прелесть — это высшая и более тонкая форма лести самому себе. Мы видим сами себя, слава Богу, здоровыми и хорошими. Но на самом деле не тронь. Мы как ежик! С виду хорошенький, а если погладить — уколешься. И если нас с вами кто-то неосторожно потрогает, то иглы нашего самолюбия тут же вонзятся ему в руку.

Как проходит наша духовная жизнь? Человеку важно узнать, кем он является на самом деле, а не льстить себе сознательно и бессознательно. Преподобный Симеон Новый Богослов говорит, что нужно принуждать себя к исполнению заповедей Христовых.

Когда нас крестят, мы ничего не видим, ничего не слышим и не даем Богу никаких обещаний.

— Вы крещены.

— Я крещен? Но я же не давал никаких обещаний.

Что значит принять крещение? Это значит дать Богу обещание жить по-христиански. Интересно, кто-нибудь из крещеных давал такое обещание? Никто не давал. Никто не принимал решения с момента крещения жить исключительно по христианским заповедям.

Если бы я принял решение жить по христианским заповедям, то я бы сразу понял, кем я являюсь. Я решил никому не завидовать, не лукавить, не притворяться, не льстить. До чего же я хорош!

Есть только один способ увидеть свое реальное духовное состояние — это решение жить по заповедям Христовым. Потому что заповеди — это качества нормального человека. А почему я так боюсь принять решение стать нормальным человеком? Я христианин. Я буду ходить на исповедь и отчитываться о совершенных грехах. Но только не каяться, потому что каяться — это значит изменяться. А тут отчет сдал — и все! Напишу большой лист и отдам его батюшке. И пока он читает, я в магазин сбегаю. А потом покаюсь и еще свечку поставлю.

Но духовная жизнь невозможна без молитвы, ибо молитва — это и есть то средство, которое соединяет человеческую душу с Богом. Без молитвы не может существовать религии. Но молитва — это не просто чтение. Молитва без покаяния — оскорбление Бога. Настоящая молитва та, которая совершается с покаянием. Если покаяния нет, то молитва бессмысленна. Если мы не будем учиться молитве, то не будет никакого духовного развития. Можно всю жизнь считать себя православным, но так и остаться тем, кем был до крещения, потому что без настоящей молитвы нет духовного развития.

Мне одна особа сообщила, что в ее краях некоторые посещают храм только для того, чтобы поставить свечку и перекреститься. Причем она со смехом сказала, что тот, кто много украл, ставит, как правило, большую свечку. А тот, кто мало — маленькую. «Слава тебе, Господи! Удалось все!». В общем, Бог для некоторых — это Мамона.

О покаянии, смирении и спасении

Что же может помочь человеку увидеть себя? Как ему получить духовное образование? Во-первых, не будет никакого духовного развития, пока человек не примет решение жить по заповедям. Именно это является началом процесса. Во-вторых, необходимо покаяние. Но мы сможем прийти к истинному покаянию только тогда, когда поймем, кем мы являемся на самом деле. Не знаю, есть у нас покаяние или нет. Бывает, конечно, что происходит что-то из ряда вон выходящее, и у человека начинает болеть душа. Но чаще просто отчет на исповеди, причем совершенно бесстрастный. Мы спокойно говорим о своих грехах. А святоотеческая мысль утверждает, что без покаяния ни о какой духовной жизни не может идти и речи. Более того, покаяние — это делание, которое длится всю жизнь.

Помните, Сисой Великий сказал: «Это ангелы пришли взять меня, но я молюсь им, дабы они оставили меня на короткое время, чтобы я мог покаяться». Он сказал это перед смертью. Духовная жизнь у человека начинается тогда, когда он начинает осознавать, кем он является на самом деле. Когда он начинает видеть всю дрянь в своей душе. Он понимает, что не может с этим справиться, и чувствует необходимость обращения ко Христу.

Вот это осознание и является началом смирения. Того смирения, без которого нет спасения, потому что Бог гордых противится, а смиренным дает благодать. Вот, оказывается, то смирение, которое привлекает к себе благодать Божию! Во-первых, мы должны увидеть свои грехи. Во-вторых, мы должны понять, что не можем сами с ними справиться. Как я могу осуждать других, если я не осуждаю себя?

Но осуждение человека особо и не беспокоит. А есть страсти, которые сильно мучают человека. Например, тщеславие. Вы посмотрите, как мучаются некоторые люди, когда их не хвалят. Как они страдают, Боже мой! Они ждут аплодисментов, а слышат свист. Они умрут, если не будет оваций. Любая страсть — это боль. «Страсть» и «страдание» — однокоренные слова. Некоторые страсти нас не беспокоят, а другие заставляют страдать.

Смысл духовной жизни в том, чтобы вылечить себя от этих болезней. Но как это сделать? Человеку необходимо приобрести смирение. Для чего оно нужно? Святоотеческая мысль утверждает, что там, где нет смирения, не может быть и любви. Любовь является величайшим благом. Речь идет о любви, как о состоянии души. Но если нет смирения, то нет и истинной любви. Есть только попытки делать что-то как дела любви. Это, конечно, неплохо, но это еще не истинная любовь. Истинная же любовь дает человеку радость и открывает Царство Божие, но она возможна только тогда, когда человек видит все свои грехи и со смирением кается.

О Таинствах

Вы знаете, что человек получает в Таинствах? Наверное, скажете, что в каждом Таинстве особая благодать. Но в каком виде? Прошу обратить серьезное внимание на это! Да, каждое Таинство дает человеку семя благодати. Только семечко! Но семя — это еще не плод, поэтому крещеный человек может быть хуже язычника. Чтобы семя дало всходы, нужно еще подготовить почву.

Когда стали изучать египетские пирамиды, то нашли семена пшеницы. Они пролежали тысячи лет и никакого плода не принесли. Понятно, о чем я говорю?

Многие из вас готовятся стать священниками. Но имейте в виду, что при хиротонии вы получите только семечко. И дальше уже только от вас зависит, попадет оно в добрую почву или будет лежать в египетской пирамиде. «Батюшка?» — «Батюшка!» А батюшки-то фактически и нет. Одна видимость только.

Нужно помнить о том, что семечко требует ухода и правильной духовной жизни. Только в этом случае благодать начнет действовать. От человека требуется покаяние и борьба со страстями. Принял сан? Принял! А дальше что? А ничего! Каким был, таким и остался! Вот, оказывается, какое дело! А некоторые думают, что принял священство — и все! Но зерно есть, а плода нет. Не надо думать, что все дело только в магии: рукоположили тебя, и ты уже весь в благодати. Такого не бывает, увы! Не надо жить иллюзиями — надо жить реальной жизнью.

Вопросы

— Некоторые святые отцы, как до раскола, так и после, говоря о борьбе с ересью и богохульством, призывали к физическому противостоянию, а другие, напротив, учили совершенно противоположному. Где та черта, которую нельзя пересекать христианину?

— Отцы, которые призывали к физическому противостоянию, писали о тех временах, когда все государство — Византия либо Римская империя — было христианским. И поскольку христианство являлось своего рода основой этих государств, было необходимо принимать жесткие меры для борьбы с инославием и иноверием.

В настоящее время государственных религий нет, поэтому такие меры абсолютно неприемлемы, поскольку они могут привести к конфронтации. Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «Учтите, что овцы не имеют таких зубов, какие есть у волков. И если овцы вздумают бороться с волками тем же оружием, то результат будет нетрудно предсказать».

Вот почему у святых отцов не было единого мнения по этому вопросу. Они находились в разных ситуациях и по-разному оценивали окружающую их реальность. Поэтому святые отцы говорили: «Нет добра без рассуждения».

— Алексей Ильич, Вы сказали, что очень плохо, если человек неосознанно принимает крещение. То есть Вы считаете, что крестить младенцев не стоит?

— Если исходить из слов Христа и основополагающих принципов христианства, то вступить в Церквоь человек может только осознанно. Нельзя считать крещение неким магическим обрядом, при помощи которого можно заставить Святого Духа войти в человека. Марк Подвижник говорил: «Если ты твердо веруешь, то Дух Святой тут же по крещении тебе дается. А неверным или зловерным по крещении не дается». То же самое говорит и Кирилл Иерусалимский: «Если лицемеришь, люди крестят тебя, а Дух Святой крестить не будет». Святоотеческая мысль утверждает, что крещение — это не магия, поэтому после молитв Святой Дух не войдет, если человек не верует.

Что касается практики крещения детей, то мы помним, что Василий Великий крестился в 30-летнем возрасте. А посмотрите, какие родители у него —  настоящие православные христиане. Но крестить ребенка они не стали, как и многие другие. Хотя, конечно, некоторые крестили детей. Были, например, случаи, когда крестилось все семейство. Крестили детей, когда была уверенность, что дети будут воспитаны в христианских традициях, и, когда подрастут, дадут обет служения Богу и отрекутся от Сатаны.

Было бы здорово, если бы люди, крещеные в детстве, повзрослев, давали бы обет. А то получается, что за меня тетя или дядя что-то сказали, а я и знать ничего не знаю.

Недавно в Аргентине была демонстрация. Несколько сотен молодых людей пришли с плакатами «Мы отрекаемся от крещения! Нас крестили без нашего согласия!» к резиденции местного католического епископа.

Изначально не было практики крещения детей. Например, в Византии детей начали крестить в 9-м веке. На Западе — в Риме — в 5-м веке. Историки пишут, что на Руси в 11-м веке детей не крестили.

А почему потом крестить начали? А потому что мы относимся к христианству как к формальному исполнению обычаев. Молитву мы подменили вычитыванием. Мы слишком большое значение придает внешним формам, а не внутреннему содержанию.

Но Дионисий, например, писал, что можно крестить детей, если семья дает обещание воспитать ребенка в христианских традициях.

Крестить детей можно, но это не должно делаться формально, как сейчас. А крестные… В крестные берут иногда даже неверующих людей. Быстренько покрестят — и за стол. Недавно прочел, что в Константинополе один состоятельный человек взял в крестные своему ребенку священнослужителя и мусульманку. Вы посмотрите, до какого абсурда дело дошло!

— Сейчас нередко отпевают невоцерквленных людей. Как к этому относиться?

— Этот вопрос уже разбирали. Как относиться к молитвам о тех, кто не является христианами? В наши дни это не такое уж редкое явление. В советское время ни о какой религии не могло быть и речи, а теперь родственники приходят и плачут: «Как быть?» Есть надежда, что этот вопрос будет решен положительно.

Некоторые предлагают создать определенный чин молитвы об умерших по просьбе их родных. Но есть ли основания для этого? За Литургией мы слышим, как диакон говорит верующим: «Еще молимся о властех и воинстве ея». Простите, а они что, все православные, да? Кого там только нет! Тем не менее Церковь призывает молиться обо всех. А что касается чина, то этот вопрос должно решать Священноначалие Русской Православной Церкви.

Кстати, святитель Афанасий Сахаров писал, что он сам поминал неправославных людей.

— Какое доброе дело может сделать священник? Ведь получается, что у него одни обязанности, а добрых дел-то и нет. Что может сделать священник конкретно для своего спасения?

— Мы глубоко заблуждаемся, если думаем, что можем совершить какое-либо доброе дело. «Боже, очисти мя грешнаго, яко николиже сотворих благое пред Тобою». Это кто написал? Макарий Великий, которого называли «земным Богом».

Мы в первую очередь должны думать о соблюдении заповедей, а не о том, чтобы сделать доброе дело. Самая главная заповедь — заповедь о любви к человеку. Я постараюсь сделать все, что смогу, хотя понимаю, что самое доброе дело может быть чем-нибудь отравлено. В чем беда католицизма? В идее заслуг. Оказывается, христианин может иметь заслуги. Сделал сотню поклонов? Дай сюда, Господи! Какой ужас! Тем более сверхдолжные заслуги! Это кощунство. Я должен исполнять заповеди, а являются ли мои дела добрыми, решает только Бог.

— Вы говорили, что при крещении нужно давать обещание. Насколько адекватно православное понимание обетов? Может ли оно быть правильно воспринято в свете Евангельского чтения? Это касается и вопросов брака, монашеских обетов, а также присяги — священнической и воинской. Каким образом человек может обещать?

— Христос говорил: «Еще слышали вы, что сказано древним: не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои. А Я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным. Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого». Но нужно обратить внимание на контекст, в котором это было сказано. Одно дело, когда люди клянутся что-нибудь сделать. Христос это запрещает. Надо говорить, что я постараюсь это сделать, если Господь благословит.

Но совсем другое дело — военная присяга, так как это уже касается общественной жизни и обязательств. Принятие военной присяги регламентируется Законом «О воинской обязанности и военной службе». Это обязанность солдата.

Что касается священников и монахов, то их присяга не рассматривается как клятва. Это словесное обещание.

— Почему святые отцы, считая себя грешными, не отчаивались?

— Отчаивается только тот человек, который на себя надеется. А святые люди понимали, что от них ничего особо не зависит, поэтому надеялись на помощь Господа. И они видели, что обращение ко Христу действительно помогает. Они понимали, что Бог с нами до скончания века, поэтому у них никакого отчаяния не было.

— Существует ли сегодня симфония Церкви и государства?

— Ничего не могу сказать о симфонии. Только отмечу, что с началом перестройки Церкви стало дышать легче. Появилась определенная свобода, Церковь стала развиваться как институт.

Насчет перспектив скажу следующее. Когда мне было 13 лет, я пообщался со старыми монахинями Шамординского монастыря. Они говорили: «Последние Оптинские старцы предсказывали, что опять откроются храмы и монастыри». Но поскольку храмы тогда взрывали, говорили они это с некоторым сомнением: «Но откроются ненадолго». Я вам передаю их слова. Сейчас мы видим, что храмы действительно возрождаются. Однако можно предположить, что сбудется и вторая часть пророчества, хотя этого, честно говоря, не хотелось бы.

— Какой ответ мы можем дать ИГИЛ, поглощающему государство и уничтожающему христиан?

— Пожалуйста, не беспокойтесь об этом. Мы не знаем, как будут развиваться события. Мы только лишний раз убеждаемся в том, насколько все переменчиво. Сегодня пан, а завтра пал! Не надейтесь на князей, на сынов человеческих. Все происходит в полном соответствии с нашим духовным состоянием. Мы всегда ищем виноватых: себя считаем хорошими, а других — злодеями. А на себя мы не хотим посмотреть со стороны. На самом деле это мы — нерадивые хозяева, поэтому такие события неслучайны. Это показатель духовного состояния православных людей. Если и дальше так жить, то все может быть еще хуже.

— Как Вы относитесь к тому, что христиане и священники занимаются физической культурой и спортом?

— Мне кажется, что скоро Церковь превратится в какую-то мирскую организацию. Вы только не думайте, что мы не такие, как вы.

В советское время я беседовал с одним католиком. Он меня спросил: «Что вы делаете для того, чтобы привести людей к церкви?» Я ответил: «Мы приводим не к церкви — мы приводим в Церковь». Надо понимать, что священство, а тем более монашество — это нечто другое. Для нас важна духовная жизнь. Изменение души является первостепенным. Где здоровый дух, там будет и здоровое тело. Спорт — это хорошо, но во всем нужно соблюдать меру. Ибо там, где нет меры, появляется злой дух. Это от сатаны.

— Как объяснить священникам, совершающим отчитку, что они поступают неправильно?

— Очень просто! Чем отличается Православие от неправославия? Тем, что для Православия истинным является только то, что подтверждено мнениями многих святых отцов. Если вы ознакомитесь с мнением святых отцов по поводу отчитки, то вы будете бояться ее как огня, потому что к вам могут привязаться бесы. Избави Бог совершать отчитку! Бесы могут войти в того, кто ее проводит либо в окружающих. Авва Питирион говорил: «Кто хочет изгонять бесов, тот должен сперва поработить страсти, ибо, какую страсть кто победит, такого и беса изгонит».

Мне однажды женщина написала: «Как Вы смеете говорить, что отчитывать нельзя?» Я написал: «Я ни при чем. Я не знаю. Просто посмотрите, что об этом пишут отцы». Через две недели женщина меня поблагодарила: «Спасибо! Я и не знала, что говорили святые отцы по этому поводу». Люди не знают об этом — вот какая беда! Жаль людей, которые занимаются этим. Они не понимают, что нельзя бороться с бесами, пока не очистишься от страстей.

— Как сделать правильный выбор между монашеством и браком?

— Сначала нужно узнать, что такое монашество. Узнать, что требуется для того, чтобы стать на этот путь. Тогда вы поймете, способны вы к этому или нет. Монашество можно принять в том случае, если человек стремится к уединению и молитве. Когда душа требует этого. В противном случае можно обжечься. Нужно быть осторожным. Игнатий (Брянчанинов) писал: «Важность не в монашестве, а в христианстве. Монашество важно только лишь тогда, когда оно помогает прийти к христианству».

Теги:
Алексей Ильич Осипов
Региональные Рождественские чтения
Казанская духовная семинария
лекция

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации