Публикации

Казанско-Богородицкий монастырь: годы возрождения обители

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Книга «Заступница Усердная»
Казанско-Богородицкий монастырь: годы возрождения обители

Прошло время испытаний — Казань вставала из руин. Восстанавливать монастырь довелось игуменье Александре (1778—1787), переведенной из Симбирского Спасского женского монастыря. А вскоре она была отстранена от управления за излишнюю самостоятельность Казанским архиепископом и возвращена обратно в Симбирский монастырь уже рядовой монахиней под надзор игуменьи. В чем провинилась настоятельница, остается тайной. Хозяйкой обители в 1788 году стала бывшая казначея Павла, вдова священника села Рыбная Слобода. После семилетнего управления делами монастыря она по доброй воле попросилась на покой.

Новое время для обители началось с приходом новой матушки — монахини Софии (в миру — княжна Любовь Борисовна Волховская). Игуменья София, представительница известного и состоятельного казанского рода, пользовалась большим уважением и влиянием среди духовенства и горожан. В монастырь поступила с личного разрешения императрицы Екатерины II, 22 февраля 1794 года была пострижена в монахини.

Игуменья София стала одной из выдающихся и деятельных настоятельниц обители, она ревностно принялась за обновление и украшение монастыря. С разрешения епархиального управления в 1796 году на собственные средства она перестроила старую каменную богадельню, где проживало до 24 стариц, преимущественно духовного звания. В 1797 и 1798 годах собрала от благодетелей обители 1125 руб. и с соизволения Казанского архиепископа Амвросия использовала их на строительство каменного корпуса для монахинь, что у Пятницких ворот. В последующие годы внесла от себя в церковную ризницу такую же сумму, за что от Казанского архиепископа Серапиона (Александровского) получила письменную благодарность. Матушка-настоятельница на собственные средства выстроила каменный двухэтажный дом и при жизни завещала его монастырю. За усердие награждена орденом св. Екатерины II класса. Скончалась игуменья София в апреле 1807 года и погребена за алтарем холодного храма.

В 1807—1822 годы управление обителью приняла на себя игуменья Назарета (Шванвичева). Указом Св. Синода на имя Казанского архиепископа она была переведена в Казань из настоятельниц Тверского Христо-Рождественского монастыря. В 1817 году, будучи в Санкт-Петербурге, игуменья Назарета преподнесла Казанскую икону Божией Матери, написанную в ее монастыре, супруге императора Александра I Елизавете Алексеевне, которая пожертвовала в Казанский монастырь ризницу.

За время своего настоятельства игуменье Назарете пришлось перенести немало обвинений. Она обвинялась в самовольном распоряжении монастырскими суммами, неправильном ведении приходно-расходных книг. Ее даже временно отрешали от должности, но Св. Синод, проведя ревизию, не нашел оснований для обвинения.

Все внутренние неурядицы блекнут на фоне страшного городского бедствия. 3 сентября 1815 года Казань вновь горела. На Воскресенской улице уцелело только несколько домов и здание университета. Сгорело четыре православных собора: кафедральный Благовещенский, Петропавловский, Владимирский, Успенский, четыре монастыря: Спасо-Преображенский, Казанско-Богородицкий, Иоанно-Предтеченский и Феодоровский, десять приходских церквей. Но главное, в огне пожара погибли люди. Горе было всеобщим.

Для выяснения причин и размеров бедствия в Казань прибыла комиссия во главе с сенатором С.С. Кушниковым. По всей стране развернулась деятельная подписка в пользу погорельцев. Пример в этом благородном деле подал государь-император Александр I, который повелел выдать из казны 100 тысяч руб. для поддержки казанских церковнослужителей. Из этой суммы на имя

игуменьи Назареты поступило 3330 руб., а затем 15000 руб. Святейший Синод со своей стороны повелел отпустить из сумм Комиссии духовных училищ 100 тыс. рублей для поддержки пострадавших учреждений и лиц духовного звания. На эти средства настоятельница обители обновила обгоревшие церкви, колокольню, монастырский каменный корпус, а также монашеские кельи. Колокола были отлиты за счет казанского купца Ильи Ефимовича Астраханцева. За свое усердие матушка была награждена орденом св. Екатерины II класса.

Так, восстановив свое доброе имя и выполнив свою миссию при обители, в 1822 году игуменья подала прошение о переводе в Московский Алексеевский женский монастырь, где она стала настоятельницей. Продолжила дело восстановления святыни игуменья Евфрасия (1822—1826), при ее настоятельстве на обновление монастыря было выделено еще 20 000 руб. В декабре 1825 года она оставила должность и была переведена в Москву. Почти год обителью временно управляла казначея Аркадия. 25 мая 1826 года на имя Казанской Духовной консистории последовало предложение Казанского архиепископа Амвросия (Протасова): «На открывшуюся в Казанском первоклассном девичьем монастыре настоятельскую вакансию, за смертью игуменьи Евфрасии, определяю Свияжского Иоанновского девича монастыря игуменью Евпраксию, яко способнейшую быть настоятельницей в сем монастыре пред другими настоятельницами Казанской епархии». При Евпраксии в 1832 году был построен каменный жилой корпус, где поселились сама настоятельница и монахини. В Никольском храме воздвигнут двухъярусный иконостас с колоннами и позолотой. После сильного городского пожара, случившегося в 1842 году, монастырь вновь отстраивался.

Настоятельница поднимает корпус при теплой церкви. Большую помощь обители оказывает граф Апраксин, питавший особенную веру в чудотворную Казанскую икону Божией Матери.

Именно при игуменье Евпраксии начинают развиваться ремесла. Матушка была с детства обучена золотошвейному делу и другим рукоделиям в Арзамасской обители, была настоящей мастерицей, свое умение стремилась передать сестрам. Начался новый этап монастырской жизни, вскоре о умелицах-златошвейках Казанской обители заговорили в стране. Матушка отличалась благонравием, была сторонницей строгих монашеских правил. В марте 1846 года игуменья подает прошение об увольнении. Земной путь ее завершился в стенах Симбирского Спасского женского монастыря.

Ее преемницей становится игуменья Маргарита, происходящая из купеческого сословия. При матушке продолжились оформительские работы, которые были профинансированы казанским купцом Александром Крупенниковым. В ночь на 6 октября 1847 года игуменья Маргарита скончалась от холеры 55 лет от роду и упокоилась на монастырском некрополе. В 1847—1849 годы ведение обители переходит к игуменье Аркадии (в миру — Анна Ивановна Макарова), дочери казанского дворянина, титулярного советника Ивана Сергеевича Макарова. О деятельности игуменьи Аркадии, к сожалению, мало что известно, да и прослужила здесь она недолго, меньше двух лет. По своему прошению уволена с должности настоятельницы и осталась в обители на покое, здесь же и упокоилась в 1860 году почти в 80-летнем возрасте.

С 1849 по 1865 год руководит делами обители игуменья Досифея — представительница древнего дворянского рода, приехавшая в Казань из Тверского Христо-Рождественского монастыря. При игуменье Досифее продолжилось внутреннее обустройство Никольского собора, на колокольне увеличена глава, позолочен крест. 21 апреля 1851 года настоятельница награждается золотым наперсным крестом из Кабинета Его Императорского Величества.

Ее преемницей стала игуменья Каллиста (1865—1867). За неоднократные пожертвования на военные нужды и в пользу морских чинов, лишившихся в Севастополе своего имущества, матушке была объявлена Высочайшая благодарность. В 1859 году ее наградили золотым наперсным крестом. При ней в Казанском монастыре была открыта рукодельная монастырская школа. 23-летнее управление Свияжским монастырем игуменьи Каллисты заметно подорвало ее здоровье. Поэтому ей было разрешено провести лето 1867 года в Свияжском монастыре. В ее отсутствие управление Казанским монастырем было поручено казначее Анфии и старшим сестрам обители Иларии и Сергии. В сентябре этого же года игуменья Каллиста подает на имя казанского архиепископа Антония (Амфитеатрова) прошение об отставке и о дозволении провести ей остаток дней своих в стенах Свияжской обители. На ее прошении архиепископ Антоний написал резолюцию: «С сожалением соглашаюсь на сию просьбу».

В 1867-1880 годы заботу о монастыре принимает на себя игуменья Анфия — казначея Казанского монастыря, признанная архиепископом Антонием достойной такой ответственности. Матушка была дочерью отставного унтер-офицера Тюлькина, всю свою сознательную жизнь провела в монастырских стенах и все эти годы усердно трудилась и молилась. Настоятельница была известна как выдающаяся вышивальщица риз, много лет руководила монастырской мастерской. При ней в монастыре большое внимание уделялось развитию ремесел. 2 июля 1870 года игуменья награждена золотым наперсным крестом. 8 июля 1879 года в честь 300-летия со дня явления Казанской иконы Божией Матери и в знак признательности к долговременным и ревностным трудам ее по благоустройству обители удостоена права носить золотой наперсный крест с драгоценными украшениями.

После смерти игуменьи Анфии девять лет руководила монастырскими делами игуменья Дорофея. Бывшая казначея Нижегородского Крестовоздвиженского монастыря происходила из купеческого рода Тамбовской губернии. При игуменье Дорофее активизировались строительные работы благодаря весьма значительным личным пожертвованиям самой матушки. В 1883 году началась постройка нового каменного корпуса с особым храмом в честь Воздвижения Животворящего Креста Господня. В новом храме был воздвигнут иконостас, для первого яруса которого было написано шесть больших живописных икон греческого письма в одном из русских монастырей на Афоне. В 1886 году были сооружены новые св. врата по проекту архитектора В.К. Бечко-Друзина. 13 апреля 1886 года игуменья Дорофея награждается золотым наперсным крестом с драгоценными украшениями из Кабинета Его Императорского Величества, удостаивается благословения Св. Синода с выдачей грамоты. В последние годы настоятельства игуменьи Дорофеи вследствие ее старости и болезненного состояния хозяйственная деятельность монастыря и ведение отчетной документации остались без должного внимания.

Указом Св. Синода от 26 марта 1890 года на должность настоятельницы обители с возведением в сан игуменьи назначена монахиня Серафима, в миру Анна Петровна Воскресенская, дочь псаломщика. Судя по наградам, результаты ее деятельности были весьма достойны: в 1894 году игуменья награждена наперсным золотым крестом за усердие при благоустройстве открытого в Казани женского Феодоровского монастыря, в 1903 году награждена золотым наперсным крестом с украшениями из Кабинета Его Императорского Величества.

После упокоения матушки-настоятельницы на место игуменьи была назначена бывшая настоятельница Козьмодемьянского Свято-Троицкого Черемисского женского монастыря игуменья Маргарита (в миру Мария Михайловна Максорова, дочь сельского дьякона). При ее настоятельстве в 1904—1905 годы были произведены некоторые строительные работы. Восточная сторона монастырской стены за ветхостью была сломана, вместо нее возведена новая каменная, выше прежней, крытая сверху железом. В 1908 году игуменья Маргарита открывает специальную мастерскую по пошиву монастырской одежды. 6 мая 1909 года настоятельница награждается наперсным крестом, выдаваемым из Кабинета Его Императорского Величества. На ее долю выпали тяжкие испытания, связанные с похищением Казанской иконы Божией Матери. Указом Св. Синода от 24 марта 1910 года настоятельница игуменья Маргарита, согласно ее просьбе, ввиду болезни уволена от должности.

В настоятельницы была избрана казначея монастыря монахиня Варвара, в миру Елизавета Павловна Колесова, 55 лет, дочь мещанина из Оренбурга. Монахиня Варвара поступила в Казанский монастырь еще в отроческом возрасте, 13 лет от роду, здесь обучалась чтению и письму, пострижена в монахини 17 января 1903 года.

Тяжелая доля испытаний и, фактически, уничтожения монастыря досталась последней настоятельнице святой обители, монахине Рахили (Ершовой Анне Гавриловне). Она была дочерью крестьянина починка Поташева Уржумского уезда Вятской губернии. В 1882 году была определена в Покровский женский монастырь Семеновского уезда Нижегородской губернии. Через два года ее переводят в Казанско-Богородицкий монастырь, где и постригают в монахини 5 мая 1906 года. 11 марта 1917 года указом Казанской Духовной консистории она утверждена в должности казначеи. 18 мая 1917 года была уволена по болезни, согласно прошению, от должности настоятельницы игуменья Варвара, и поэтому вся ответственность за монастырские дела в столь сложное время ложится на плечи монахини Рахили. Бывшая игуменья монастыря монахиня Варвара осталась жить в монастыре и упокоилась 20 февраля 1922 года.

Указом Святейшего Патриарха Тихона от 4 марта 1918 года монахиня Рахиль была утверждена в должности настоятельницы святой обители. За свою подвижническую деятельность игуменья Рахиль указом Святейшего Патриарха и Священного Синода 7 мая 1920 года награждена крестом, а 25 апреля 1926 года — золотым наперсным крестом с украшениями.

Еще одна черная година жизни монастыря — 1929 год, год «великого перелома», начала массированной антирелигиозной кампании. Богородицкий кафедральный собор и колокольня были изъяты у общины верующих, собор стал использоваться для хранения зерна. Точное время закрытия монастыря не устанавливается, но известно, что с 1926 года зарегистрированная община официально считалась приходом, который был ликвидирован в январе 1931. Сестры, жившие в настоятельском и сестринском корпусах, были выселены примерно в это же время, но специального акта о закрытии монастыря не было, некоторые монахини и послушницы и в последующие годы жили в сторожке и других помещениях монастыря, будучи официально прописанными местными органами советской власти. Фактически история монастыря не закончилась с его официальным закрытием. Большая часть сестер позже проживала в Казани небольшими общинами, работая в основном на швейных предприятиях, не оставляя монашеских обетов, тайно окормляясь у священников и архиереев. Последняя настоятельница монастыря игуменья Рахиль (Ершова) и шесть сестер поселились в одной квартире в Профессорском переулке, занимались швейным делом. После смерти матушки осенью 1929 года монахини переехали в деревню Кокушкино.

Маленькие монашеские общины просуществовали до 1960-х годов, им оказывали помощь казанские архиереи Сергий (Королев), Иов (Кресович). Ни одна из насельниц старинной святой обители не дожила до счастливого мига возвращения ее верующим. Последние представительницы славного прошлого ушли в мир иной в послевоенные годы. Монахиня Магдалина (Филиппова) дожила до 1965 года, монахиня Ангелина (Трофимова) упокоилась в 1967 году.

Теги:
Воссоздание Казанского собора
Казанско-Богородицкий монастырь
история Казанской епархии
история Казанского края

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации