Публикации

Программа «Тема»: Возрождение веры

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Телекомпания «Эфир»
Программа «Тема»: Возрождение веры

27 декабря 2015 года, в Неделю 30-ю по Пятидесятнице, святых праотец, митрополит Казанский и Татарстанский Феофан совершил чин великого освящения храма в честь Сошествия Святого Духа города Казани и Божественную литургию в новоосвященной церкви. В этот же день глава Татарстанской митрополии ответил на вопросы ведущего программы «Тема» региональной телекомпании «Эфир» Алексея Кулешова.

Ведущий: Владыка, добрый вечер!

Митрополит Феофан: Добрый вечер!

Ведущий: Возрождение или, по сути, второе рождение храма — насколько это знаковое и важное событие?

Митрополит Феофан: Храм в жизни православных всегда имел центральное значение. Потому что человек, который исповедует Православие, не мыслит себя без храма как такового. Жизнь человеческая начинается с храма — вы знаете, что есть крещение, мы крестим детей — и на протяжении всей жизни храм сопровождает человека. Храм — это лечебница, лечебница духа, храм — это школа духовной жизни, храм — это социально ориентированное место, где собираются вместе для молитвы, но также и для того, чтобы помогать друг другу... А возрождение такого знаменитого, известного храма как храм Сошествия Святого Духа — для Казани еще и сохранение истории.

Очень важно, чтобы храмы, которые были поруганы, вновь обрели жизнь. Это является показателем того, что общество в целом выздоравливает. Я очень часто говорю, что до тех пор, пока мы видим, где бы он ни стоял, разрушенный, поруганный храм, это ничто иное как свидетельство нашего варварства. Многие годы я провел в разных странах. Так, как у нас варварски к своим святыням относились, такого ни в одной стране нет.

Ведущий: Но что важнее — возрождать, как вы говорите, поруганные храмы или строить новые?

В Казани состоялось великое освящение исторического храма в честь Сошествия Святого Духа

Митрополит Феофан: Важно и то, и другое. Важно возродить поруганные храмы и их обязательно надо возрождать. Но жизнь не стоит на месте. Строятся новые города, строятся новые микрорайоны, растет население и люди нуждаются в храмах. Поэтому здесь процесс [восстановления и строительства] должен идти параллельно. Если построили новый квартал, а там нет ни одного храма, это нонсенс. Когда мы строим новый квартал, то обязательно закладываем там больницы, школы, театры, это нормальное явление. Но надо же обратить внимание на все стороны, потребности человеческого духа, в том числе, и на религиозные. И может быть, в первую очередь, как это всегда было, когда в обязательном порядке строили храм. Приезжаете в любую древнюю столицу, в любой древний город, — что вы обязательно увидите [в центре]? Кафедральный собор, ратуша. И от них лучами развивался город.

Ведущий: Горожане — во всяком случае, когда мы говорим о строительстве новых микрорайонов, о расширении города — просят сначала детский сад, школу. То есть какие-то, скажем так, мирские вещи, а потом уже…

Митрополит Феофан: За безбожный век людей отучили от потребностей духовных, а они велики… В Татарстане — ислам традиционный и Православие. Мы бок о бок жили и должны жить. Я делать буду всё, чтобы мы жили в мире и согласии. И мы должны объединять усилия. Именно мы, религиозные деятели и верующие люди, не должны допустить даже маленькой трещины, куда бы могли войти некие … струнки, раздирающие общество. Это очень важно. Если мы не будем возрождать наши традиционные ценности, поверьте, нам будут навязывать новые. Откуда ИГИЛ появился? Почему начинают [к террористам присоединяться] люди из России, наверно, и из Татарстана тоже? … Экология и безопасность духа нашего народа лежит на нас как обязанность.

Ведущий: Владыка, теперь житейский вопрос, который звучит, наверное, очень часто. Где взять деньги? Больницу построить нужно, детский сад…

Митрополит Феофан: Всё, на самом деле, ясно. Если мы начнем говорить о строительстве храмов по остаточной стоимости, мы с вами никогда никакой храм не построим. Сегодня нам нужен один спортивный комплекс, завтра шагнула вперед и техника, и прочее — нет, этот не подходит, нам надо другой, новый. Было время, когда всё — на коровники, на помощь странам, где хотели построить социализм. А у нас ничего не осталось. Что мы получили? Это, конечно, спорный вопрос. Большую страну имели, большую. А почему мы ее потеряли? В первую очередь, потому что мы нарушили традиционный духовный фундамент народов, — не говорю: одного народа, — народов, которые были многослойны, многоконфессиональны и в той великой России, и в Советском Союзе.

Ведущий: Но времена сейчас другие. Санкции, антисанкции...

Митрополит Феофан: Да Бог с ними, с санкциями. Конечно, я никогда не скажу, что санкции — это хорошо. Но мы же говорим, что трудности могут показать новый путь развития. Сконцентрировались внутри и начали развивать промышленность. Что же такое? Мы ввозим помидоры, огурцы, яблоки везем — у меня на родине, в Курской области, по сей день. Везем машинами, просто некуда девать. Потому что систему разрушили — плодоовощи, кооперативы. А у нас своего полно.

Ведущий: То есть, вы считаете, что это поможет нам возродить производство?

Митрополит Феофан: Нужда заставит. Мы же не будем ждать, когда нас задушат санкции и есть нечего будет. Помните позорные 90-е годы, когда нам гнилые продукты присылали, как нищим, «в помощь». Нельзя до этого дойти. Мы богатая страна и мы выживем… Санкции показали нашу уязвимость, показали, что хватит жить на газовой и нефтяной игле. Мы страна, которая первая вышла в космос. Страна, где по сей день делают ракеты, которые выводят спутники, в том числе, развитых стран. Что мы, не можем сделать что-то другое? Давайте сконцентрируемся и начнем по-новому трудиться. Хватит драться просто.

Ведущий: Вот про «драться» хочу спросить. Как бы вы объяснили, что происходит в мире сейчас? Кажется, что и мира никакого нет.

Митрополит Феофан: То, что происходит сейчас в мире, искусственное явление. Хотели внедрить однополярную систему и желательно американского образца по всей планете. Почувствовали себя хозяевами мира. Пожалуйста, демократия, но только американская. Взгляд на жизнь, на человека, на историю: что нам ваши 2000 лет [истории], что нам ваша религия. Создали новую религию, «человекорелигию». Вот человек, со всеми его слабостями. О каких вы говорите семейных ценностях? Однополые «браки» — так это же «свобода выбора». Какая свобода? Это нарушение физиологической сути человека. Если по крупному счету, это путь к вымиранию человечества.

И никогда Восток, арабский Восток, не примет — запомните! — цивилизационный выбор Запада. Искусственно экспортировали видение на всё — на религию, на человека, на культуру, на историю — и произошли некие тектонические сдвиги внутри...

Ведущий: Ну, а сейчас что?

Митрополит Феофан: Что сейчас делать?

Ведущий: Вернуть назад, наверное, нужно. Нет?

Митрополит Феофан: Надо делать то, что делается сейчас. Народы начинают понимать, что это путь к гибели, к самоуничтожению. Почему вдруг ИГИЛ стал так, в общем-то, интересен? Почему к нему примыкают? Потому что начинают понимать некоторые, что есть «ценности», разрушающие человечество, а когда-то сохранялиcь [традиционные ценности]… Я многие годы работал на Ближнем Востоке. В Египте был, в Сирии работал, в Ливане. Никогда не боялся в своей [монашеской] одежде выходить. Я часто говорил и говорю, что никому не позволю ставить знак равенства между мусульманином и террористом, это разные совершенно понятия. Нет террориста в религии как такового. Еще раз повторяю: искусственно навязанные людям восточной вековой, многотысячелетней истории ценности западной жизни вызвали то, что есть. Поэтому хранить надо свою [культуру]. Нам надо это помнить и на эту удочку не ловиться.

Ведущий: Владыка, давайте к Татарстану вернемся. Вы стали членом Общественной палаты республики. Вот вы для себя сейчас какие первые задачи ставите в этом амплуа?

Митрополит Феофан: Во-первых, мы еще ни разу не встречались. Я хочу понять, какие задачи стоят перед Общественной палатой в целом, потому что для меня не новость [работать в] Общественной палате. Я был одним из первых, кто в какой-то степени создавал тоже большую Общественную российскую палату.

Ведущий: Вы понимаете, чем должна она заниматься?

Митрополит Феофан: Конечно, я понимаю, чем она должна заниматься. Прежде всего, Общественная палата должна быть народным голосом, совестью народа. От народа же мы, от общества мы. И как для человека, который возглавляет религиозную, православную часть [татарстанского общества], в первую очередь для меня важно делать всё, чтобы не нарушить мирного бытия в Татарстане. А проблем очень много и они имеют различную подоплеку… Общественная палата должна быть, я бы сказал, неким катализатором. А где надо, там и буфером.

Ведущий: На днях вы выступили на годовом собрании духовенства Казанской епархии. Там, в том числе, вы подняли тему нравственного облика священника и тех, кто только собирается им стать. Есть проблема с этим?

Митрополит Феофан: Проблема всегда есть, ведь нравственному совершенству нет конца. У любого человека, пока он живет, есть проблема с нравственным состоянием. Когда человек скажет: «Я уже достиг какого-то высокого состояния нравственности. Всё, я гуру, святой», — по православному пониманию, этот человек впадает в прелесть. И для священника я очень твердо ставлю эти требования, и к себе то же самое предъявляю, чтобы священник постоянно смотрел на себя, на свое поведение, на свой внешний и внутренний облик. То, что позволено бывает часто светским людям и даже пастве, священнику не позволено…

Ведущий: Получается, это было просто некое такое напоминание? Или есть какие-то претензии у вас?

Митрополит Феофан: Что значит «претензии»? … Для чего я хожу с посохом? Потому что епископ является пастырем. Напоминать надо, что «ты здесь, смотри; сюда дошел — дальше не иди, упадешь».

Ведущий: Вы возглавляете Татарстанскую метрополию полгода...

Митрополит Феофан: Да.

Ведущий: Можно ли сейчас подводить какие-то итоги?

Митрополит Феофан: Конечно, можно. Во-первых, пользуясь случаем, хотел бы выразить глубокую благодарность Президенту Республики Минниханову. Храм Сошествия Святого Духа, который был передан, затем приводился в надлежащий вид полностью под его руководством и благодаря его участию. Выделялись средства из бюджета, он неоднократно стройку посещал. Это говорит о том, что для него как детский сад важен и нужен, так и храмы, мечети — тоже важная часть. Поэтому от лица верующих могу сказать: благодарю вас, господин Президент.

Или же взять возрождение Богородицкого монастыря. Как я не скажу [спасибо] Шаймиеву? Я с ним встречался и был поражен. У меня ощущение, что он иными глазами на мир смотрит сейчас. Пришел на протокольную вроде бы встречу, а пробеседовали мы два интереснейших часа. У нас во многом позиции совпадали и много у нас общего. То, что он делает сейчас, большое дело. Он войдет в историю не только как первый президент Татарстана, но и [как человек, многое] сделавший в духовном плане. Это Болгары, Свияжск.

Сейчас Президент издал указ о возрождении храма Пресвятой Богородицы

Ведущий: Вы опережаете мой вопрос.

Митрополит Феофан: Я же знаю, что вы хотели его задать.

Ведущий: Конечно.

Митрополит Феофан: Так вот, вы спрашиваете о том, что сделано. Мы подписали соглашение с Правительством [Татарстана]. У нас, еще раз повторяю, установились добрые отношения с Президентом, его командой, с администрацией Президента, с Правительством, с мэрией Казани. Это тоже в какой-то степени итог. Скажу больше: мы проводим массу совместных мероприятий. Провели замечательный молодежный форум, который мыслился вначале как региональный, а прошел как международный… Приехали [участники] из Великобритании, Франции, Бельгии, Дании, Черногории, Украины, стран ближнего и дальнего зарубежья. Получилось? Да.

Организуем межправославный [форум] здесь во второй или третий раз с участием Президента и аппарата Полпредства [Президента РФ в ПФО]. Я предложил: «Что мы делаем только татарстанский? Давайте на следующий год проведем у нас форум Приволжского округа». И Полпредство дало согласие. Это хорошее дело. Скажу, есть еще некоторые интересные моменты. Вы скоро станете, может быть, их свидетелем, [поэтому] не буду открывать.

Ведущий: Вы интригуете, владыка.

Митрополит Феофан: Я вам говорю об итогах каких-то. Думаю, что самый большой итог — слава Богу, мы находим то, что объединяет нас как людей, хотя мы каждый на своем месте. Установились добрые взаимоотношения с муфтиятом, с мусульманами. Мы как-то сидели с муфтием — он молодой человек, замечательный, горящий, я бы сказал, очень активный. Рассуждает: «Смотрите, у нас же столько совместных дел. Этот окаянный экстремизм, терроризм — не нужен он нам». Значит, надо объединиться. Социальная среда общая у нас, молодежь — наша общая. Давайте вместе делать. Так и будем.

Ведущий: Что ж, давайте на теме объединения и закончим эту программу. Время наше, к сожалению, вышло. Митрополит Казанский и Татарстанский Феофан был сегодня у нас в гостях. Спасибо большое и до встречи в новом году, надеюсь.

Митрополит Феофан: Хотел бы поздравить всех вас, дорогие друзья, с наступающим новым годом, православных — с Рождеством Христовым, и с большим-большим выходным. Всего вам доброго. Мир и согласие в дома ваши и, самое главное, в сердца. Будет спокойно сердце — легче будет жить. До свидания. До новых встреч.

Ведущий: До свидания и еще увидимся.

Теги:
Митрополит Феофан
интервью
Духосошественский храм
жизнь Церкви

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации