Публикации

Чистопольский Успенский женский монастырь

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Анатолий ЕЛДАШЕВ
Чистопольский Успенский женский монастырь

Еще в 1854 году купец Дмитрий Андреевич Поляков ходатайствовал об устройстве в городе женской общины на свой счет. Ходатайство было поддержано тогдашним казанским архиепископом Григорием (Постниковым) «ввиду того, что город Чистополь населен в немалом числе некрещеными татарами, и, что важнее, раскольниками, на которых пример истинно подвижнической жизни мог иметь весьма сильное влияние». [1]

Но очень долгое время ответа из столицы не поступало. Дело здесь в том, что в годы правления Николая I, характерные насаждением военных порядков, подозрительной считалась любая инициатива — в том числе и такая благочестивая, как открытие монастыря. По инерции подобная ситуация сохранялась и в первые годы правления Александра II.

Дмитрий Поляков умер в 1861 году так и не дождавшись ответа на свою инициативу, поэтому он и завещал продолжить дело своей жизни сыну Ивану. В 1863 году Иван Дмитриевич Поляков (1809–1871) вновь начал ходатайствовать перед властями уже не об общине, а о монастыре. При этом он обещал пожертвовать ему 9000 кв. сажен земли в городе, на очень удобном месте, построить на свои средства каменный храм, деревянные дома для настоятельницы, сестер, причта (священников и псаломщиков), флигель для кухни и столовой, ограду. Позднее в строительстве обители принимал участие елабужский купец Василий Григорьевич Стахеев († 1907).

Кроме того, Поляков выделил монастырю 22 десятины земли около деревни Муслюмкиной. Еще 46 десятин земли в Лаишевском уезде, напротив Чистополя на противоположном берегу, пожертвовала купчиха Агриппина Петровна Остолоповская.

Ходатайство было поддержано архиепископом Афанасием (Соколовым), и вопрос решился достаточно быстро. Уже 24 марта 1864 года Священный Синод одобрил ходатайство и постановил учредить при монастыре причт из двух священников и псаломщика, а через два месяца — 23 мая император Александр II подписал указ об открытии нештатного трехклассного общежительного женского монастыря в честь Успения Пресвятой Богородицы, в котором говорилось, что монастырь должен быть «примером подвижнической жизни и трудолюбия, соединенных со смирением и послушанием, влиять на раскольническое население, составляющее значительный контингент Чистополя» [2].

В течение лета 1864 года были построены жилые дома для сестер и причта, и 1 октября состоялось официальное открытие женской общины, а в 1879 году она была преобразована в полноценный монастырь.

К концу XIX века на северо-восточной окраине города, на высоком живописном берегу реки Камы вырос монастырский городок. Каменный Успенский храм был построен по проекту архитектора Федора Нестерова, и освящен 6 сентября 1879 года викарием Казанским епископом Павлом.

В 1896-1901 годах по проекту епархиального архитектора Федора Николаевича Малиновского храм был расширен: пристроены два придела — во имя святителя и чудотворца Николая и во имя великомученика Пантелеймона. Он был торжественно, при большом стечении православного населения города, освящен 18 декабря 1898 года архиепископом Казанским и Свияжским Арсением. [3] Архиерейское освящение престола и храма представляло собой для чистопольцев редким случаем, ибо даже престолы соборной Никольской и Спасской церквей были освящены не архиерейским чином.

В обновленном храме в честь Успения Пресвятой Богородицы в 1901 году был установлен иконостас работы известного казанского позолотных дел мастера, купца 2-й гильдии, потомственного почетного гражданина Казани Михаила Александровича Тюфилина. [4]

Первоначально все жилые и хозяйственные постройки были деревянными. В 1884 году был построен двухэтажный корпус монастырской больницы и богадельни с домовой церковью во имя преподобного Сергия Радонежского. В 1895 году с помощью города было построено здание для церковно-приходской школы.

Монастырь был довольно скромным по размерам — в 1905 году в нем было 19 монахинь во главе с игуменией, 13 послушниц и 125 белиц — в Лаишевском, Мензелинском, Бугульминском монастырях было более чем по 300 человек в каждом. При монастыре служили два священника.

Среди настоятельниц обители, в частности, были назначены с 1 сентября 1882 года игумения Аполлинария [5], с 1894 года игумения Серафима.

Подавляющее большинство сестер были до прихода в монастырь простыми крестьянками Чистопольского уезда и мещанками города Чистополя. В обители они продолжали вести трудовую жизнь — ухаживали за скотом (в обители была ферма на 30 коров), работали в огороде, косили сено. В собственности монастыря находились: более 46 десятин сенных покосов в Лаишевском уезде (пожертвованы Дмитрием и Иваном Поляковыми), более 166 десятин земли в 18 верстах от Чистополя, 27 десятин близ деревни Новопоселенной Чистопольского уезда, три усадебных места в городе Чистополе. Сестры ухаживали также за больными и старушками в богадельне, сами носили кирпичи во время строительных работ.

В Чистополе, где большинство составляли старообрядцы, монастырь вовсе не был предметом заботы и гордости города, в отличие от Мензелинска, Елабуги, Бугульмы. К примеру, в 1872—1875 годах городской головой был купец первой гильдии Василий Львович Челышев — старообрядец. Членом управы был купец второй гильдии Михей Аввакумович Кокорышкин, также старообрядец. [6] Тем не менее его положение было более или менее благополучным. Доходы позволяли осуществлять масштабное строительство — в начале XX века в обители стали сооружаться каменные здания. В 1903 году была построена двухэтажная трапезная с кухней (сохранилась по ул. Пионерская, дом 1), а в 1911 году — и двухэтажный корпус келий, где поселилось большинство монахинь и послушниц (сохранился, поселок Водников, дом 19).

Кроме престольных праздников в обители совершались торжественные празднества 21 января в честь иконы Божией Матери «Отрада и утешение» и 5 февраля в честь образа Богоматери «Взыскание погибших».

В советское время монастырь продолжал действовать до 1929 года, когда в республике были закрыты все без исключения монастыри. К сожалению, позднее был снесен монастырский храм, который как и Никольский собор, мог бы быть украшением города. Кирпич с разрушенных храмов и келий использовался при строительстве зданий судоремонтного завода, который занял территорию обители.

Примечания

1. Чистополь и чистопольцы. Из прошлого и настоящего. - Казань: По городам и весям, 2004. - С. 128.
2. НА РТ, ф.. 4, оп. 114, д. 6.
3. Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1899 год. – Казань: Типо-литография императорского университета, 1899. - С. 162.
4. Алиев И.А. Позолотных дел мастер. / Православный собеседник. Альманах Казанской Духовной семинарии. Вып. № 1 (9). – Казань: Казанская Духовная семинария, 2005. – С. 189.
5. Известия по Казанской епархии, издаваемые при Казанской Духовной академии за 1883 год. – Казань: Типо-литография императорского университета, 1883. - С. 6.
6. Чистополь и чистопольцы. Из прошлого и настоящего. - Казань: По городам и весям, 2004. - С. 42.

Теги:
женские монастыри Казанского края
Чистополь
история Чистопольской епархии
история Казанского края
Архиепископ Казанский и Свияжский Григорий
архиепископ Казанский и Свияжский Арсений
храмы Успения Пресвятой Богородицы
Успение Пресвятой Богородицы

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации