Публикации

Часовые

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Иван МЕНЬ
Часовые

— Видел графа Шереметева? — спрашиваю Моисеича, когда начали уборку «Троицкого». — Он ещё и к Михаилу Кузьмичу с Галиной Григорьевной наведался — картины посмотреть.

— Да, видел краем глаза. Выглядит пободрее Михаила Кузьмича, хотя старше на пять лет.

— Ну, он с детства в заграницах, а Нефёдов вырос в советской деревне... А что ж ты не взял у него автограф?

— Я водил по Раифе более известных людей — Всеволода Овчинникова, Василия Аксёнова... А о Шереметеве нынешние только и слыхали, «как качается на дюнах Шереметевский баркас». Автограф... Помнишь, как приехала та группа, у которой теперь срываются концерты, и некоторые принесли из келлий диски с их песнями, чтобы написали автографы? А теперь боятся, как бы кто эти диски не увидел!.. Слава — она, брат Иван, имеет свойство переворачиваться. Как изглаголал профессор Осипов: «Сегодня хвалят, а завтра свалят».

— Ну, слава рода Шереметевых устойчивая. Они первыми в России от Петра Первого стали графами. Первые графы — ого!..

— «Ведь с нами Ворошилов,
Первый красный офицер»,
— пропел с воодушевлением Моисеич. — Вот, ещё ведь при жизни Ильича его так именовали в «Марше Будённого», и даже когда пришёл к власти Иосиф Виссарионович, ещё хлеще запели в «Марше советских танкистов»:
«Гремя огнём, сверкая блеском стали, 
Пойдут машины в яростный поход,
Когда нас в бой пошлёт товарищ Сталин
И Ворошилов в бой нас поведёт».

— И погоди, Ванёк, это ещё не всё. И даже когда умер товарищ Сталин и порасстреляли его друзей-соратников, всё равно пели и поём:
«И первый маршал в бой нас поведёт.»

— Моисеич, причём тут Климент Ефремович?

— Эх, темнота! Гляди сам: были первые графья — и не стало, а времечко миновало, и первые графья опять на коне — Пётр Петрович возглавляет союз соотечественников за рубежом, служит Родине. И Ворошилов, хотя и был другом Сталина, а даже после его смерти остался в руководстве партии и государства — дольше всех в Союзе!

— Мало ль было друзей у Сталина, — возражаю

— Да Ворошилов-то был всегда особый. Вот, «придворный» художник Герасимов даже нарочно изобразил их вместе — чтобы ты уразумел.

— Ладно, со Сталиным у них много общего. А с графом?

— Слушай, брат Иван, ты всё ещё не понял? Видишь, у Климента Ефремовича — в полный разлад с социалистическим реализмом — из-за плеча выглядывают церковные купола?

— Вижу.

— Так вот это и напоминает нам, что всякая власть — от Бога, апостол так написал, а это в том смысле, что принцип иерархического устройства соблюдается во всех обществах.

— И безбожная власть — от Бога?

— Как изрёк тот же Осипов: «По Сеньке и шапка». Удалился российский народ от Православия — Бог дал народу подходящую власть.

— В каком смысле — «подходящую»?

— С одной стороны, подходящую, чтобы показать народу кузькину мать при жизни без Бога. С другой стороны, чтобы силой удержать народ от убегания в скотскую заграничную жизнь, где богом стало чрево. Чтобы не погиб народ вконец, сохранился в пределах Российской империи, пока не опомнится...

— И где эти пределы!..

— Вот именно. Люди шли и шли за наполнением чрева, ради чего и оставили Бога с Его Царством Небесным, а огляделись: буржуи-то лучше живут!

— Обидно!

— Ещё бы! Тут для ломки Бог дал новую власть, но она сгоряча больше думала не о Родине, а опять же о своём чреве. Сегодня многие из них за бугром, потому что стыдно и страшно смотреть в глаза согражданам. А Ворошилов с Микояном спокойно дожили среди тех, кого недорасстреляли, потому что и они, и Лигачёв, и Манякин, и маршал Язов чужим дядям свой народ не хотели отдавать. Они — такие же часовые, как и Пётр, как Шереметевы.

— Кто?

— Часовые. Когда солдата ставят на часы, он о себе не думает, а думает только о своём долге перед теми, кто поставил его в ответственное положение. Таких у нас пока хватает. Таким ни власть, ни деньги не важны. У них есть совесть, а совесть...

— А совесть — это голос Божий в человеке, — отрапортовал я в полном соответствии с Законом Божиим.

— А как только она прикажет — «и по лесам, по сопкам, по воде!»

— В каком смысле?

— В том, что Патриарх уже прибыл на Афон для смотра наших тыловых частей, а там, гляди, и до нас доберётся... Вон, отец Илия ещё до Патриарха проверил Афон и — вон, гляди грядет теперь на наш пост... Швабры к бою!

 

Теги:
Раифская классика

Православие в Татарстане

Новости по теме

Я могу всё

Я могу всё

Аксиома

Аксиома

Библеистика

Библеистика

Немощные...

Немощные...

Новости партнеров

Все публикации