Публикации

«Заложен вновь, в 1798 году маия 30 числа, на память преподобного отца Исакия далматского…»

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Игорь АЛЕКСЕЕВ
«Заложен вновь, в 1798 году маия 30 числа, на память преподобного отца Исакия далматского…»

Беседа с исследователем истории монархического движения, Русской Церкви и православной миссии, кандидатом исторических наук Игорем Евгеньевичем Алексеевым о том, как закладывали и уничтожали собор Казанской иконы Божией Матери и где можно почитать сказание о святыне, составленное Патриархом Гермогеном…

— В процессе подготовки к торжествам, приуроченным к закладке 21 июля нынешнего года памятного камня в основание воссоздаваемого собора Казанской иконы Божией Матери, и международной научно-практической конференции «Чудотворный Казанский образ Богородицы в судьбах России и мировой цивилизации», возник большой интерес к событиям конца XVIII века. Сохранились ли описания того, как происходила закладка исторического «оригинала» возрождаемого храма?

— Да, такие описания сохранились, и они содержат весьма любопытные подробности, которые, на мой взгляд, могут стать полезными и в плане подготовки предстоящей торжественной церемонии.

Значительный интерес в данном отношении представляет, например, приписка, сделанная 1 июня 1798 года в Казани к одному из списков знаменитого «Сказания о явлении чудотворныя иконы Пресвятыя Богородицы во граде Казани» (в оригинале — «Повесть и чюдеса Пречистые Богородицы, честнаго и славнаго Ея явления образа, иже в Казани»), составленного Патриархом Московским и всея Руси Гермогеном (Ермогеном).

Казанский Богородицкий монастырь

Как известно, воссоздаваемый ныне храм — уже третий каменный собор, возводимый на этом святом месте.

«Соборный храм Божией Матери каменной, сооружённой во имя честнаго святыя иконы Ея явления в Казане, — сообщалось в приписке, — по причине ветхости его, поелику уже и камни валились из стен и сводов и никакия укрепления удержать были не сильны, от построения онаго чрез двести один год, в 1796 лете, по резолюции святейшаго правительствующаго синода члена преосвященнаго Амвросия, архиепископа казанскаго и свияжскаго и ордена святаго Александра невскаго кавалера, с согласия именитых казанских граждан, весь разобран до основания, а на место того заложен вновь, в 1798 году маия 30 числа, на память преподобного отца Исакия далматского, при высочайшем присутствии благочестивейшаго самодержавнейшаго государя императора всея России и наследника его благовернаго государя цесаревича и великаго князя Александра Павловича и благовернаго государя и великаго князя Константина Павловича следующим образом».

Далее содержится попунктное описание церемонии закладки собора.

— Кто из известных лиц принимал в ней участие?

— Центральной фигурой, безусловно, являлся Император и Самодержец Всероссийский Павел I Петрович. При этом, как отмечал казанский историк Е.В. Липаков в своей книге «Архипастыри Казанские. 1555 — 2007»: «В Казани Павел мало занимался церковными делами — он приехал для смотра войск. Только в последний день, 30 мая, в присутствии императора был торжественно заложен новый собор Богородицкого монастыря (тот самый, который был снесён в советское время)».

Казанско-Богородицкий монастырь: строительство с высочайшим участием

Рядом с Павлом I на церемонии закладки собора присутствовали его сыновья: великий князь Александр Павлович — будущий Император Александр I — и великий князь Константин Павлович. Из духовных лиц, безусловно, выделялись архиепископ Казанский и Свияжский Амвросий (А.И. Подобедов) и игуменья Казанского Богородицкого монастыря София (княжна Л.Б. Болховская). Причём, первый камень в основание собора положил правящий казанский архиерей, а не император.

Вот, как это происходило: «1) По отпусте святой литургии, которую Его императорское величество и их императорские высочества благоизволили слушать в тёплой соборной церкви рождества пресвятыя Богородицы, со изнесением явленной Богородичной иконы шествовали с преосвященным архиепископом, властьми духовными и гражданскими, к месту святаго престола. 2) Пришед на место, преосвященный архиепископ по правилу святыя церкви творил начало и читал молитву о заложении новосозидаемаго храма. 3) Когда приспело время класть камни, то преосвященный архиепископ по высочайшему Его величества соизволению положил первый камень, потом Его императорское величество — второй и Их императорские величества — по камню; после сего Его величество всемилостивейше благоволил положить камень онаго монастыря игумение Софии, княжне Болховской; такоже и прочии. 4) Сверх камней, коими заложен храм, вложена в изготовленные на то камни медная доска, длины полтора аршина, ширины три четверти, весом четыре пуда пятнадцать фунтов, с изображением на ней имени царствующаго императора и всей Его императорскаго величества высокой фамилии и преосвященнаго архиепископа казанскаго, с объявлением года, когда заложен храм. 5) Сверх оной доски наложена каменная плита, в которую преосвященнейший архиепископ водрузил крест деревянный по правилу святыя Церкви и, по отпусте, Его императорское величество соизволил духовенство удостоить к руке, которое потом с иконою Богородичною возвратилось в церковь, а Его императорское величество и Их императорския величества, удостоив высочайшаго посещения игумению Софию, княжну Болховскую, сегож числа из онаго монастыря благоволили отправиться в обратный путь, в Санктпетербург».

Пересказ этого текста можно также найти в книге известного православного миссионера и историка Е.А. Малова «Казанский Богородицкий девичий монастырь. История и современное его состояние», изданной в 1879 году в типографии Императорского Казанского университета.

Раскопки на территории Казанско-Богородицкого мужского монастыря подходят к завершению

— С 27 апреля на территории монастыря — на месте, где раньше находился собор Казанской иконы Божией Матери, ведутся археологические раскопки. Раскрыты фундамент собора и пещерного храма. Удалось ли обнаружить закладную доску?

— Насколько известно, доска пока не найдена. Но её массивный вес внушает определённую надежду на то, что она не могла бесследно исчезнуть. Тем более, если учесть, что сверху ещё была положена плита.

— Известно, что в разное время Казанский Богородицкий монастырь посещали и другие императоры и представители правящей династии…

— Да, тот же Е.А. Малов писал о том, что, помимо вышеупомянутых Павла I, великих князей Александра Павловича (будущего императора Александра I) (в 1798 г.) и Михаила Павловича (в 1798 и 1817 гг.), здесь побывали Пётр I (в 1722 г.), Екатерина II (в 1767 г.), Николай I (в 1836 г.), Александр II — как цесаревич (наследник престола) великий князь (в 1837 г.) и уже как император (в 1871 г.), цесаревич великий князь Александр Александрович (будущий император Александр III) (в 1869 и 1871 гг.) и многие другие.

Посещение Казанско-Богородицкого монастыря высочайшими особами

Весьма любопытным в связи с этим мне представляется следующее описание посещения Казанского Богородицкого монастыря императором Александром II и великими князьями Александром Александровичем и Владимиром Александровичем, приведённое в № 19 за 1 октября 1871 года «Известий по Казанской Епархии». «По приёме во дворце представителей разных ведомств и депутаций от разных сословий, — сообщалось там, — Государь Император с Их Императорскими Величествами, после посещения женской гимназии, изволил посетить казанский Богородицкий первоклассный женский монастырь, где имели счастие встретить Августейших Посетителей настоятель монастырского собора протоиерей Андрей Иорданский с прочим монастырским духовенством, игумения означеннаго монастыря Анфия со всеми монахинями и послушницами монастыря. После краткой литии и многолетия Государь Император с Их Высочествами изволил прикладываться к местной святыне — чудотворной иконе Казанской Божией Матери, снимок с которой в изящной оправе тут же был поднесён игумениею Его Императорскому Величеству, а казначея монастыря имела счастие поднести Августейшим Посетителям просфору».

Как видим, в «репортаже» по «горячим следам» речь шла о поднесённом императору «снимке» Казанской иконы Божией Матери «в изящной оправе», однако Е.А. Малов впоследствии писал, что «игумения Анфия поднесла Государю Императору икону — список с чудотворной иконы Казанской Божией Матери в ризе шитой золотом».

— Если уж мы прояснили обстоятельства отправной точки в истории «второго собора» — церемонии закладки, то хотелось бы коснуться и обстоятельств его разрушения. До сих пор в исторической литературе имеются расхождения по части того, когда это произошло — в 1931 или в 1932 году. Чем вызваны эти расхождения? Мы знаем точную дату закладки собора Казанской иконы Божией Матери и не знаем точную дату его уничтожения, хотя эти драматические события произошли относительно недавно. Чем это вызвано?

— Вообще, конечно, стоит задуматься над тем, почему о разрушении собора практически не осталось документальных свидетельств. Возможно, часть из них недоступна исследователям, или их просто плохо искали...

Судя по всему, уничтожение собора Казанской иконы Божией Матери происходило не одномоментно: вероятно, его «разбирали» на протяжении многих месяцев, вместе с другими «лишними» постройками монастыря. При этом колокольня на несколько лет пережила собор.

Кульминацией «пролетарской перестройки» уже «реквизированного» к тому времени Казанского Богородицкого монастыря стал 1932 од, когда на его территории обосновалась Казанская киносъёмочная фабрика «Востоккино». Это было время грандиозных индустриальных строек первой пятилетки, «досрочный» год окончания которой наиболее рьяные «богоборцы» объявили первым годом «безбожной пятилетки». Вся Казань с окрестностями была превращена в огромную стройплощадку, в связи с чем приспособление «под хозяйственные нужды» и уничтожение многочисленных «культовых объектов» стало обыденным делом.

«Новым социалистическим городом станет Казань, — писала 1 мая 1932 г. газета “Красная Татария”. — От старого останутся только немые свидетели генеральной перестройки: лирическая башня Сююмбеки и упрямые географические термины — 55º47' северной широты и 18º47' восточной долготы.

В новой Казани будут три новых социалистических города — три индустриальных центра Татарстана: Казань № 1 — бывшая Казань, Казань № 2 — город Машиностроя и Казань № 3 — город Вагоностроя».

— То есть действовали по известному принципу «лес рубят — щепки летят»…

Да, и «щепками» в данном случае выступали такие «пережитки прошлого», как «объекты культа». По сути дела, претворялся в жизнь лозунг, опубликованный 5 апреля того же 1932 года в печатном органе Центрального совета «Союза воинствующих безбожников»: «Ликвидируя на основе систематической и образцово развёрнутой подготовительной антирелигиозной пропаганды очаги религиозного мракобесия, — создадим вместо них очаги социалистической культуры».

Весьма показательно в этом плане, что, например, одним из первых шагов по созданию «Казанского Машиностроя» («Авиапрома») стала «перестройка» церкви во имя Смоленской иконы Божией Матери села Караваево в столовую. В дальнейшем она была окончательно уничтожена, и до сих пор в этом «заводском углу» Казани нет церкви, хотя потребность в ней более чем очевидна.

Воссоздание собора Казанской иконы Божией Матери Казанского Богородицкого монастыря: акт исторической справедливости

Бывший Казанский Богородицкий монастырь, безусловно, подвергся ещё более масштабной «перестройке». 20 апреля 1932 года в «Красной Татарии» была опубликована заметка «Фабрика для шести областей», автором которой являлся «Начальник строительства Евсеев». В ней рассказывалось о строительстве «Востоккино», а также в качестве иллюстрации была помещена фотография (к сожалению, малоинформационная) с подписью «Здания быв. Казанского монастыря перестраиваются под кинофабрику Востоккино».

«Всего на стройке, — сообщал, в частности, товарищ Евсеев, — сейчас занято около 200 рабочих: каменщики, бетонщики, арматурщики. На площадке производится разработка некоторых старых зданий, начата подстройка третьего этажа для главного корпуса кинофабрики. В ближайшие дни будет приступлено к земляным работам для подготовки котлованов под ателье».

Взятые темпы и размах работ не оставляли никакой надежды на сохранение «внутренних» храмов. «Заканчивается разборка старых зданий, — рапортовала уже через месяц — 22 мая 1932 г. — “Красная Татария”, — строятся котлованы для фундаментов и главного съёмочного павильона, прокладываются узкоколейные подъездные пути (с деревянными рельсами). В ближайшие дни начнётся надстройка третьего этажа, где будут размещены все лаборатории кинофабрики.

На стройке занято до 300 рабочих. Для их обслуживания выстроены: кухня, столовая и клуб-кино».

При этом из-за проволочек со стороны «Татпроекта» архитекторы пролетарской кинофабрики первоначально «творили» даже без необходимых чертежей. «На площадке, — отмечала 5 июня 1932 года “Красная Татария”, — основное внимание сосредоточено на трёх объектах: сооружение съёмочного павильона, постройка лаборатории и разборка старых зданий (летнего и зимнего храма). Роются котлованы для фундаментов павильона. К 10 июня будет закончена кирпичная кладка на постройке фотолаборатории. Вчерне лаборатория будет закончена 1 июля».

Наконец, 10 июля 1932 года газета отчиталась, что уже завершены земляные работы, «приступлено к сооружению главного съёмочного павильона», «вчерне выведен подвальный этаж», надстроен третий этаж фотолаборатории, и «начаты подготовительные работы по переоборудованию здания под звуковое ателье».

«Перестройка» бывшего Казанского Богородицкого монастыря ударными темпами продолжалась до конца года. «На площадке кинофабрики, — писала 18 ноября 1932 года “Красная Татария”, — сейчас развёрнута усиленная подготовка к зиме. Корпус лаборатории отепляется соломенными матами — и с 19 ноября каменная кладка стен будет производиться в тепляках. Здание павильона киносъёмки подведено под крышу».

Так, собственно, Казань и лишилась одного из своих самых красивых и почитаемых соборов, а также других старинных храмов, входивших в комплекс Казанского Богородицкого монастыря.

— Главным источником наших знаний о явлении Казанской иконы Божией Матери является упомянутое Вами «Сказание…». Его содержание многократно пересказывается и не всегда однозначно трактуется. В этой связи хотелось бы узнать, где можно ознакомиться с оригинальным текстом «Сказания…»?

— «Списанный» Патриархом Московским и всея Руси Гермогеном (Ермогеном) текст «Сказания…» — «Повесть и чюдеса Пречистые Богородицы, честнаго и славнаго Ея явления образа, иже в Казани» — и его списки (фигурирующие в изданиях разных лет под несколько отличающимися названиями) достаточно подробно изучались ещё в дореволюционное время.

Рукопись (авторский список) была поднесена в 1850 году в Нижнем Новгороде великим князьям Николаю Николаевичу и Михаилу Николаевичу, которые в 1851 году прислали её «для хранения в Патриаршую Библиотеку» (Московскую синодальную библиотеку), где она находилась под № 982 «в картонном футляре позднейшей работы» (сейчас хранится в отделе рукописей Государственного исторического музея).

В 1912 году «Церковной Комиссией по чествованию юбилейных событий 1612, 1613 и 1812 годов» в Москве были изданы «Творения Святейшаго Гермогена Патриарха Московскаго и всея России», куда рукопись (авторский список) из Московской синодальной библиотеки была включена под своим названием: «Месяца июля в 8 день. Повесть и чудеса Пречистые Богородицы, честнаго и славнаго Ея явления образа, иже в Казани. Списано смиренным Ермогеном, митрополитом Казаньским. Благослови, отче». Причём, воспроизведена она была «и по рукописи и, в виду всенародного значения, в переложении на наш современный язык, сделанном Протопресвитером Большого Успенского собора Н.А. Любимовым».

Одновременно — в 1912 году — той же комиссией в Москве было выпущено отдельное «фототипическое издание» под названием «Сказание о чудотворной Казанской иконе Пресвятой Богородицы. Рукопись святейшаго патриарха Гермогена», с предисловием известного лингвиста, видного деятеля правомонархического движения, академика А.И. Соболевского. Таким образом, все желающие могли ознакомиться с фотокопией оригинального текста.

Весьма интересным также представляется характеристика, данная А.И. Соболевским на основании такового священномученику Гермогену (Ермогену). «В виду этого, — писал он, — представляет большой интерес одна из отметок его на обороте 17 листа. Здесь первоначально было написано: “мне же тогда в чину поповсе святаго Николы иже зовётся Гостин” и т.д., и говорилось об участии в событии самого Гермогена. Это упоминание о самом себе, сделанное Гермогеном иеромонахом, было уничтожено Гермогеном митрополитом, который на обороте 17 листа отчеркнул приведённые выше слова и поставил для писца заметку: “не пиши того, что в черте”. Мелочь, характеризующая смирение Гермогена».

— А как обстояли дела с изучением главного свидетельства о явлении и чудесах Казанского образа Богородицы в самой Казани?

 За несколько десятилетий до этого — в № 17 за 1867 год «Известий по Казанской Епархии» — было опубликовано «Сказание о явлении чудотворныя иконы Пресвятыя Богородицы во граде Казани». Однако это было не воспроизведение означенной рукописи (авторского списка), а объединённый вариант двух списков с неё (как объясняли составители, они «имели под руками» два «весьма сходных» между собой списка, и «старались пополнить один из них другим»). В 1871 году данный текст был издан отдельным оттиском в типографии Императорского Казанского университета.

«Сказание о Явлении образа Пречистой Богородицы во граде Казани» и «Акафист Пресвятой Богородице перед Ея иконой, именуемой “Казанская”» были также изданы под одной обложкой в Казани уже в наше время — в 2005 году, в типографии «Логос». Издание было приурочено к 450-летию Казанской епархии Русской Православной Церкви и 1000-летию города Казани, а приведённое в нём переложение «Повести…» («Сказания…») на современный русский язык соответствовало тексту, размещённому в московском издании 1912 года.

Все эти издания можно найти в Научной библиотеке имени Н.И. Лобачевского Казанского (Приволжского) федерального университета.

— К сожалению, мало кто сегодня заглядывает в библиотеки. Всё больше ищем информацию в Интернете…

 — Не беда. «Повесть о явлении и чудесах Казанской иконы Богородицы» без особого труда можно найти в прямом доступе на авторитетных сайтах: например, в «Электронных публикациях Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН» (http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=10861). Причём, там размещены и оригинальный текст рукописи (авторского списка), и его перевод, а также вступление и комментарии учёного О.В. Панченко

Так что есть возможность ознакомиться со «Сказанием…», не выходя из дома. Было бы желание…

Теги:
Воссоздание Казанского собора
Казанско-Богородицкий монастырь
Собор Казанской иконы Божией Матери
история Казанского края
история Казанской епархии
Международная научно-практическая конференция
интервью

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации