Публикации

В Казани восстановят пещерный храм, созданный в месте обретения иконы Божьей Матери

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Пресс-служба Казанской епархии / ИА «Татар-информ»
В Казани восстановят пещерный храм, созданный в месте обретения иконы Божьей Матери

В информационном агентстве «Татар-информ» состоялась пресс-конференция, посвященная раскопкам на историческом фундаменте собора Казанской иконы Божьей Матери.

Светлана Персова, заместитель министра культуры республики Татарстан, и Айрат Ситдиков, кандидат исторических наук, заведующий Национальным центром археологических исследований Института археологии имени Халикова, заведующий кафедрой археологии и этнологии Казанского (Приволжского) федерального университета, руководитель Свияжской археологической экспедиции обсудили ход раскопок, рассказав о том, какие работы проведены на данный момент, и что уже было обнаружено.

— За май месяц были проведены большие работы, — рассказывает Айрат Габитович Ситдиков. — Я хотел несколько слов сказать и о самом месте, где проводятся работы. Территория Богородицкого монастыря — это одно из ярких исторических мест в Казани, в целом обладающее очень насыщенным культурным слоем. Эта территория известна с XVI века как Старое городище, в последующем связана с обретением иконы. Ее развитие — архитектурное и территориальное — тесно связано с историей монастыря.

Сегодня археологические исследования были проведены на площади в почти 2,5 тыс. кв. м., и в результате этих работ выявлены контуры сохранившейся пещерной части фундаментов здания храма. Конечно, надо сказать, что период разрушения оказал сильное воздействие. Хотя мы думали, что разрушения будут еще большими. Выявленная часть говорит о том, что, несмотря на те действия, которые связаны с 1930-ми годами, с периодом ее уничтожения, так или иначе пещерная часть храма и фундамент в большей степени сохранились.

В ряде участков производственные моменты деятельности табачной фабрики, очень сильно повредили объект. В некоторых местах где-то 15%, в некоторых местах до 20% доходит — это уничтожение фундаментной части здания. Сейчас идет большая работа по фиксации. Весь ход работ осуществлялся в соответствии с методикой ведения археологических исследований. Он предполагал и отбор материалов и соответствующую документацию, видеофиксацию и фотофиксацию. То есть каждый момент этого процесса задокументирован и представляется потом в отчетной документации.

Сейчас, после проведения этих работ, в процессе обсуждения будут приняты решения о тех задачах, которые будут стоять перед проектировщиками, могут быть сформулированы какие-то вопросы для археологов. По выявлению и части исследований на сегодняшний день большая часть работ проведена.

Светлана Глебовна Персова рассказала о сохранности открытого пещерного храма:

— Наверное, все уже побывали на площадке, и видели ту картина потрясающей красоты, которая перед нами предстает. Мы видим не только фундаменты, но и подземную часть храма. Это так называемый пещерный храм, который был организован в подземной части собора в 1910 году. Это достаточно поздняя переделка. Этот подземный храм был создан для того чтобы еще раз зафиксировать то место, где была явлена икона. Это своеобразная «мемориализация» самого события и фиксация места. Это был действующий храм, туда можно было попасть по специально устроенным лестницам: пройти туда и помолиться. Точно такой же действующий храм, как и собор наверху.

Перед началом раскопок никто не знал, в какой степени сохранился этот подземный храм. Мы знали о том, как он был устроен, потому что сохранились очень хорошие архивные документы, фотографии, которые показывали его в то время, когда он был создан и действовал.

Было большой радостью для всех исследователей, когда этот храм раскрыли и оказалось, что он сохранился в достаточно большой степени — на уровне стен и начала сводов. Мы можем очень хорошо не только прочесть его план но и видеть его объемно-пространственные характеристики. Сейчас наша первоочередная задача — законсервировать те остатки, которые дошли до нас, их укрепить — в будущем они войдут в состав воссоздаваемого собора. То есть все, что мы смогли найти и смогли открыть, будет сохранено, законсервировано, консолидировано, и войдет в состав нового воссоздаваемого храма. Строители законсервируют сохранившийся фундамент, и на фундаментной части вырастет новый храм.

Воссоздание храма

Светлана Персова:

— Концепция воссоздания предполагает повторение собора, который был построен по проекту архитектора Старова, и считался шедевром классической архитектуры, на который равнялись, и который потом повторяли многократно при строительстве храмов по всей России. Воссоздание предполагает его полное повторение на том же месте, в тех же габаритах и насколько это возможно — материалов очень много. Мы считаем, что сможем повторить его и в мельчайших деталях. Выдержит ли фундамент новое строительство? Это технический момент. Плита — это технические детали, они не повлияют на облик собора. Облик видоизменяться не будет.

Бюджет воссоздания, приглашение специалистов

Светлана Персова:

— На сегодняшний день мы находимся на этапе исследований и проектирования. Нет пока даже эскизного объекта и сметы. Бюджетные средства не выделены, но открыт расчетный счет для сбора благотворительных средств. Храм предполагается воссоздавать на благотворительные средства. Сумма пока не посчитана по объективным причинам. Все будет зависеть от материалов и способов строительства.

Будут ли запрашиваться деньги у государства или хватит благотворительных пожертвований? Про деньги сложно сказать, так как сметы еще нет. Думаю, их может хватить. Сейчас раскопки ведутся на деньги фонда. Данных о собранной сумме у меня нет.

Что касается специалистов по архитектуре — привлекать зарубежных мастеров не планируется. Генеральным проектировщиком определен ГУП «Татинвестгражданпроект» и все специалисты, которые понадобятся, будут привлекаться в рамках разработки проекта генпроектировщиком.

Айрат Ситдиков:

— По исследовательской части у нас очень тесное взаимодействие с ведущими российскими научными центрами. Ведение работ проходит при участии российских специалистов, в частности ведущего археолога по церковной археологии Леонида Андреевича Беляева. Он является сотрудником Института археологии РАН. Это один из известных специалистов, ведущих большую работу с Патриархией по выявлению и воссозданию храмов, разрушенных в разные годы в советское время.

Сейчас исследовательская работа ведется с обменом мнений, обсуждением порядка ведения хода работ, оценкой дальнейших возможных перспектив и проблем, которые могут возникнуть. И здесь консультативная часть ориентирована на ведущих российских ученых, что позволит нам бережно и с пониманием обеспечить ту тщательность и осторожность, с которыми будет сохранен этот объект.

Воссоздание иконостаса

Светлана Персова:

— Сохранились достаточно хорошие материалы — это и проектная документация и фотографии изображений иконостаса. На сегодняшний день концепция воссоздания предполагает возведение иконостаса таким, какой он был изначально — и киоты для икон в том числе. Но на процесс проектирования влияет и творчество, и другие факторы. Отталкиваясь от этой концепции, проектировщики будут стремиться воссоздать иконостас и архитектурное убранство максимально точно.

Разумеется, будут применяться и новые материалы. Процесс проектирования и обсуждения ведет научно-методический совет Министерства культуры республики. Мы создали рабочую группу, в которую привлекли большое количество специалистов и экспертов, группа постоянно действующая. Она призвана оказывать методическую помощь и сопровождение всего процесса проектирования, исследования и воссоздания собора. Поэтому все детали проекта проходят обсуждение. При необходимости, кроме казанских специалистов, будут привлекаться и российские. Все заинтересованы в том, чтобы как можно большее количество консультантов участвовали в воссоздании.

Сохранившиеся экспонаты

Айрат Ситдиков:

— В ходе работ были найдены интересные объекты. Как я говорил, территория была рано освоена и фиксируется присутствие достаточно ранних поселений на этой территории, относящихся и к XV и к XVI векам. Но интересные материалы были получены и по истории собора. Многие его архитектурные детали и элементы убранства позволяют нам выйти на реконструкцию тех элементов, которые были. Это и фрески песчаного храма, их нижние части, сохранились кованые элементы окон, много предметов личного благочиния: это и крестики, и различные бытовые предметы для прихожан.

Конечно, все эти предметы иллюстрируют историю, и с нашей стороны было предложение создать музей, связанный с историей храма. Надо сказать, что этот храм построен в конце XVIII — начале XIX веков и археологически удается фиксировать и эти периоды и, конечно, если бы был музей, то можно было бы раскрыть и эти этапы развития монастырской жизни данного места. Вопрос с музеем рассматривается, и какое решение по нему вынесут — станет ясно в процессе проектирования. Такое решение достаточно оправданное. Русская Православная Церковь пока на высказала своего мнения по данному вопросу.

Светлана Персова:

— Храм будет действующим. И подземный храм будет восстановлен, и сам собор станет полноценным собором. А вопрос с музеем — он открыт. В Церкви тоже считают, что где-то должен появиться музей. И мы надеемся, что решение будет найдено, так как все осознают необходимость музея для того, чтобы показать все, что связано с разными периодами жизни монастыря. По вопросу музея, безусловно, Министерство культуры планирует проводить слушания.

Культурное значение храма

Монастырь был основан в том месте, где была явлена икона. И это, и последующие события важны для российской и мировой истории. Поэтому воссоздание собора, который олицетворяет память того места, чрезвычайно важно не только в российском, но и в мировом масштабе.

Находки

Айрат Ситдиков:

— Материальную культуру находки иллюстрируют достаточно хорошо. Наиболее показательной является керамическая посуда. Она имеет сероватый цвет или коричневатый. Металлических сосудов практически нет или найдены их фрагменты. Керамика характерна для периода, начиная с XVI до XIX века. Это традиционное керамическое производство, сформировавшееся как в России, так и в Казани.

Светлана Персова:

— 19-20 июля состоится международная конференция, посвященная Казанской иконе Божией Матери. Там будут говорить о значимости самой иконы и всех исторических событий, связанных с ней и всего комплекса монастыря, также широкий круг специалистов начнет обсуждение восстановления собора и обсудит вопрос создания музея.

Предпосылки раскопок, артефакты советской эпохи

Айрат Ситдиков:

— Почему раскопки начались только сейчас? Вопрос был инициирован давно, правительство Татарстана около 20 лет не упускало эту тему, решались вопросы, и мы сейчас находимся на одном из этапов. Это комплекс вопросов и это сегодня маленький фрагмент большой дороги. Мы находимся на длинном пути. Сейчас есть понимание этого этапа и он реализуется.

Что касается вопросов о советском времени. И следы коммуникации, и присутствие производственной части — все оказало сильное воздействие. О расстрелах: фактов нет, археологически такая гипотеза не подтвердилась, это не зафиксировано. Был ряд гипотез, но пока установлена только деятельность табачной фабрики.

Расширение площади раскопки? Они осуществляются только в тех местах, где есть угроза культурному слою. Чем мы меньше его трогаем, тем больше он сохраняется для будущих поколений. Сегодняшние раскопки обусловлены необходимостью воссоздания храма. На территории был не один храм. При необходимости других раскопок мы ими займемся, но пока вопрос так не стоит. Возможно, когда-то будет исследоваться и колокольня. Это вопрос перспективы, он пока не обсуждается.

Значимость храма для верующих

Светлана Персова:

— Станет ли храм местом паломничества? Да, конечно. Даже то, что вернули в Казань Ватиканский список — уже дало приток паломников разных религий. Для всех это место привлекательно и обладает своей святостью — и икона, и само место. Когда весь комплекс приобретет первозданный вид, будет воссоздан собор, это место станет в разы привлекательней для людей со всего мира. Сроки восстановления храма? Точных рамок нет, но ориентировочно это 3-4 года.

Теги:
Воссоздание Казанского собора
Казанско-Богородицкий монастырь
Институт археологии
археология
Светлана Персова
Айрат Ситдиков

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации