Публикации

Беседа митрополита Феофана с ведущим Сергеем Юргиным на телеканале «Союз»

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Телеканал «Союз»
Беседа митрополита Феофана с ведущим Сергеем Юргиным на телеканале «Союз»

23 августа 2016 года митрополит Казанский и Татарстанский Феофан ответил на вопросы ведущего программы «Архипастырь» православного телеканала «Союз» Сергея Юргина. Глава Татарстанской митрополии рассказал о жизни Татарстанской митрополии, состоявшемся визите Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в Казань, воссоздании собора Казанской иконы Божией Матери на месте ее явления, духовном образовании в регионе.

– Месяц назад, как раз на Казанскую икону Божией Матери, Святейший Патриарх почтил татарстанскую землю своим визитом. Скажите, насколько значимо для Вас лично, для прихожан, клириков Казанской митрополии посещение Святейшего Патриарха?

– Я бы начал не с себя лично. Очень важен визит этот не только для Татарской митрополии, но для всей Русской Православной Церкви. Почему? Казанская икона Божией Матери: зайдите в любой православный дом – пожалуй, редко где вы не увидите этого образа. Вчитайтесь в страницы истории – и увидите, как часто образ Казанской Божией Матери был и впереди различных сложных ситуаций, и предводителем наших побед. Не будем их сейчас перечислять. Поэтому визит Святейшего Патриарха как раз явился таким, я бы сказал, символом. Ведь что произошло? Во время этого визита произошла закладка собора на том фундаменте, конкретно на том месте обретения иконы Казанской Божией Матери…

А теперь давайте посмотрим историческое время, когда была обретена икона, кто первый принял ее на руки. Первым ее принял священник, который станет сначала правящим архиепископом земли Казанской, а затем всероссийским патриархом. Какой период это был? Приближалось Смутное время, то есть тяжелое время для России. Сама Царица Небесная явилась в Казани для того, чтобы стать в трудные времена Защитницей России и народа российского, русского и всех православных. Патриарх Гермоген принимает икону, будучи еще приходским священником, а затем этой иконой он благословляет наш народ и Минина и Пожарского на защиту Отечества.

А теперь, в наши времена, тоже непростое время, давайте будем говорить искренне: то санкции, то эта «возня» с Олимпийскими играми… Наших паралимпийцев не допускают до Паралимпиады. Короче, борьба против России. Россию вновь и вновь как в тиски зажимают, обвиняя во всех грехах. И что случается? Первосвятитель земли Русской Святейший Патриарх Кирилл именно сейчас приезжает в Казань и совершает закладку собора – дом Богородицы, где явилась Казанская икона Божией Матери. Нет, это не символы – это духовная связь. Я как архипастырь глубоко убежден, что со строительством собора мы отдаем честь Богоматери с покаянием за то, что мы натворили. Вспомним слова нашего лидера, замечательные слова: «Неужели вы не понимаете, что натворили?»

Так вот, сейчас очень важен был этот визит. Я не знаю, наверное, у вас были съемки, был прямой эфир, надо было посмотреть на эти тысячи людей, которые крестным ходом, от Кремля, со списком чудотворной иконы Казанской Божией Матери шли к месту закладки собора. Это надо было видеть – некое духовное небо соединялось с землей, и было такое ощущение, что вот Она, Сама Богоматерь, здесь. Святейший Патриарх огласил грамоту, которую заложили в капсулу, затем Святейший Патриарх сказал об этом в своем слове, что это новая страница в жизни не только Татарстана, но и Русской Православной Церкви. Еще раз повторяю: до пятнадцати тысяч человек участвовало только в крестном ходе! Вот он – столп молитвы – вместе со своим Патриархом!

– Да, даже Спаситель сказал: «Где двое или трое соберутся во имя Мое, там Я посреди них». А тут пятнадцать тысяч человек! Вы сказали, что крестный ход прошел со списком иконы Божией Матери. А сохранился ли оригинал?

– Говорят, что его украли, сожгли или прочее. У меня почему-то есть надежда, что как только мы построим собор, Сама Царица Небесная явит вновь тот образ, который считали навсегда потерянным. Ведь как говорят, нет никаких доказательств, что его сожгли. Я в это не верю. Даже если злодеи, которые совершали это святотатство, когда уворовали икону, сняли с нее драгоценные ризы, – сомневаюсь, чтобы у них поднялась рука бросить эту икону в печь и сжечь ее. Я почему-то твердо убежден: Матерь Божия вернет тот образ, который так любим православным народом. Я уже не говорю – русским, ведь этот образ почитаем не только христианами, но и мусульманами.

– Как Вы считаете, насколько случайным является тот факт, что Святейший Патриарх Кирилл как раз прибыл на казанскую землю в день празднования Казанской иконы Божией Матери?

– Конечно же, ни о какой случайности речи быть не может. А как же по-иному? Закладка собора для воссоздания в какой же день должна состояться? Какого собора?

– Казанского.

– В каком месте?

– В Казани.

– В Казани. А где конкретно? Там, где явилась Богоматерь. Поэтому и Святейший Патриарх не случайно благословил быть патриаршему визиту именно в день Казанской Божией Матери, но и Промысл Божий тоже в этом есть.

– Насколько я знаю, до последнего момента не было известно, что Святейший летит в Казань, это так?

– Я не знаю, кому было известно, кому неизвестно; мне совершенно четко было ясно, что надо верить, что Святейший приедет.

– По вере вашей да будет вам.

– Да будет вам! Я знал и знаю Святейшего очень хорошо. И знаю, что для него очень дорог наш народ, для него как для Первосвятителя важно возрождение наших национальных святынь. И когда кто-то сомневался, я не сомневался, что Святейший Патриарх приедет в Казань, заложит собор и даст новый импульс для возрождения православия в земле Татарстана.

– Это был первый визит Святейшего Патриарха?

– Как патриарха – первый визит. До этого там бывал Святейший патриарх Алексий. А вот Святейший Патриарх Кирилл посетил впервые.

– Вы уже много сказали о том, что, наверное, самое знаковое событие – это закладка собора. Скажите, в какие сроки предполагается его построить?

– Вы знаете, я вообще по натуре оптимист, долгостроев не люблю. В Магадане собор Святой Живоначальной Троицы семидесятиметровой высоты на месте бывшего обкома КПСС, в вечной мерзлоте, построили за два года.

– Невероятно!

– И здесь, я думаю, с куполами, с крестами, может быть, еще без отделки, собор будет стоять через три года.

– Насколько трудным было «пробить» решение о восстановлении собора?

– Вы знаете, с Богом никакой трудности вообще нет. Уж если Сама Богоматерь благословила, то человеческие препоны совершенно бессильны. Я хочу совершенно честно сказать, говорили: как же так, там, в Татарстане, это невозможно… Поверьте: реально, конкретно факт налицо. Если кто-то говорил, что невозможно, – собор уже строится, и я не постесняюсь выразить благодарность президенту Татарстана Рустаму Нургалиевичу и бывшему президенту Шаймиеву за то, что они поддержали идею, и в День народного единства, день Казанской иконы Божией Матери, осенью прошлого года, был издан указ президента о воссоздании собора Казанской Божией Матери.

– Наверное, это тоже не случайно.

– Нет случайностей в жизни христианина.

– Это правда. В каком виде будет воссоздан собор?

– Мало того что в каком виде… Он воссоздается на историческом фундаменте. Его укрепляют полностью на историческом фундаменте, он будет воссоздан в том виде, в каком он был. Это будет точная копия.

– Другой момент. Визит Святейшего Патриарха Кирилла проходил еще и во время празднования двухсотлетия со дня рождения величайшего поэта, государственного деятеля, дипломата Гавриила Державина. Святейший Патриарх нашел в своем плотном графике время для того, чтобы посетить место его рождения. Скажите, насколько это случайно? Хотя Вы говорите, что случайного ничего нет.

– Нет случайностей. В этом лицо нашего Первосвятителя, потому что сразу же, с борта самолета, кортеж Святейшего Патриарха направился в глухое небольшое поселеньице, правда недалеко от Казани. Там храм, где похоронены родители Гавриила Державина и где установлен памятник Державину. А ведь Святейший Патриарх является и председателем Общества русской словесности. Пожалуй, это было первое его публичное деяние как председателя Общества русской словесности. Для него очень важны не только чисто архипастырские религиозные заботы, но и заботы в целом о нашем народе, о нашей культуре, истории, о наших деятелях.

Опять небольшой, но очень уютный, красивый храм, замечательный памятник, и мы не ожидали, сколь много придет народа. Здесь памятник сыну – а здесь могила родителей. И Святейший Патриарх, Первосвятитель земли Русской, пришел и своим визитом, своим открытием памятника показал, что для Русской Церкви, для Первосвятителя Русской Православной Церкви важны многогранные заботы, в том числе и память о наших выдающихся деятелях. Кто такой Державин? Вы же сами сказали. Ода «Бог», Боже мой! По сей день дан ответ, кто же хозяин на планете. Державиным в оде «Бог» все дано. Почитайте его биографию. Это и дипломат, и первый министр юстиции, и губернатор, и писатель, и человек, который вхож в царский дом, но это человек, который любил правду. Человек – великий мастер слова, человек необыкновенной честности. Это очень важно.

– Действительно, тогда не случайно, что Святейший Патриарх первым делом посетил как раз место его рождения.

– Конечно.

– Потому что мы знаем, что Святейший Патриарх действительно любит правду, историю, любит словесность.

– И любит народ.

– Да, и всячески призывает свою паству прийти в храмы Божии.

– Да.

– Кроме богослужебных мероприятий, у Святейшего Патриарха были еще встречи с религиозными и государственными деятелями Татарстана. Насколько важными были эти встречи, каковы были их итоги?

– Во всех встречах я принимал участие. Встреча с президентом Республики Татарстан Рустамом Нургалиевичем Миннихановым была очень важной. Подспудно были мысли, что в Татарстане что-то там трудно, что-то не так, что-то не удается, кто-то тормозит. На этой встрече Святейший Патриарх сам почувствовал и открытость, и желание сотрудничества, соработничества высших властей Республики с духовными властями, то есть конкретно с митрополией. И действительно, очень многое делается, но мы не занимались только славословием. Святейший Патриарх ставил конкретные вопросы, которые непросто решаются: вопросы об образовании (об ОПК), о возрождении Казанской духовной академии. Думаю, что богосодействующе, без лобовых атак, вопросы будут решаться. А явным доказательством является то, что строится, воссоздается собор Казанской иконы Божией Матери.

Мало этого. Храм, в котором служил будущий патриарх Гермоген, наш священномученик, занят и по сей день под архивным управлением. Еще до приезда я неоднократно встречался с президентом, и есть договоренность, подыскивают место для архива, храм будет передан Русской Православной Церкви. Поэтому встречи были, я бы сказал, полезными для обеих сторон. С другой стороны, руководство Республики Татарстан тоже увидело, что Русская Православная Церковь – это религиозный институт, управляемый тем лицом, которое направлено на одно – на созидание, сохранение мира и согласия, на защиту наших отечественных интересов – будь то культура, наша духовная составляющая, история наша. Поэтому из этих встреч как раз было вынесено очень много полезного. А Святейший Патриарх как Первосвятитель увидел, что паства в Татарстане развивается, имеет все возможности для полнокровной жизни.

– Казань является, скажем так, одним из лидеров по населению разных народов и конфессий. Здесь собраны представители и ислама, и православия, и католицизма, и других вероисповеданий. Скажите, насколько важным является поддержание межрелигиозного, межнационального диалога?

– Вы знаете, всё шире и глубже. Потому что можно вести диалог, но не иметь реального согласия. Самое важное – не только вести диалог, но жить в мире и согласии. Потому что мы видим на примере других стран – это Ирак, Сирия, Ливия, Сербия, бывшая Югославия: там, где начинается раздор, страдают все без исключения, потому что снаряды, которые летят, не разбирают, кто какой национальности и религии. Все страдают. Миллионы беженцев из Сирии из-за безумной политики… Люди сначала кого-то вооружают, а потом: «Ох, ИГИЛ появился, откуда же?..» Ну да Бог с ними, это не наша тема. К нашему вопросу: межрелигиозный мир и согласие в Татарстане. Как сказал Святейший Патриарх, во многом Россия будет иметь тот или иной вектор, если Татарстан как некая стартовая площадка будет задавать тон и на всю Россию. Поэтому очень важно сохранять в Татарстане мир и согласие. А те вопросы, которые всегда могут возникать, как в любой семье, в любом обществе, можно решать через диалог.

– Скажите, у архипастыря, несущего свое служение в межконфессиональном регионе, есть ли какие-то особенности в этом служении?

– Я думаю, конечно, есть. Две совершенно большие разницы – служить, допустим, где-нибудь в моей родной Курской области, Тамбовской, Рязанской, Орловской, в центральных областях России, где население в основном моноконфессионально и моноэтнично (есть, конечно, по-всякому, но в основном…) – это одно. А другое – когда ты находишься в многоконфессиональном… Но давайте все-таки говорить ближе – все-таки основных религий две: православие и ислам (или, как хотите, ислам и православие). От взаимоотношения этих двух религий будет зависеть очень многое: мир, стабильность, спокойствие, поступательное, уважительное отношение друг к другу, невмешательство в религиозные дела друг друга. А диалог? Есть богословские комиссии. А в жизни надо в быту, в обыденности жить в мире и согласии. Это очень важно.

Это как раз к вопросу о том, есть ли разница между служением в многоконфессиональном регионе или моноэтническом и моноконфессиональном. Разница есть. Конечно, ты должен понимать своих соседей, даже знать их религию, их историю, культуру, и тогда тебе многое будет понятно, ты не сделаешь ошибок по неведению. Ты просто обязан знать, это очень важный аспект. Не случайно уже с этого года в нашей семинарии мы ввели специальную кафедру исламоведения. У нас ведь даже нет пастырей, которые служат в местах, где большинство населения (или половина, или какой-то процент) бывает мусульманами, специалистов в этой области. А в Церкви должны быть такие специалисты. В семинарии мы открываем такую кафедру, а в дальнейшем будем развивать это также и в будущей нашей академии.

– У нас есть звонок из Москвы: «Хотелось бы задать вопрос о вездесущии Божием. Я не понимаю вот что. Святой праведный Иоанн Кронштадтский пишет, что мы в Боге и Бог в нас все время. Но я не понимаю, как же тогда во время Причастия с нами соединяется Господь, как-то по-другому? Или как пишет Симеон Новый Богослов… »

– Большое спасибо, Ваш вопрос ясен! Когда мы говорим о вездесущии и всеприсутствии Божием, то в первую очередь понимается духовное состояние. Это не значит, что Божественная сущность является и нашей сущностью. Бог – это иное Существо, отличное от человека, но люди призваны быть богоподобными в нравственной своей жизни. А как? Через исполнение заповедей Божиих. А когда мы приступаем ко Святому Причащению – да, мы верим, что это есть истинные Тело и Кровь Христовы, и мы через Причастие соединяемся со Христом. Спасибо за вопрос.

– Спасибо, совсем не по теме, но спасибо.

Ровно год назад Вы решением Священного Синода, решением Патриарха были назначены на Казанскую кафедру. Скажите, что за этот год Вам удалось сделать, может быть, есть какие-то планы на будущее, можете поделиться этим?

– Я дам Вам интересную информацию. Ровно через пятьдесят лет я вошел в Кремль как правящий архипастырь. А пятьдесят лет назад в Казанском Кремле я как молодой солдатик принимал присягу.

– Даже так?

– Да. Вот каков Промысл Божий. Как мы говорим: совпадение или Промысл Божий…

Что удалось и какие планы? Наверное, достаточно сказать хотя бы одно то, что Казанский собор уже восстанавливается. Идя на нашу передачу, я спросил, что там делается. Так вот, мы надеемся, что где-то к концу сентября весь нижний технический этаж с нижним храмом, где была обретена Казанская икона Божией Матери, будет перекрыт. Будет полностью залита плита перекрытия. Но не только это. Мы возрождаем и старинные храмы. Многое делается сейчас. Освятили большой Святодуховский храм. Но самые главные, стратегические моменты – это то, о чем я говорил. По благословению Святейшего Патриарха взят курс на открытие Казанской духовной академии. Потому что это историческая правда, она должна восторжествовать.

Сейчас я уделяю очень большое внимание молодежному и социальному движению. Но опять очень важно не декларирование… Вот какой-то большой праздник или Патриарх приехал – вроде бы мы собрали молодежь, здорово, красиво смотрятся, а в обыденной жизни смотришь – вроде бы никого нет. Так вот, я и сам постоянно общаюсь с молодежью, и подвигаю к этому наше духовенство. Я всегда говорю: если при храмах нет молодежи, это оценка духовенства, как священник трудится. И конечно, социальное служение – это наше лицо. Но и очень важный аспект, на который просто необходимо обращать внимание. Мы должны много раз пересматривать свою жизнь, свой внутренний мир, особенно пастыри и архипастыри. Потому что мы действительно должны быть примером. А для этого надо много духовно трудиться над собой, и неленостно трудиться, нести, свидетельствовать слово Божие народу Божиему, и тогда все будет удаваться, нас будут уважать. И носители других конфессий будут уважительно относиться к нам.

– Вы сказали об открытии Казанской духовной академии. Скажите, как вообще обстоят дела с духовным образованием в Казани?

– Есть семинария. Я познакомился с педагогическим составом. Педагогический состав неплохой, но поскольку взят курс на академию, надо, конечно же, в первую очередь готовить профессуру, кадры. Потому что можно иметь издания, все иметь, но если нет научной, кадровой базы, то это будет некая имитация. В первую очередь это подготовка кадров. На это мы сейчас нацелены в духовной семинарии.

При семинарии катехизаторско-миссионерские курсы будут, может быть, двухгодичные, чтобы в полном масштабе готовить людей из мирян, могущих нести слово Божие. Очень важна работа с педагогами. Если пока не удается в полной мере вести в общеобразовательных школах ОПК, то необходимо очень активно, вдумчиво, настойчиво и грамотно развивать воскресные школы. Второе – открывать гимназии. Первые ласточки у нас уже есть, открыта небольшая гимназия, замечательная, просто классическая. Когда приехал Святейший Патриарх, то первоклассники и второклассники встречали Патриарха на татарском, английском языках, были песнопения…

Классическое, хорошее образование и православное воспитание. Вот эти направления надо обязательно развивать. Ну и многое другое. Это непосредственно из личной практики – встречи с молодежью по вузам. Не надо бояться идти на эти встречи, не надо бояться неудобных вопросов. Они будут неудобными тогда, когда ты неудобно живешь. А если ты внутренне работаешь над собой, если у тебя есть твердая вера, да еще есть и багаж знаний, то ты тоже будешь интересен для молодежи. А это хорошее поле для сеяния.

– Какова сейчас структура Казанской митрополии?

– Структура митрополии такая же, как и везде: митрополия, митрополичий совет, отдельные епархии. И конечно, необходима (я к этому стремлюсь, и это нам удается) полная координация. Чтобы не было такого: я самостоятельная епархия, не вмешивайтесь. Так нельзя. Тем более в Республике (это единый организм) должна быть полная координация, взаимодействие.

– Количество духовенства?

– Оно разное. Но количества духовенства, я бы сказал, не хватает и оставляет желать лучшего. Такое явление всегда и везде, никто не может сказать, что всё в совершенстве. Но вся проблема заключается еще в целом в Церкви. Когда открывались во множестве храмы, к сожалению, приходилось рукополагать того, кто «под рукой». А сегодня в жизни нашей Церкви уже есть некоторые проблемы. Потому что нарукополагали тех, кто «под рукой», а время меняется, меняются требования. А они привыкли жить так, как есть, а потом уже, может быть, не способны к более высшему пониманию своего служения. Ну а что же? Время идет, надо готовить хорошую смену, хорошие кадры. Но еще раз повторяю, не забывать, это надо ставить во главу угла: не только дать хорошее богословское образование, начитанность, умение ориентироваться в обществе – не забывать не выплеснуть ребенка вместе с водой. Ради чего и что мы должны нести? Это наше пастырское горение, дух пастырский. Это очень важно всем нам помнить. Без этого мы будем медь звенящая, кимвал бряцающий.

– К вопросу о духовном образовании в Казани… Восполняет ли Казанская духовная семинария нехватку кадров?

– Знаете, я всего год только, не хочу сейчас возвращаться к тому периоду, что был до меня. Но я думаю, что вполне возможно, если внести некие коррективы, чтобы семинария обеспечивала кадрами свою митрополию.

– У нас еще один звонок: «Как относиться к тому, когда слышишь, что Благодатный Огонь, который привозят из Иерусалима, это просто коммерческий проект?»

– Спасибо большое, вопрос ясен. Думаю, как-нибудь мы отдельно с Вами поговорим. Обратитесь ко мне, я Вам отвечу. Пришлите на Татарстанскую митрополию, я обязательно отвечу, чтобы не занимать всех, но мы совершенно четко верим, что поскольку Благодатный Огонь действительно сходит, ни о каком коммерческом проекте речи быть не может. Если кто занимается коммерчеством на Благодатном Огне… Я сомневаюсь, что я таких найду. Спасибо.

– Продолжаем разговор о Казанской митрополии. В последнее время в Церкви большое внимание уделяется миссионерской просветительской работе на приходах. В Казанской митрополии поставлена ли эта работа на поток? Или это еще только предстоит?

– Это должно быть везде поставлено на поток. Представляете, все говорят о миссионерстве, на поток поставить… Нельзя духовную жизнь поставить на поток, запомните! Потому что духовная жизнь – в каждом случае индивидуальное явление. А как только вы постараетесь ее поставить на поток, вы не достигнете результатов. Другой вопрос, что должна вестись миссионерская деятельность. Но что такое миссионерская деятельность? Нести слово Божие. А кто может нести слово Божие? Тот, кто сам является воплощением духовной жизни. Но с другой стороны, конечно же, нужна и база, подготовка, знание Священного Писания в первую очередь, знание святоотеческой мысли. Необходимо, конечно, знание истории Церкви, необходимо ориентироваться в современном мире – с кем ты конкретно беседуешь.

Миссионерство имеет совершенно различные формы. Если я пойду в вуз и встречусь со студентами, это будет одна форма общения. Если я пойду встречаться с медсестрами– другая, с учителями – третья. Я езжу (это моя постоянная практика) по заводам и встречаюсь с рабочими, там уже другие люди.

И вот когда мы говорим о миссионерстве, всегда надо учитывать, ведется ли у нас такая деятельность. Ну конечно же, как и везде, ведется, но не потому лишь только, что принято постановление Священного Собора. Может много что приниматься, но не исполняться. В первую очередь приняты у нас заповеди Божии, вот оттуда наша основная миссионерская база – это Евангелие. Вот там читай. Апостолы понесли слово Божие первое, мученики своей кровью засвидетельствовали верность Христу. Преподобные воплощали евангельские заповеди в своей конкретной жизни. Вот вам темы для миссионерства. Конечно есть, еще раз повторяю, есть. Но прямо скажу, найти такого миссионера, что за ним толпы народа идут и он умеет обращать, – у меня, к сожалению, такого пока нет. Я был бы счастлив, если бы был. Не знаю, покажите, у кого есть, я пошлю своих учиться. Потому что это непростой вопрос. А то, что мы занимаемся этим, то занимаемся. Ну и в первую очередь каждый пастырь, в первую очередь архипастырь, должен быть миссионером по своему призванию, служению и по своей обязанности. Это очень важно. Но опять – надо не замыкать все только на себя, а смотреть шире. Надо действительно привлекать и мирян, и людей способных, не бояться – и все получится.

– Как в Татарстане обстоят дела с «Основами православной культуры»?

– Я уже вам отвечал, все непросто. Потому что там мотивируют тем, что были проблемы с ваххабизмом и прочее, чтобы не внести непонимание – да, лучше бы… Но идет нормальный диалог, Богу содействующий, поверьте.

– То есть возможно, что в ближайшем будущем…

– Подвижки будут и здесь.

– Какие еще первоочередные задачи у Вас на повестке дня?

– Самая первоочередная задача на повестке дня – чтобы наше общество постоянно преображалось. А для этого мы, те, кто называют себя архипастырями и пастырями, должны работать над собой. Я очень часто думаю, как повысить уровень духовной культуры нашего духовенства. Конечно, в первую очередь и в обязательном порядке нужны такие пастырские семинарии, где мы бы порассуждали и о молитве, где говорили бы и о практике исповеди, и вообще о монашеской жизни. Для того чтобы учить, не только надо самому научиться. Не только получить диплом об окончании семинарии, академии, аспирантуры, докторантуры. Духовная жизнь требует постоянного, как говорят святые отцы, трезвения и внимания над самим собой.

– За время Вашего архипастырского служения Вы были во многих регионах. Скажите, какое место Вашего служения запомнилось Вам больше всего? Может быть, есть какие-то жизненные примеры?

– Я столько много имел мест служения, и не только архипастырского – будучи еще пастырем за рубежом… Конечно, Святая Земля, где я начинал свое служение Церкви. Сразу после академии я пять лет был в Русской духовной миссии в Иерусалиме. А затем для меня все места были очень важными. Но есть моменты, которые или зарубкой остались на сердце, а может, и некоторой радостью.

Назову такой момент – Беслан. Это планетарная трагедия. Я был не только свидетелем – к сожалению, участвовал, чтобы облегчить страдания тех, кто пострадал, в Беслане. Я никогда не забуду этот день. В принципе, для меня жизнь разделилась на «до» и «после» Беслана. Потому что в этот день, я всегда вспоминаю, закладывали большой красивый собор. Святейший Патриарх его освятил в Нальчике. Это день Республики, был покойный бывший президент Кабардино-Балкарии, очень известный политик Коков Валерий Мухамедович, полпред Южного округа, губернаторы других соседних Республик. И вот пришла эта весть о захвате школы. А Нальчик от Беслана практически в сорока минутах езды. Я, ни минуты не задумываясь, сел и поехал туда. И вот то, что я видел, было страшно. Это было страшно. Для меня Беслан – не два с лишним дня, а пятьдесят два часа. Потому что все пятьдесят два часа я был там, я видел этот ад.

Я никогда не забуду, когда после взрыва вместе с бойцами туда побежал и вошел в школу через пробоины, увидел страшную картину – фрагменты человеческих тел, кто-то горит, кто-то истекает кровью, стреляют непонятно откуда, со всех сторон… Помню, взял мальчишку, несу, а рядом боец, альфовец, тоже несет ребенка – и буквально каких-то полтора-два метра, его убивают сразу же. А перед этим мы с ним только беседовали, это подполковник Дмитрий Разумовский. Вот что такое Беслан.

И потом я видел еще одну самую страшную картину. Когда совершались похороны, то несколько экскаваторов копали могилу. В чистом кладбище, рядом, была чистая площадка. Десятки тысяч человек, стон и вопли. И у меня было такое ощущение – жизнь хоронят. Вот это был Беслан, и Беслан останется навсегда трагедией и позором человечества. До какого состояния человек может дойти, чтобы поднять руку на сотни детей, погубить их непонятно ради каких целей и ради какого извращенного религиозного понимания. Вот почему очень важно правильное понимание религиозной жизни. Вот почему мы так бережно должны относиться к сохранению мира и согласия, взаимопонимания и уважения. Вот почему нам необходимы и «Основы православной культуры», и основы других традиционных религий. Вот почему надо бережно относиться к нашей истории – чтобы не было ада, подобного Беслану.

А если говорить не только о горьких моментах… Закладка капсулы Казанского собора – это же необыкновенная радость, это счастье. Я смотрю на икону Казанской Божией Матери. Я твердо убежден, что Царица Небесная нам поможет, что Россия с воссозданием собора в Ее честь вновь и вновь, как некогда в смутные времена, твердо встанет на ноги, сплотившись, объединившись, тем более что сам Святейший Патриарх заложил капсулу, освятил место Казанского собора для его возрождения. Ну а теперь посмотрю – далекий Магадан. Войдите в Интернет, посмотрите собор. Один из величественных соборов. Я сам не знаю, как удалось там, на далеком севере, на вечной мерзлоте, на месте бывшего обкома КПСС, построить этот великолепный храм. Ну разве это не радость?

– Радость.

– Разве это не надежда? Ну не умею, может быть, что-то делать, а Бог дал возможность (может быть, не мне, а через меня) воссоздавать храмы Божии, значит, я буду это делать. Вот так.

– Я смотрю, у вас это хорошо получается.

– С помощью Божией только. Все могу во укрепляющем меня Господе. По-человечески ничего не могу.

– Дай Бог, чтобы Матерь Божия действительно помогла и собор восстановился в самое ближайшее время. Как Вы сказали, на нашей земле будет мир, единство, согласие опять же по молитвенному предстательству Царицы Небесной.

– Знаете, Сергей, я надеюсь, что те, кто слышит меня, тоже будут вносить свою лепту. На воссоздание собора нужны огромные средства. А может, найдутся люди, которые захотят… Кто-то захочет, чтобы написали конкретно семейную икону в иконостас, кто-то, может быть, чтобы были красивые двери, кто-то еще что-то – всем миром надо воссоздавать святыни и всем миром надо воссоздавать вновь и вновь величие нашей прекрасной Родины России.

– Я благодарю Вас за нашу сегодняшнюю беседу и предлагаю на этой позитивной ноте закончить программу.

– Я благодарю, Сергей, за возможность встретиться, желаю всему творческому коллективу замечательного «Союза» («Союз» – хорошее название, союз, соединяющий всех нас через слово духовное, через нравственное на телевидении) успехов, помощи Божией, и пусть Царица Небесная в Ее образе Казанском хранит всех вас!

– Спасибо! Благословите наших телезрителей.

– Дорогие мои, что мы можем только сказать: храни вас Господь! Не забывайте Бога, молитесь, объединяйтесь и – немножко осталось до Успения – пересмотрите свой внутренний мир, дабы встретить Успение Царицы Небесной с чистой совестью и светлой душой. Храни вас Господь!

Ведущий Сергей Юргин
Записала Маргарита Попова

Теги:
Митрополит Феофан
интервью
воссоздание Казанского собора
визит Святейшего Патриарха Кирилла в Казань

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации