Публикации

Тринадцатое чудо от Казанской иконы Богородицы

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Игорь АЛЕКСЕЕВ
Тринадцатое чудо от Казанской иконы Богородицы

К вопросу об иконопочитании в среде православных трезвенников Казани и Казанской губернии в конце XIX – начале XX вв.

21 июля 2016 г. на территории Казанского Богородицкого монастыря, после многотысячного крестного хода, состоялась торжественная закладка памятного камня в основание воссоздаваемого собора Казанской иконы Божией Матери, в которой приняли участие Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, председатель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации С.Е. Нарышкин, Полномочный представитель Президента РФ в Приволжском федеральном округе М.В. Бабич, начальник Генерального штаба Вооружённых Сил РФ – первый заместитель Министра обороны РФ В.В. Герасимов, Президент Республики Татарстан Р.Н. Минниханов, митрополит Казанский и Татарстанский Феофан, Государственный Советник РТ М.Ш. Шаймиев и многие другие известные государственные и церковные деятели.

Казанский образ Божией Матери, на месте чудесного обретения которого и был основан Казанско-Богородицкий монастырь, широко известен во всём христианском мире. С заступничеством Пресвятой Богородицы верующие связывают многие чудеса, исцеления, преодоление внутренних смут и победы в крупных военных сражениях. Как подчёркивалось в проекте резолюции Международной научно-практической конференции «Чудотворный Казанский образ Богородицы в судьбах России и мировой цивилизации» (Казань, 19 – 21 июля 2016 г.), принятой за основу участниками её пленарного заседания: «Чудотворная Казанская икона Пресвятой Богородицы, почитание которой распространилось далеко за пределами России, является величайшей общероссийской святыней и всемирной культурной ценностью. Особое почитание Казанской иконы в Русской Православной Церкви связано, в первую очередь, с тем, что под осенением этого святого образа было одержано множество славных побед, которые имели исключительно важное значение для сохранения российской государственности и укрепления народного единства.

Казанская икона Божией Матери, почитаемая не только православными христианами, но и представителями иных конфессий, является одним из духовных символов российской цивилизации, в рамках которой мирно сосуществуют последователи различных этнорелигиозных традиций. Её чудесное явление в Казани – центре исторически многонационального края, указывает на особое духовное значение этого города как места встречи, взаимодействия и взаимовлияния духовных и культурных традиций Запада и Востока, христианства и ислама».1

Адамант веры: священномученик Ермоген, патриарх Московский

При этом одно из первых чудес, засвидетельствованных ещё в «Сказании о явлении чудотворныя иконы Пресвятыя Богородицы во граде Казани» (в оригинале – «Повесть и чюдеса Пречистые Богородицы, честнаго и славнаго Ея явления образа, иже в Казани»), «списанного» Патриархом Московским и всея Руси Гермогеном (Ермогеном), самым непосредственным образом связано с преодолением пагубных последствий упивания вином (пьянобесия). Произошло оно в 1593 г. (7101 г.) в Казани и числилось под номером тринадцать.

В переложении на современный русский язык, сделанном в начале прошлого века протопресвитером Большого Успенского собора города Москвы, кандидатом богословия Н.А. Любимовым (1858 – 1924), свидетельство о «тринадцатом чуде» звучало следующим образом: «В городе Свияжске был священник, по имени Иван, при церкви святого Николая Великого Чудотворца, прозываемого Жилецким, а у него жена, по имени Домна; и, по действию диавола, некая соседка её, по любви ли, или желая беду с ней сотворить, напоила её допьяна; и когда она шла в таком печальном виде в дом свой, то столь великий срам нанесла мужу своему и себе, что даже потеряла с головы своей повязку, так что многие люди позорили её за это, а другие сожалели о таковом её сраме, ибо муж её был человек разумный (строгий) и ненавидящий пьянство и всегда чуждался всего злого, как всем было то известно. Самого же священника того не было тогда в городе, но отлучился он по некоторому случаю. Когда же жена его наутро услыхала от своих домашних сродников, какая напасть с ней сделалась, впала в отчаяние и в очень тяжкую болезнь, – отчасти ради страха, отчасти же ради срама сделалась она бесноватою, и была болезнь её очень лютою: каждый день и ночь до десяти раз и более случалась с ней лютая и нестерпимая беда: падала она, скрежеща зубами, и испускала пену, и все составы костей её страшно трещали, как и сам священник Иван поведал нам, и так тяжко страдала она до тридцати пяти недель. Священник же тот Иван, беспрестанно моля Бога и Пресвятую Богородицу об исцелении жены своей, призывая в помощь и святых угодников Божиих, не один раз привозя жену свою и в Казань к чудотворному образу Пречистой Богородицы, не получал однако никакой отрады. В сто первом же году (7101-м, или: в 1593 г.) в 7-й день февраля вновь привёз он жену свою в монастырь к Пречистой Богородице и начал со многими слезами молить Бога об её исцелении. 11-го февраля был голос во сне игуменье монастыря Марии, чтобы она повелела прикладывать бесноватую к чудотворному образу в то время, когда начнёт мучить её бес; игуменья же Мария вскоре и повелела так сделать: когда начал бес мучить её, взявши бесноватую, приложили её к чудотворному образу Пресвятой Богородицы, и тотчас же она стала недвижимой (невредимой) от лютого беса и сделалась здоровой. И много хвалы и благодарности воздали они Богу и Пресвятой Богородице и пошли в дом свой, славя Бога».2

К сожалению, феномен молитвенного исцеления от пьянства и соучастия в этом таинстве икон у нас практически не изучен. Вместе с тем, он имеет не только религиозное, но и вполне конкретное медицинское измерение, так как предполагает строгое соблюдение правил и обетов, связанных с сознательным воздержанием от употребления спиртных напитков и ведением здорового образа жизни, то есть обладает мощным терапевтическим эффектом.

Говоря современным языком, для православного человека икона является неким духовным «порталом», через который осуществляется прямое общение с Богом, Пресвятой Богородицей и святыми. «Христиански настроенная душа, – писал в 1911 г. казанский трезвеннический журнал “Деятель”, – взамен личного подвига, подчас томимая невольно жаждой небесного отечества (стремления к Первообразу), периодически рвётся к источникам благодати, туне изливаемой от святых чудотворных икон, смотря по вере каждого человека».3

Почитание икон и обращение посредством них к высшим силам за помощью в деле преодоления порока пьянства и воздержания от него изначально являлось неотъемлемой частью религиозной практики православных трезвенников, которая умело сочеталась с применением передовых медицинских методов.

Ярким примером в данном отношении может служить деятельность «Казанского Общества Трезвости» (КОТ) – одной из крупнейших в Российской Империи губернских просветительно-благотворительных организаций трезвеннической направленности с центром в Казани, функционировавшей в 1892 – 1917 гг.  «Главная цель существования Казанского Общества Трезвости, – констатировалось, в частности, в отчёте о его деятельности за 1913 г., – отрезвление русского народа, выяснение и указание ему истинного пути жизни. Общество лечит желающих избавиться от пьянства и отвечает на все виды нужды, устраивает чтения, беседы, издаёт книги против пьянства, устраивает отделы общества трезвости не только в Казанской, но и в других губерниях, преследующие те же цели, что и само общество.

В основе деятельности общества с самого его основания было поставлено учение Господа нашего Иисуса Христа, и только благодаря такому крепкому фундаменту общество росло, крепло, расширяло свою деятельность с каждым годом».4

К сожалению, сведения об иконопочитании в среде казанских трезвенников носят достаточно отрывочный характер, так как эта религиозная практика являлось тогда настолько естественным явлением, что не требовала к себе отдельного внимания. Тем не менее, сохранились свидетельства, позволяющие выделить из общего ряда конкретные иконы, с которыми так или иначе была связана деятельность КОТ, его отделов и многочисленных учреждений.

Очевидно при этом, что «домашняя» Казанская икона Божией Матери занимала здесь особое место. То, насколько важна была она для местных трезвенников, можно судить хотя бы уже по тому, что именно КОТ выступило инициатором поиска первоявленного Казанского образа Пресвятой Богородицы, похищенного из Казанско-Богородицкого монастыря в ночь на 29 июня (по старому стилю) 1904 г.

 «Доложено председателем, – констатировалось в протоколе очередного заседания “Казанского общества трезвости” 2 июля 1904 г., – что Казань и всю Россию постигло великое несчастие: украдена Казанская икона Божией Матери из Казанского Монастыря. Председатель с согласия некоторых членов комитета объявил о выдаче 300 руб. тому, кто укажет местонахождение иконы, причём, Архимандрит Спасо-Преображенского Монастыря о. Андрей изъявил желание 200 руб. внести из своих средств, и членом общества Ф.Н.Малиновским собрано 3100 руб., которые он выдаст в дополнение к сумме общества. Постановлено: распоряжение председателя одобрить и выразить благодарность о. Андрею».5

Известно, что деятельным членом КОТ являлся и тогдашний казанский полицмейстер П.Б. Панфилов, что позволило объединить усилия полиции и общественности. Именно этим взаимодействием во многом было обусловлено оперативное раскрытие кощунственного преступления и быстрая поимка преступников.

Особо обращает на себя также внимание участие в этом деле ещё одного известного члена КОТ – архимандрита Казанского Спасо-Преображенского монастыря Андрея (князя А.А. Ухтомского) – будущего епископа Мамадышского, затем – епископа Сухумского, а впоследствии – архиепископа Уфимского и Мензелинского, расстрелянного в 1937 г. и канонизированного в 1981 г. Русской Православной Церковью Заграницей (РПЦЗ).

С 1904 – 1905 гг. деятельность КОТ, на базе которого был создан Казанский отдел «Русского Собрания» (КОРС) (председатель Совета – А.Т. Соловьёв), самым непосредственным образом оказалась связана с деятельностью правомонархических организаций. Первое общее собрание КОРС, на котором было объявлено об официальном открытии деятельности новой организации, состоялось в день тезоименитства Императора Николая II 6 декабря 1905 г. на квартире А.Т. Соловьёва, начавшись с общей молитвы пред чудотворной Тихвинской иконой Божией Матери.6

В своём интервью «И тёплые мольбы, сопровождаемые слезами умиления и восторга, понеслись к престолу Всевышнего...», размещённом 4 июля 2016 г. на информационно-просветительском сайте Татарстанской митрополии «Православие в Татарстане», я привёл достаточно подробную информацию о почитании местными правыми монархистами Казанской иконы Божией Матери.7 Очевидно, что множество эпизодов, связанных с этим чудотворным образом, присутствовало и в деятельности самого КОТ, его отделов и учреждений. Однако таковые, к сожалению, очень редко «фиксировались».

Известно, например, что благодаря стараниям студентов Казанской духовной академии (КДА) священника М.М. Шерстенникова, А.И. Юрьевского и Н.М. Троицкого (впоследствии – известного деятеля трезвеннического и правомонархического движения, священника Смоленско-Дмитриевской церкви, расстрелянного в 1937 г. в Казани), которые проводили в 1900 – 1901 гг., в рамках устраивавшихся КОТ в Казани «народных чтений», беседы религиозно-нравственного содержания и осуществляли духовное окормление ночлежников, «в ночлежный приют была приобретена икона Божией Матери на частные пожертвования».8

Безусловно, большим почитанием Казанская икона Пресвятой Богородицы пользовалась не только у членов КОТ, но и у всех православных трезвенников. Примером в данном отношении может служить «Всероссийское Александро-Невское Братство Трезвости» (ВАНБТ), преобразованное в 1914 г. из Петроградского (ранее – Санкт-Петербургского) «Александро-Невского Общества Трезвости» при Воскресенской церкви «Общества распространения религиозно-нравственного просвещения».

23 ноября 1914 г. – в день памяти небесного покровителя братства святого благоверного князя Александра Невского – в Александровском зале Петроградской городской думы состоялась торжественная церемония официального открытия деятельности ВАНБТ, начавшаяся с молебна перед Казанской иконой Божией Матери, которая была принесена из Казанского собора. В сослужении многочисленного духовенства его совершили митрополит Петроградский и Ладожский Владимир (Богоявленский) и епископ Гдовский Вениамин (Казанский). На богослужении присутствовали также архиепископ Алеутский и Северо-Американский Евдоким (Мещерский) и епископ Ямбургский Анастасий (Александров), принявшие затем участие в торжественном заседании.9

Примечательным также является участие в этом епископа Анастасия (Александрова), стоявшего – ещё в бытность свою профессором Императорского Казанского университета – у истоков создания КОТ и избранного его почётным членом.

Бывший епископ Чистопольский Анастасий (Александров) выехал из Казани к месту нового служения 25 июля 1913 г. При этом, принимая во внимание значительную роль, которую он сыграл в деятельности КОТ и устройства при нём храма Во Имя Всемилостивого Спаса, казанские трезвенники поднесли ему при отъезде в знак благодарности, «как своему почётному члену на молитвенную память», Казанскую икону Божией Матери в серебряной ризе.10

Большим почитанием у казанских трезвенников пользовалась также ещё один «местный» чудотворный образ – Смоленская Седмиезерная икона Божией Матери, хранившаяся в расположенной недалеко от Казани Седмиезерной (Седмиозёрной) Богородицкой пустыни и ежегодно 26 июня (по старому стилю) приносившаяся крестным ходом на месяц в город для поклонения – в память о чудесном избавлении в XVII и XVIII вв. Казани от чумы.

Помимо прочего, КОТ принимало активное участие в торжествах, посвящённых встрече иконы, предоставляя многочисленным паломникам бесплатный кров и пропитание. Так, например, в протоколе заседания Комитета общества 18 июня 1913 г. сообщалось следующее: «Доложено председателем, что им разослано извещение во все отделы, чтобы члены, желающие быть на встрече иконы Смоленской Божией Матери, прибыли в Казань накануне, и им будет предоставлено бесплатное помещение и всё необходимое».11

Весьма показательно при этом, что паломнические поездки на означенные торжества совершали трезвенники и представители правомонархических организаций не только из Казанской губернии. Так, в частности, на заседании Комитета КОТ 11 августа 1913 г. было заслушано «отношение Председателя Нижегородского Мининского отдела Союза Русского Народа, в котором он выражает благодарность Обществу Трезвости за радушный приём, оказанный членам, бывшим в Казани в день встречи Смоленской Иконы Божией Матери».12

Сохранился текст одного из «поучений в день встречи Смоленской иконы Божией Матери», произнесённого 26 июня 1909 г. священником Н.М. Троицким, который был опубликован в № 7 за указанный год журнала «Деятель».

«Пресвятыя Богородице, спаси нас, – говорилось в нём, в частности. – Возлюбленные Братия! Вот тот несмолкаемый молитвенный вопль, который несётся из груди многих тысяч богомольцев, собравшихся сюда из разных близких и отдалённых мест ко встрече Чудотворной Смоленской иконы Божией Матери. Он невольно поднимается из глубины настрадавшейся души, из совести измученной и могучим порывом неудержимо несётся к небесам, к подножию высокого и превознесённого Престола Царицы Преблагой – Девы Богородицы. Прислушайтесь к этому молитвенному воплю чутким и отзывчивым сердцем и вы услышите в нём чувства высокие и скорбные: услышите тоску о жизни святой, благодатной».13

Вполне уместно при этом будет упомянуть также о том, что 4 января 1898 г. в Седмиозерной слободе Казанского уезда, находившейся около Седмиезерной Богородицкой пустыни, был открыт Седмиозерно-Слободской отдел КОТ (председатель Комитета – Г.А. Геркен),14 одним из жертвователей которого являлся иеросхимонах (впоследствии – схиархимандрит) Гавриил (Зырянов), в 1996 г. канонизированный Русской Православной Церковью, а почётными членами – протоиерей Андреевского собора в Кронштадте Иоанн Сергиев (Кронштадтский), прославленный в лике святых в 1990 г., и архиепископ Казанский и Свияжский Арсений (Брянцев).15

26 июня 1915 г., согласно постановлению Комитета КОТ, после встречи Смоленской Седмиезерной иконы Божией Матери было проведено заседание председателей, товарищей (заместителей) председателей Комитетов и членов отделов общества «по вопросу о борьбе с пьянством», в котором приняли участие 108 человек (в том числе, почётный член КОТ, управляющий акцизными сборами Казанской губернии С.М. Баженов).16

Одним из наиболее чтимых в среде казанских трезвенников образов являлась также икона «Спас Всемилостивый». С 27 апреля 1908 г. при учреждениях КОТ на Подлужной улице действовал храм Во Имя Всемилостивого Спаса, освящённый ректором Казанской духовной академии, епископом Чистопольским Алексием (Дородницыным).17 За достаточно непродолжительное время своего существования он, помимо всего прочего, стал свидетелем многочисленных торжеств религиозного и общественно-политического характера: в том числе, встречи в июне 1911 г. Казанской иконы Божией Матери.18

26 февраля 1912 г. открыло свою деятельность созданное местными трезвенниками «Казанское Общество во имя Всемилостивого Спаса призрения малолетних слабоумных и калек», целью которого являлось целью «призрение детей, лишённых разума, и детей, лишённых способности работать».19

В связи с этим было бы уместным упомянуть также о «Спасском Братстве Трезвости» (СБТ) (председатель Совета – протоиерей С.И.Танаевский), открывшем свою деятельность 12 января 1914 г. при Спасском соборе Елабуги (являвшейся тогда уездным городом Вятской губернии), все пять священников которого выступили его учредителями.

Имена членов братства, давших «обед воздержания», были записаны в хранившийся в алтаре собора особый синодик, по которому каждую среду совершалось поминовение: служилась «особая ранняя литургия с молебном Спасителю пред Его Чудотворным Образом о здравии и благодатном укреплении в данном обете воздержания всех членов-трезвенников».20

14 декабря 1914 г. было постановлено «от лица общего годичного собрания» СБТ «выразить глубокую благодарность Председателю Казанского О[бщест]ва Трезвости, убеждённому и энергичному борцу за трезвость А.Т. Соловьёву, который в течение года переслал Братству большое количество брошюр и листков противоалкогольного содержания для бесплатной раздачи».21   

Когда в феврале 1915 г. стало известно, что «с Божию помощию, миновало Елабугу великое искушение распродажи по городу и уезду запасных 25000 вёд[ер] пива», то Совет СБТ «отметил это радостное событие служением молебна Спасу Всемилостивому».22

Помимо Казанской иконы Божией Матери, Смоленской Седмиезерной иконы Божией Матери и иконы «Спас Всемилостивый», в историю КОТ и его учреждений тем или иным образом был вписан ещё целый ряд образов.

Так, например, сохранились весьма ценные упоминания о том, что благословение деятельности КОТ было непосредственным образом связано с иконой Божией Матери «Скоропослушница».

Оценивая роль в жизни общества архиепископа Казанского и Свияжского Владимира (Петрова), председатель Комитета КОТ в 1912 г. А.Т.Соловьёв в своём докладе Всероссийскому съезду по борьбе с пьянством «О желательной постановке Общества Трезвости» вспоминал: «Со дня возникновения Общества принимал в нём участие почивший архиепископ Владимир. Святой человек! Вечная ему память. Он радовался успехам Общества. Все учреждения возникали при нём, освящались его благословением и молитвою. Он благословил меня иконою Скоропослушницы и сказал: когда трудно будет, обращайтесь к этой иконе – ведь она Скоропослушница».23

После открытия при КОТ храма во Имя Всемилостивого Спаса эта икона пребывала в нём. Служивший в храме священник С.И. Знаменский (будущий священномученик, расстрелянный в 1937 г. в Москве) в своём «поучении на день празднования иконе Божией Матери, нарицаемой “Скоропослушница”», произнесённом 9 ноября 1910 г., отмечал: «Сегодня Св[ятая] Церковь чествует и прославляет Божию Матерь, поклоняясь Её святой иконе, нарицаемой “Скоропослушница”. Эта икона вот на середине храма пред вашими глазами. Ею благословил Общество Трезвости покойный Казанский Архиепископ Владимир и, передавая её председателю, сказал: “Когда вам будет тяжело, молитесь пред сею иконою Божией Матери, и Она поможет вам”. Когда тяжело?.. а когда легко живётся человеку в этой юдоли печали и слёз?! Если в настоящем мире и “через золото слёзы льются”, то что сказать об обездоленных разного рода? Мы знаем, не легко живётся и вам. Желая облегчить ваше существование, дать вам надежду на лучшее будущее, мы и напомнили вам завет почившего Архипастыря: молитесь Божией Матери, и Она поможет вам, облегчит ваше горе, отрёт ваши слёзы».24

Тот же архиепископ Казанский и Свияжский Владимир (Петров) при открытии 27 марта 1896 г., на Пасху, в Казани больницы при КОТ для алкоголиков (первой в Российской Империи), после совершённого им молебствия, благословил новое учреждение иконой святителя Гурия Казанского.25

Весьма знаменательный эпизод связан также с иконой «Спас Нерукотворный» (Нерукотворенного Образа Спасителя). 26 января 1903 г. на Общем Собрании КОТ архимандрит Андрей (князь А.А.Ухтомский), избранный на нём в почётные члены «за полезную и выдающуюся деятельность на пользу Общества», обратился к председателю Комитета КОТ А.Т. Соловьёву с речью, «в которой просил принять от членов Общества Икону Нерукотворенного Образа Спаса».26

Одной из «знаковых» православных святынь Казани являлся (и остаётся таковой и сейчас) храм-памятник воинам, павшим при взятии Казани в 1552 года, который был освящён во имя Нерукотворного образа Спасителя – изображения, бывшего на знамени Русского царя Иоанна IV Васильевича.27 Известно, что этот храм («часовня») являлся одним из наиболее почитаемых в среде местных трезвенников и правых монархистов.

Следует заметить, что поднесение икон по различным торжественным поводам было тогда весьма распространённым явлением. При этом больше всего сохранилось упоминаний о поднесении святых образов председателю Комитета КОТ и Совета КОРС А.Т. Соловьёву. Например, 29 ноября 1909 г. во время чествования А.Т. Соловьёва типографские работники и члены Правления «Казанского общества книгопечатников» поднесли ему икону святого благоверного князя Александра Невского. 6 декабря того же года на заседании Совета объединённых обществ при КОРС ему была поднесена икона святой мученицы Параскевы Пятницы, которой А.Т. Соловьёва благословил архиепископ Казанский и Свияжский Никанор (Каменский) (по-другой информации, она была поднесена ему от церковно-приходского попечительства церкви святой великомученицы Параскевы Пятницы города Казани).28

Казанские трезвенники и правые монархисты принимали активное участие (с крестными ходами) в панихидах и благоустройстве в Кремле – на территории Казанского Спасо-Преображенского миссионерского монастыря – могилы митрополита Казанского и Свияжского святителя Ефрема, помазавшего и венчавшего на царство первого царя из Дома Романовых – Михаила Фёдоровича. Помимо прочего, они заказали в 1907 г., изготовили и возложили на неё икону с изображением святителя Ефрема.29 Впоследствии, благодаря КОРС и КОТ, при деятельном участии Казанского губернатора П.М.Б оярского и настоятеля Казанского Спасо-Преображенского миссионерского монастыря архимандрита Иоасафа (Удалова) (впоследствии – епископа Мамадышского, затем – Чистопольского, расстрелянного в 1937 г. в Казани и канонизированного в 1981 г. РПЦЗ и в 2008 г. РПЦ), над местом земного упокоения святителя Ефрема была возведена часовня-памятник (после революции уничтоженная вместе с самим монастырём).30

Трепетное отношение членов КОРС и КОТ к православным святыням, нашло также своё выражение: в ходатайстве о запрещении принимать в залог в ломбардах и продавать с аукционных торгов кресты и ризы и решении об их выкупе оттуда, в наведении справок о снесённой под Казанским Кремлём старой часовне, в выдаче награды в 25 рублей «полицейским служителям», отыскавшим похищенную из Кизического Введенского монастыря чудотворную икону, в сборе пожертвований на устройство церкви «в Кутаисе при Кубанском казачьем войске» и т.п.31

Любопытно при этом, что в источниках о деятельности КОТ мне не удалось встретить ни одного упоминания о почитании казанскими православными трезвенниками иконы Божией Матери «Неупиваемая Чаша», явленной в Серпуховском Владычном Введенском женском монастыре в 1878 г. крестьянину, одержимому страстью пьянства, который вследствие молитвенного обращения посредством неё к Пресвятой Богородице избавился от алкогольной зависимости. Как известно, в настоящее время почитание данного образа наиболее распространено среди людей, стремящихся избавить себя и своих близких от этого порока. Однако в конце XIX – начале XX вв. оно носило, по большей части, «местный» характер, распространяясь, главным образом, на Серпухов.

Известно, что практически в каждом из многочисленных отделов КОТ тогда имелись «свои» иконы, в молитвах пред которыми протекала их деятельность. В связи с этим тема иконопочитания в среде православных трезвенников Казани и Казанской губернии в конце XIX – начале XX вв. требует своего дальнейшего изучения и обобщения.

Примечания:

(1) Резолюция Международной научно-практической конференции «Чудотворный Казанский образ Богородицы в судьбах России и мировой цивилизации» (проект)/ Чудотворный Казанский образ Богородицы в судьбах России и мировой цивилизации: сб. материалов Междунар. науч.-практ. конф.; 19 – 21 июля 2016 г. – Казань: Центр инновационных технологий, 2016. – С. 194.

(2) Месяца июля в 8 день. Повесть и чудеса Пречистые Богородицы, честнаго и славнаго Ея явления образа, иже в Казани. Списано смиренным Ермогеном, митрополитом Казаньским. Благослови, отче// Творения Святейшего Гермогена Патриарха Московского и всея России. С приложением чина поставления в Патриарха/ Издание Церковной Комиссии по чествованию юбилейных событий 1612, 1613 и 1812 годов. – Москва: Печатня А.И. Снегирёвой, 1912. – С.с. 30 – 31.

(3) Встреча Иконы 12 июня 1911 г.// Деятель. – 1911. – № 8 (август). – С. 191.

(4) Отчёт Казанского Общества Трезвости за 1913 год// Там же. – 1914. – № 1 (январь). – С. 22.

(5) Протокол очередного заседания Казанского Общества Трезвости 2 июля// Там же. – 1904. – № 9 (август). – С. 327.

(6) См.: Национальный архив Республики Татарстан. Ф. 661. Оп. 2. Д. 3. Л.л. 60 – 61.; Алексеев И.Е. Во имя Христа и во славу Государеву (история «Казанского Общества Трезвости» и Казанского отдела «Русского Собрания» в кратких очерках, документах и комментариях к ним): В двух частях. − Часть I. − Казань: Издательство «Мастер Лайн», 2003. – С. 170.

(7) См.: Алексеев И. «И тёплые мольбы, сопровождаемые слезами умиления и восторга, понеслись к престолу Всевышнего...»// Информационно-просветительский сайт Татарстанской митрополии «Православие в Татарстане» (4 июля 2016 г.) [Электрон. ресурс]. – Режим доступа: http://tatarstan-mitropolia.ru/all_publications/publication/?id=60803

(8) Отчёт по устройству народных чтений в г. Казани за 1900 – 1901 гг.// Деятель. – 1901. – № 5 (май). – С. 223.

(9) См.: К истории Всероссийского Александро-Невского братства трезвости. Печ. по: изданию выборных Всероссийского Александро-Невского братства трезвости, Пг., 1916 (с сокращениями)// Международный институт резервных возможностей человека (психотерапевтическая и наркологическая служба) [Электрон. ресурс]. – Режим доступа: http://rutas.euro.ru/info/slovo/v5/s10.htm

(10) См.: Протокол заседания Комитета Общества Трезвости 11 августа// Деятель. – 1913. – № 9 (сентябрь). – С. 289.

(11) Протокол заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 18 июня// Там же. – № 7 (июль). – С. 225.

(12) См.: Протокол заседания Комитета Общества Трезвости 11 августа// Там же. – № 9 (сентябрь). – С. 289.

(13) Свящ. Николай Троицкий. Поучение в день встречи Смоленской иконы Божие Матери 26 июня// Там же. – 1909. – № 7 (июль). – С. (105).

(14) См., например: Казанское Общество Трезвости и его 61 отдел// Там же. – 1901. – № 4 (апрель). – Вкладка.

(15) См., например: Отчёт Седмиозерно-Слободского отдела Казанского Общества Трезвости за 1899 год// Там же. – 1900. – № 4 (апрель). – С. 200.

(16) См.: Протокол заседания Комитета Общества Трезвости 31 мая// Там же. – 1915. – № 7 (июль). – С. 183.; Протокол заседания председателей, товарищей председателей и членов отделов Казанского Общества Трезвости 26 июня 1915 г.// Там же. – № 8 (август). – С.с. 211 – 213.

(17) См.: Алексеев И.Е. «Святый храм будет для Общества вечным и незыблемым основанием и нерушимою крепостью…» (из истории храма Во имя Всемилостивого Спаса при «Казанском Обществе Трезвости»// Православный собеседник: Альманах Казанской Духовной Семинарии. – 2013. – Вып. 2 (23). – С.с. 34 – 45.

(18) См.: Казанский Телеграф. – 1911. – № 5448 (14 июня). – С. 3.

(19) См.: Алексеев И.Е. Чёрная сотня в Казанской губернии. − Казань: Издательство «ДАС», 2001. − С. 187.

(20) См.: Братчик. Общее годичное собрание членов Спасского Братства трезвости в г. Елабуге 14-го дек. 1914 г.// Вятские епархиальные ведомости (отдел неофициальный). – 1915. – № 5 (29 января). – С. 124.; Вторая годовщина Спасского Братства Трезвости в г. Елабуге// Деятель. – 1916. – № 5 (май). – С. 74.

(21) См.: Братчик. Общее годичное собрание членов Спасского Братства трезвости в г. Елабуге 14-го дек. 1914 г.// Вятские епархиальные ведомости (отдел неофициальный). – 1915. – № 5 (29 января). – С. 126.

(22) См.: Вторая годовщина Спасского Братства Трезвости в г. Елабуге// Деятель. – 1916. – № 5 (май). – С. 75.

(23) Соловьёв А. Доклад Всероссийскому Съезду по борьбе с пьянством. О желательной постановке Общества Трезвости// Там же. – 1912. – № 10 (октябрь). – С. 226.

(24) Священник Сергий Знаменский. Поучение на день празднования иконе Божией Матери, нарицаемой «Скоропослушница»// Там же. – 1910. – № 12 (декабрь). – С. (239).

(25) См.: Алексеев И.Е. Во имя Христа и во славу Государеву... – С. 34.

(26) См.: [Протокол] Общего Собрания Казанского Общества Трезвости 26 января// Деятель. – 1903. – № 2 (февраль). – С. (49).

(27) В настоящее время – храм-памятник в честь Нерукотворенного Образа Спасителя на реке Казанке. – И.А.

(28) См.: Алексеев И.Е. Во имя Христа и во славу Государеву... – С.с. 292 – 293.

(29) См.: Там же. – С.с. 199, 219, 268.

(30) См.: Алексеев И. О митрополите Казанском и Свияжском Ефреме (доклад на конференции «Смутное время в истории России и Казанский край: к 400-летию освобождения Москвы от польских оккупантов»)// Информационно-аналитическая служба «Русская народная линия» (8 ноября 2012 г.) [Электрон. ресурс]. – Режим доступа: http://ruskline.ru/analitika/2012/11/08/k_voprosu_o_pochitanii_i_izuchenii_zhizni_i_deyatelnosti_mestoblyustitelya_patriarshego_prestola_mitropolita_kazanskogo_i_sviyaz

(31) См.: Алексеев И.Е. Во имя Христа и во славу Государеву... – С.с. 100 – 101.

Впервые опубликовано: И.Е. Алексеев Тринадцатое чудо Богородицы Казанской (к вопросу об иконопочитании в среде православных трезвенников Казани и Казанской губернии в конце XIX - начале ХХ вв.)// Седьмые традиционные чтения: материалы научно-практических чтений, посвящённых казанскому трезвенническому движению (11 сентября 2016 г.)/ Эйфория (г. Казань). – 2016. – № 1 (127). – С.с. 6 – 19.

Теги:
Казанская икона Божией Матери
Пресвятая Богородица
трезвение
общество трезвости

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации