Публикации

Встретились Афон и Валаам

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Кирилл ПОНОМАРЁВ
Встретились Афон и Валаам

2016 — Год России в Греции и Год Греции в России

В 2015 году в казанской Галерее русского искусства прошла выставки «Духовные связи России и Греции. Валаам и Афон». Два православных центра и намоленных веками места. Валаам — духовный преемник Афона. По одной из версий, иноки Сергий и Герман пришли сюда «из далёкой Эллады» и основали на одном из островов Карелии монашеское братство. И тогда в зеркале Ладожского озера отразился крестообразный свет первой христианской лампады, зажжённой в монашеском ските на полуострове Халкидики. Из Греции миссионеры принесли иконы, Библию, молитвенники и кипарисовые кресты. Со временем на северной земле монашеская братия отстроила монастырь...

Посетители галереи увидели редчайшие фотографии пейзажей, монастырей, часовен, скитов, монахов Афона и Валаама, сделанные сто лет назад. В день открытия выставки, как бы озвучивая чёрно-белые снимки, пел мужской хор студентов Казанской духовной семинарии. Виртуальное паломничество состоялось благодаря Министерству культуры Российской Федерации, Мультимедиа Арт Музею (Москва), Московскому Дому фотографии, Государственному музею-заповеднику «Остров-град Свияжск» и самой Галерее русского искусства.


Уникальные фотоальбомы

Они были персональные, подносные. Их делали вручную в нескольких экземплярах — для царской фамилии. Приклеивали лучшие снимки на паспарту с тиснением, затем подшивали и прессовали. Все афонские фотографии взяты из альбома внука Николая I, великого князя Константина Константиновича Романова, который ему преподнесли во время его паломничества на Афон в 1881 году. До 1917 года альбом хранился в библиотеке Мраморного дворца на Миллионной улице в Санкт-Петербурге, где проживал великий князь.

Остальные четыре альбома были поднесены от Русского Пантелеймонова монастыря великому князю Алексею Александровичу, императрице Марии Александровне, императору Александру III и, вероятно, Александру II.

Вдали от исхоженных дорог

Афон и Валаам были малодоступны, не каждый праздный мог отправиться туда. Это сейчас долететь или доплыть до греческой «Святой горы» или живописных островов в Карелии не так сложно. А в девятнадцатом веке места эти действительно были отшельническими. Верующие задолго до путешествия тщательно готовились к этому событию всей их жизни! Мало того, закрытость Афона сохраняется и сегодня. Сюда и сейчас запрещён въезд женщинам.

А фотография позволяла приблизить святые уголки православия сначала для царской фамилии, а сейчас, благодаря этой выставке, и для более широкого круга зрителей. В советские времена альбомы не выставлялись (тема уж очень специфичная!), хранились под спудом в архиве и были доступны немногим исследователям в белых перчатках.

Фотографы-монахи

Интересно, что монастыри не ограждались от технического прогресса. И фотографии делали не приглашённые специалисты, а сами насельники Свято-Пантелеймонова монастыря — отец Леонтий и отец Геннадий. Снимки проявили и напечатали в монастырской мастерской на профессиональном оборудовании. Фотографы-монахи запечатлели святые места и на большом формате. Их фотографии уникальны и показывают нам, каким Афон был до строительства соборов. Многие виды, выбранные отцом Леонтием и отцом Геннадием, стали классическими. Им удалось передать святую тишину этих мест. Отсутствие случайных точек съёмки, желание представить каждый монастырь и скит с наиболее интересного ракурса и в выигрышном свете, наконец, чисто профессиональное умение добиться максимальной чёткости фотоснимка — всё это хорошо видно по этим работам. Снимки в альбоме сохранили изображения Афона, каким он представал перед паломниками спустя девять веков с момента основания. А в нынешнем году Афону тысяча лет! Но вот кто снимал Валаамский монастырь, неизвестно. Возможно, те же насельники, которых командировали в северную обитель.

Чем снимали

Датированы первые афонские снимки 1867-м годом. Основная серия была закончена в 1872 году. То есть пять лет шла «фотосессия». Но отдельные фотографии помечены 1881-м годом. Съёмки на Валааме длились с 1867 по 1887 год. Это была трудная и кропотливая работа. Мне стало любопытно, на какой же технике работали фотографы?

Если учесть, что первые дагерротипные приборы появились в России в 1840 году — на следующий год после изобретения фотографии — то получается, что технические новинки из Европы довольно быстро оказывались на прилавках российских магазинов.

Откроем журнал «Промышленность» за 1863 год, где имелся раздел для начинающих фотографов, и прочтём такое объявление: «Бруно Зенгер и К. С.-Петербург, Невский пр., № 25. Фабрика и склад фотографических принадлежностей. Лучшие камеры заграничной работы разных систем. Аппараты для моментальных съёмок. Начиная с 3 рублей камеры «Россия» и «Ермак» (скорее всего, немецкий производитель, давая изделиям такие названия, ориентировал их на российский рынок. — Прим, автора). Большой выбор вспомогательных предметов для светописи: фотопластинки, фотобумага, магниевый порошок, паспарту».

Принадлежности для съёмок, как и сами аппараты, были тяжёлыми и громоздкими. Для работы в павильоне это не столь важно, но вот для пейзажной фотографии вес имеет значение. Фотограф должен был обладать недюжинной силой и выносливостью. Что входило в его багаж? Это сам аппарат весом более десяти килограммов, тяжёлый треножник (учтём, что ландшафт на Афоне горный, а на Валааме — скалистый!). Дополнительно к этому прилагался большой ящик со стеклянными пластинами, складная палатка для проявочных работ, пятилитровая бутыль с коллодием и склянки с различными солями для очувствления пластинок. Из-за их хрупкости проявляли сразу же после съёмок.

Пейзажные фотографии тех лет своей композицией, жанровыми сценками напоминают картины живописцев-передвижников. Недаром критики «светописи» усматривали в ней угрозу живописи. Журналист Ф. Павленков писал: «Некоторые, указывая на непомерное размножение фотографов, с сожалением (совершенно напрасным) замечают, что «эти сорные травы» заглушают истинное искусство и что фотография, «это создание машины», теснит живопись, отнимая у её адептов средства к существованию. Какая клевета!»

Погрузиться в фотографию

Фотографии, как слепок действительности, в зависимости от сюжета и манеры исполнения, по-разному воздействуют на человека. Рассматривая афонские и валаамские фотоснимки, абстрагируешься от суеты и погружаешься в состояние умиротворения. Я почувствовал исходящую от них энергетику спокойствия. Они настраивали меня на раздумья о течении времени, о миссии человека на земле, о познании самого себя и окружающего мира, о пути к Богу и т. д. Я как бы совершал прогулки по Афону и Валааму, разглядывал величественные пейзажи, подмечал детали — во что облачены монахи, как устроены их скромные скиты, сливающиеся с природой, длинноносые рыбацкие лодки и т. д. Когда фотографии были уже развешаны, я прошёлся вдоль стен, и у меня появилось ощущение, что, кадр за кадром, передо мной прокрутили документальный фильм о красоте святых мест и жизни отшельников.

Истоки Православия

Мы знаем, что православие пришло к нам с греческой земли. Семена веры оттуда. После захвата Византии Османской империей греки потеряли свою государственность, и православная религия стала притесняться. И вот тогда центр духовной жизни переместился в Россию — в Москву. Вспомним: «Москва — третий Рим и четвёртому не бывать». Первой мировой столицей был Константинополь, второй — Рим, третьей — Москва. Таким образом, утверждалось, что Российская империя — преемница греко-византийской культуры. В западных источниках Византия именовалась «империей греков» из-за преобладания в ней греческой культуры и языка, в Древней Руси её называли «Греческим царством», а столицу — Царьградом. И вот на всей необъятной территории России — от Валаама до Соловков стали возникать очаги духовной жизни. Появлялись скиты, часовни, церкви, а затем и монастыри. А началось всё со Святой горы Афон!

Греки — подданные России

Особый интерес выставка вызвала у греков, проживающих в Казани. Национально-культурная автономия греческой диаспоры Республики Татарстан «Демос» объединяет немногочисленных представителей этого древнего народа. Все они — российские подданные, и многие, как и я, не говорят на греческом языке. Большинство уже давно сроднилось с русскими, татарами, евреями... Но в сердце каждого осталось самоощущение, что он — грек. Мы общаемся, проводим культурные мероприятия. Но родина каждого из греческой диаспоры — Татарстан.

История появления греков в Российской империи связана с трагическими событиями в турецком Трапезунде — это крупный город Понтийского царства, существовавшего на берегу Чёрного моря. Достоверно известно, что государственным языком здесь был греческий, и культура основной части общества, особенно городской, тоже была греческой. Понт впоследствии стал органической частью Византийской империи и по культуре, и по духу, поскольку жители считали себя исконными жителями эллинского мира.

Понтийские греки восстали против осман во время Первой мировой войны под предводительством митрополита Трапезундского Хрисанфа Филиппидиса. Они с воодушевлением встретили победы русского оружия и поэтому подверглись притеснениям со стороны турецкого правительства, которое начало разжигать ненависть между народами и подстрекать мусульманских фанатиков к агрессии, а затем бросило на истребление греков и армян регулярную армию. Эти два народа вынуждены были бежать с насиженных мест. Многие ушли в Россию. Правительство Российской империи разрешило селиться беженцам-единоверцам на свободных землях Северного Кавказа и Кубани. Со временем они расселились вглубь страны. Именно так предки современных российских греков обосновалась в Казани и на территории нынешнего Татарстана.

Своя лепта в общее дело

Многие события в мире последних лет иначе как мракобесием не назовёшь. Гибнут люди, разваливаются государства, раздираемые войной. Извращается вера, чёрное выдаётся за белое, одурманивается и сбивается с толку молодёжь. Кажется, мир сошёл с ума, и в двери стучится средневековое невежество!

Но не всё так безнадёжно. Оазисов духовности, готовых противостоять песчаной буре, на земле много. Особенно у нас, в России. Это прежде всего люди — интеллигенция, учёные, писатели, священнослужители... Это — церкви, мечети, синагоги, монастыри, святые места... Это архитектурные шедевры, памятники истории, музейные реликвии, художественные ценности, библиотеки, учебные заведения. А ещё — культурные традиции народов, населяющих огромную страну.

Духовность обреталась, сберегалась и приумножалась многими поколениями людей. Это самое ценное, что имеет наша многонациональная Россия со своей богатой историей, которая писалась многие, многие лета! И наша выставка — небольшая лепта в общее дело возрождения духовности, в укрепление межконфессиональных отношений и взаимопонимания. Только вместе мы сможем противостоять хаосу и разрушению.

Записал Адель ХАИРОВ

 

Теги:
Афон
Валаам
Афонский монастырь
Валаамский монастырь
фотография
творчество
Церковь и культура
Греция

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации