Публикации

Дата публикации   Количество просмотров

Вот мы и приблизились вплотную к Великому посту. Отгуляли весёлую Масленицу, но даже она для внимательных христиан стала преддверием Святой Четыредесятницы – мяса не ели, а в среду и пятницу не было Божественной литургии.

Сегодня суббота, и Церковь утром вспоминала всех преподобных отцов, в подвиге просиявших – всех тех, для кого пост стал настоящей лестницей в Небо. Перед началом трудного пути всегда спрашивают совета у тех, кто с такой задачей уже справлялся, верно? Вот и мы как бы заручились поддержкой и взяли пример с мужей и жен (мужчин и женщин) самых разных эпох и самых разных стран, тех, что «в постничестве просияли светло, преподобно пожили».

Таинственная и необычная служба

Сегодня вечером нам предстоит таинственная и необычная служба. Завтрашний день выделяется двумя темами: это всем известное Прощёное воскресенье, но в то же время это и Воспоминание Адамова изгнания. И вот мы в начале поста становимся как бы Адамом, становимся людьми, потерявшими Рай, разлучившимися с Богом. Христос вновь открыл врата Рая, примирил людей с Господом, но если мы не знаем, не чувствуем боли потери, если не грустим из-за разлуки, то зачем нам Христос? Прикоснуться ко всей тоске ветхозаветного человечества, к вселенской печали и долголетнему ожиданию, граничащему иногда с безнадёжностью, мы можем сегодня вечером.

Церковь – удивительная машина времени, способная переносить своих верных чад и в пещеру к Богомладенцу, и на Голгофу к Нему, и в Сионскую горницу, и на Тайную вечерю… Не символически переносить, а по-настоящему. Только каждый, конечно, способен понять и почувствовать это в меру духовного возраста. Но хоть чуть-чуть понимать и принимать обязан всякий. И сегодня вечером мы окажемся в очень страшном и необычном месте – за порогом Рая. Мы услышим полные тоски вопли Адама. Мы нырнём в тёмную глубину человеческого сердца, разлучившегося с Создателем.

«Седе Адам прямо рая, и свою наготу рыдая плакаше…» - начнут на клиросе, а мы заранее прочитаем полный текст песнопения в переводе отца Амвросия (Тимрота): «Сел Адам напротив рая, и свою наготу, сетуя, оплакивал: «Увы мне, обману лукавого поверившему, и ограбленному, и от славы удалённому! Увы мне, по простоте обнажённому, и ныне недоумевающему! Но, о рай, больше я твоей роскошью не наслажусь, больше не увижу Господа и Бога моего и Создателя; ибо в землю отойду, из которой был взят. Милостивый, Сострадательный, взываю к Тебе: Помилуй меня, падшего!»

Или вот ещё потрясающее трагизмом духовное произведение «Солнце лучи скры, луна со звёздами в кровь преложися…». Читаем в переводе: «Солнце скрыло лучи, луна со звёздами претворились в кровь, горы сотряслись, холмы вострепетали, когда рай был затворён. Выходя из него, Адам бил себя в лицо руками и восклицал: «Господи, помилуй меня, падшего!».

В дороге нельзя ни на кого обижаться

День прощения

Проповедь митрополита Феофана в Прощеное воскресенье 

Будут и уже хорошо знакомые нам «На реках Вавилонских…», и «Покаяния отверзи ми двери…». Мы окажемся на пороге поста, и впереди – путь к Пасхе, путь возвращения в Рай. О том, как нам попасть к Богу, подскажет завтра воскресное евангельское чтение. Например, в дороге нельзя ни на кого обижаться: «Если не будете прощать людям, и Отец ваш не простит вам ваши проступки». А ещё нужно бросить лицемерие, и не ходить с унылыми лицами, показывая всем: видите, я, в отличие от вас, грешнейших, пощусь. «Когда постишься, причеши волосы и умой лицо, чтобы не знали люди, что ты постишься, а знал только Отец твой, который видит всё, что совершается тайно».

Воскресным вечером

Великий Пост: о «прекрасной вечерне», или почему в воскресенье нужно просить прощения

Великий Пост: о «прекрасной вечерне», или почему в воскресенье нужно просить прощения

Исполняя первый евангельский призыв, мы и превратим наше предпостовое воскресенье в День прощения. В храмах будет служиться особый чин – или утром после Литургии, или на особой вечерне, что гораздо более верно. Вдохновенным голосом рассказывает об этой прощёной вечерне протопресвитер Александр Шмеман:

«Пост по-настоящему начинается с вечерни этого воскресенья. И эту единственную по своему глубокому значению и такую прекрасную вечерню не служат во многих наших церквах! Однако ничто лучше этой вечерни не показывает нам «настроения» Великого поста в Православной Церкви, не вводит нас в него; нигде лучше не чувствуется её глубокий призыв к человеку.

Служба начинается, как торжественная вечерня; священнослужители в светлых облачениях. Стихира на «Господи, воззвах…» возвещает наступающий Пост, а за ним – приближение Пасхи!

В переводе на современный русский стихира звучит так: «Постное время светло начнём! Готовясь к духовным подвигам, очистим нашу душу, очистим тело. Воздержимся как от пищи, так и от всякой страсти, и насладимся духовными добродетелями. Дабы, усовершенствовавшись в любви, мы были достойны увидать страдания Христа Бога и святую Пасху в духовной радости».

Отчаяние и надежда, тьма и свет

Потом, как обычно, следует вход и пение «Свете Тихий…». Затем служащий священник идёт на «горнее место» за престолом и возглашает вечерний прокимен, который всегда возвещает конец одного и начало другого дня. За этой вечерней великий прокимен возвещает начало Поста: «Не отврати лица Твоего от слуги Твоего, потому что я скорблю! Скоро услышь меня, обрати внимание на душу мою и избавь её» (в переводе).

Праведному в радость, а суетливому в уныние

Праведному в радость, а суетливому в уныние

Вслушайтесь в особенную мелодию этого стиха, этого крика, внезапно наполняющего церковь: «…я скорблю», - и вы поймёте исходный пункт Поста: таинственную смесь отчаяния и надежды, тьмы и света. Всё приготовление теперь закончено. Я стою перед Богом, перед славой и красотой Его Царства. И я сознаю свою принадлежность к этому Царству, сознаю, что у меня нет другого дома, другой радости, ни другой цели; и я сознаю также, что я изгнан из этого Царства во тьму и печаль греха, и… «я скорблю»! И в конце концов я сознаю, что только Бог может помочь моей скорби, только Он может избавить и спасти мою душу. Покаяние – прежде и больше всего – отчаянная мольба к этой Божественной помощи.

Прокимен повторяется пять раз. И вот Пост уже наступил! Светлые облачения заменяются тёмными, постными, тушат яркое освещение. Когда священник или дьякон начинает вечернюю ектению, хор отвечает ему постным напевом. Читается великопостная молитва Ефрема Сирина с земными поклонами. В конце службы молящиеся подходят сперва к священнику, прося прощения, потом просят прощения друг у друга. Но в то время, как происходит этот обряд «прощения», и так как Пост начинается именно этим актом любви, единения и братства, хор поёт пасхальные песнопения. Нам предстоит сорокадневный путь по пустыне Поста, но в конце этого пути уже сияет свет Пасхи, свет Царства Христова».

С Богом, друзья!

Источник

Вернуться к списку

Последние добавления