Публикации

Дата публикации   Количество просмотров

В рамках лектория в стенах КазПДС состоялись лекции опытного архитектора-реставратора А. С. Тутунова о реставрации памятников церковного зодчества. Публикуем материалы, легшие в основу лекций. Как предупреждает автор, статья не является пособием для проведения работ по строительству и реставрации. Ее цель — помочь избежать типичных ошибок при восстановлении храма.

У реставраторов есть выражение «храм-покойник». Это храм в тяжелом состоянии, в котором не предвидится реставрация: нет прихожан, а часто и жителей. Сотни храмов, и не только сельских, стоят заброшенными, причем не в удаленных регионах страны, а в средней полосе России.

Церкви, расположенные в южных регионах, находятся в более благоприятных климатических условиях. Там и отток населения в крупные города не столь стремителен, как, скажем, в Архангельской или Вологодской области. Почти безнадежна ситуация с северными храмами, так как до некоторых из них можно добраться только на вездеходе.

В результате строительства каналов и водохранилищ в некоторых районах произошло подтопление. Иногда храмы стоят в воде, и спасти их вряд ли удастся.

В Центральной России сохранилось много храмов в уничтоженных помещичьих усадьбах. Деревень вокруг нет, места безлюдны и церкви пусты.

Реставрация памятников церковного зодчества. Часть 1

Часто в аварийном состоянии находятся храмы, закрытые до войны. Они давно утратили и главы, и кровли. Своды в большинстве из них провалились, полы выломаны, дверные и оконные проемы полностью разбиты — одним словом, стоит только остов. Часто к этому добавляется плачевное состояние фундаментов.

Рассмотрим основные вопросы, возникающие при реставрации таких храмов.

В первую очередь следует напомнить, что при проведении реставрационно-восстановительных работ крайне важно соблюдать технику безопасности. Работающие должны быть обеспечены касками. Обувь должна иметь толстую подошву: на полу и на земле вокруг храма часто валяются части деревянных конструкций с ржавыми гвоздями, которые протыкают тонкую подошву, как бумагу. Если уж это произошло, то потребуйте, чтобы пострадавший сделал противостолбнячную прививку. У всех должны быть рукавицы.

Все вышесказанное — это минимум «выживания». Если есть хотя бы малейший риск обрушения сводов, стен и т. д., то разборку завалов лучше поручить профессионалам.

Существуют нормативные документы по технике безопасности, которые подлежат обязательному исполнению. Это особенно важно, когда работы ведутся силами прихода. При несчастном случае против священника может быть возбуждено уголовное дело (УК РФ, гл. 19, ст. 143).

Я так подробно останавливаюсь на основах техники безопасности, поскольку в течение нескольких десятилетий наблюдал абсолютно халатное к ней отношение и, к сожалению, неоднократно видел последствия.

Поскольку конкретные примеры действуют лучше, приведу пару случаев. В одном из храмов рабочий упал с 15-метровой высоты на каменный пол прямо перед амвоном, так как строительные леса не соответствовали нормам.

Нельзя допускать на леса людей, не переносящих высоты.

На моей памяти по этой причине погиб человек, упавший всего с двухметровой высоты.

У нас привыкли экономить на строительных лесах: настилы сооружаются не на всех ярусах, а только там, где работают в данное время. Любят также построить нечто, привязанное веревками к оконным решеткам, кронштейнам водосточных труб и т. д. Доски настилов соединяют в пролете между стойками. Я уж не говорю про гнилые или тонкие доски и отсутствие надежных ограждений.

Отдельно стоит вопрос о безопасности юных помощников. Подростки любят показать ловкость и бесстрашие, потом начинается «спасите-помогите» с вызовом пожарной машины, чтобы снять удальца с колокольни.

Фотофиксация

Еще до начала работ начинайте фотографировать храм и другие постройки. Важны и общий вид, и отдельные детали, художественная сторона здесь не важна. Фотофиксация необходима на случай, если по недосмотру или излишней инициативе подрядчика или рабочих будут уничтожены какие-то ценные элементы. Снимки могут также потребоваться, чтобы «отчитаться» перед спонсором.

Лучшее время для фотофиксации общего вида здания — весна и осень, когда нет листвы. Важны фотографии фрагментов храма: наличников, пилястр, дверей и т. д. При съемке интерьеров фотографируйте элементы, которые наиболее подвержены разрушению или могут быть украдены: оконные и дверные ручки, остатки ограждения солеи, какие-либо штукатурные элементы и их фрагменты.

Работы на храме

Разборка завалов своими силами внутри и снаружи храма производится только при полной уверенности, что обрушения каких-либо строительных конструкций не произойдет. Заключение об этом может дать только специалист. Как только будут удалены висящие балки, укреплены карнизы, своды и т. д., добровольцев можно допустить к работам.

При разборе завалов кирпичи как целые, так и обломки рекомендую сохранять. Стоимость большемерного кирпича — в 7-8 раз выше обычного. Целые кирпичи могут быть использованы при вычинке кладки. Некоторые реставраторы считают вторичное использование этого материала недопустимым, но, на мой взгляд, это вполне приемлемо для ряда работ, где механические характеристики кирпича не имеют большого значения. Мелкий бой может быть в дальнейшем использован для забутовки. Так сэкономятся многие тысячи рублей.

Часть кирпичей имеет профиль — валик, выкружку. Эти профили необходимы для восстановления первоначального декора фасадов — карнизов, наличников. С таких кирпичей снимаются шаблоны. Конечно, чаще всего хотя бы часть профилированных кирпичей сохраняется в кладке на своем месте, но иной раз храмы бывают настолько ру-инированными, что многие архитектурные элементы, в частности профилированные кирпичи или белокаменные блоки, можно найти только в завалах.

Еще осторожнее следует обращаться с фрагментами штукатурных профилей. Это могут быть фрагменты наружных и внутренних карнизов, наличников и т. д. Поэтому штукатурные элементы, найденные на полу или в пазухах сводов, перекладываются газетами и осторожно убираются в ящик.

Возможно, вы увидите красивые кирпичи или белокаменные детали в толще стены или могильные плиты, использованные как ступени лестниц, в фундаментах. Так называемое «вторичное использование» характерно для русской архитектуры. Рекомендую наиболее красивые элементы оставить для музея истории храма.

Предупрежу еще об одной опасности: недобросовестный или неграмотный прораб может выбросить найденные фрагменты профилей, сославшись на то, что у него есть в запасе готовые шаблоны профилей. Делается это для того, чтобы упростить себе задачу — не возиться со сложными и дорогостоящими шаблонами, набрав более простых.

К сожалению, как художественная, так и историческая стороны вопроса часто рассматриваются подрядчиком как личный каприз архитектора или настоятеля.

Наибольшей опасности уничтожения при расчистке подвергаются деревянные элементы. На одном из объектов я поймал рабочих за тем, что они отрывали от деревянного здания подлинные наличники XIX века для костра, чтобы согреться.

Фрагменты столярных изделий (оконные коробки, куски переплетов) чаще всего бывают в таком виде, что вторичное их использование невозможно. Поскольку историко-архитектурная и художественная сторона восстановления храма подрядчику и рабочим безразлична, то приходится проявить настойчивость, чтобы «гнилушки» не выбрасывались. На основе сохранившихся элементов будет выполняться проект реставрации окон, дверей и т. д. Надо обязательно сохранять все деревянные элементы крыши храма, в частности кружала, журавцы (или их фрагменты) глав и т. д. С них снимается форма при восстановлении завершений.

Основываясь на многолетней практике, могу утверждать, что в 90 % случаев эти фрагменты или сжигаются, или вывозятся на свалку. В результате архитектор при проектировании завершений должен основываться исключительно на фотографиях, что влечет за собой более или менее значительные погрешности. Если же фотографий нет вообще, то возможность восстановить храм в первоначальном виде навсегда утрачена. Кроме того, на проект тратится больше времени и, соответственно, стоимость его возрастает. Новая кровля храма или глава, придуманная приходом, может быть самых причудливых форм и имеет приблизительное сходство с первоначальными завершениями.

Также необходимо сохранять все найденные металлические фрагменты. Это могут быть части подзора, решеток, подставы и т. д. Они также необходимы для проекта реставрации. Часто вокруг сельских храмов валяются фрагменты могильных кованых оград, крестов и памятников. Рекомендую их сохранять для музея прихода.

Осколки стекла, если они имеют необычную форму или цвет, желательно также складывать в отдельный ящик. Возможно, будут найдены фрагменты плит пола. Поскольку полы с течением времени могли настилаться несколько раз один поверх другого и изготавливаться из разного материала, то желательно сохранить их максимальное количество.

Часто на сводах, на их сохранившихся частях, растут деревья и кустарники, поверхность покрыта травой. Деревья необходимо спилить, но заняться этим должен профессионал. При неграмотных действиях дерево может начать падать, не будучи полностью перепиленным. Поскольку корни его находятся в рыхлой кладке, при падении дерево работает как мощный рычаг, который выворачивает и разрушает значительную часть свода или стены.

Пни удалять самостоятельно нельзя ни в коем случае. Лом и кирка вызовет неизбежное обрушение свода. Пни удаляют при реставрации свода. Чтобы не появилась пневая поросль, топором счищается кора и заболонь до поверхности свода. Пень можно залить одним из современных продуктов, предназначенных для уничтожения деревьев. Кустарник со слабой корневой системой допускается удалить сразу. Трава заливается раствором гербицида.

Пазух свода — это «карман», образующийся в месте соединения свода со стеной или двух сводов и зачастую хранящий архитектурные элементы. При расчистке в пазухах можно найти «клады» из металлических фрагментов лампад, подсвечников, старинные бутылки и, главное, архитектурные элементы.

Они могут оказаться там в результате обрушения или после ремонтов. Например, в пазухах одного из храмов на озере Селигер при расчистке была обнаружена деревянная лемешина с главы, а также фрагмент пики деревянной кровли. Благодаря этим находкам появилась возможность воссоздать первоначальное деревянное покрытие храма.

Иногда попадаются предметы, которые в дальнейшем можно представить не только в приходском музее. Так, на чердаке одного из храмов были найдены 10 больших медных нательных крестов XVIII века.

Необходимо как можно быстрее установить временную кровлю после расчистки — а лучше до начала любых расчисток, сразу после удаления крупной растительности.

Дело в том, что пазухи имеют значительную глубину и не имеют отверстий для стока воды. В результате после дождей или таяния снега могут образоваться бассейны глубиной в метр и более. Последствия могут быть самыми тяжелыми — так, например, кладка может настолько пропитаться водой, что потребуется немало времени и средств на ее просушку и инъектиро-вание в случае выкрашивания раствора. В конце концов, происходит обрушение свода.

В одном из подмосковных храмов я наблюдал такую картину. С храма второй половины XIX века были сброшены остатки кровли, очевидно силами прихожан.

Потом поменялся настоятель, преемник проявил мало интереса к продолжению работ. В результате в апреле глубина талой воды в пазухах достигала 50-60 см. За 2-3 года своды храма покрылись изнутри зеленым налетом и кое-где провалились.

Обрушение аварийных фрагментов может быть произведено только после согласования с архитектором и инженером.

Наблюдается тенденция разборки того или иного фрагмента здания — целых стен, наличников, практически полностью сохранившихся сводов — без учета их художественной и исторической ценности. Например, на одном из храмов спонсор просто предложил разобрать половину храма XVIII века и построить заново. Кстати, за такие действия виновный уже не отделается штрафом и, скорее всего, будет привлечен к уголовной ответственности в соответствии с УК РФ, ст. 243, ч. 2.

Пожалуйста, не торопитесь разрушать. Вы всегда успеете это сделать. Тем более при восстановлении часто необходим кирпич нестандартного размера, который и стоит дорого, и изготавливается по заказу очень медленно — до нескольких месяцев.

В руинированных храмах столярные заполнения оконных и дверных проемов отсутствуют. Для борьбы со снегом и дождем окна и двери можно временно закрыть следующими способами.

Окна первого яруса закрываются щитами из необрезной доски самого плохого качества. По высоте они должны быть меньше, чем проем для обеспечения вентиляции. Двери изготавливаются из той же доски. Щели между досками обеспечивают достаточный приток воздуха для вентиляции. Если же вы заметили, что в храме слишком сыро, то можно укоротить пару досок на каждом окне или снимать щиты во время работ при хорошей погоде.

Временные рамы окон второго яруса и выше лучше изготовить из бруска 5x5 см. Рама с крестовиной оборачивается с двух сторон армированной пленкой, которая крепится рейками на мелких гвоздях. Крестовина необходима, чтобы пленка слишком сильно не прогибалась от ветра. Пленка должна быть армированной, так как простой пленки хватает максимум на год. Преимущество пленки в том, что она прозрачна, и, соответственно, нет необходимости в искусственном освещении.

Как и для проемов первого яруса, желательно изготовить щиты несколько меньше проема, чтобы наверху оставалась щель на всю ширину окна в 15-20 см. Через щель будет поступать или вытягиваться воздух. Поскольку щиты устанавливаются изнутри храма, то благодаря толщине стены над щелью образуется козырек, который полностью защищает от дождя и снега.

Пленочными щитами можно закрыть и окна первого яруса, если есть уверенность, что пленка не понадобится кому-либо из соседей на парники.

При проведении инженерных работ по укреплению фундаментов, прокладке коммуникаций часто встречаются остатки захоронений, какие-либо предметы, фундаменты и т. д. При правильном ведении таких работ должен присутствовать археолог, имеющий официальное разрешение.

Во избежание нарушения законодательства рекомендую согласовать проведение земляных работ в инспекции по охране памятников. Часто рядом с храмом хоронили наиболее почитаемых прихожан, благотворителей или духовенство. Рекомендую предусмотреть аккуратный и прочный ящик с крышкой, куда складываются найденные останки. В дальнейшем на территории храма устраивается могила для перезахоронения.

Не забывайте, что храмы использовались во время войны как точки обороны и наблюдения. Можно случайно выкопать мину или гранату.

По окончании строительного сезона необходимо провести консервационные работы, а именно: закрыть контур (все окна, двери, пробоины в стенах) и проверить исправность временной кровли. Желательно снять настилы лесов. Это необходимо по следующим причинам. Во-первых, снег, скапливаясь на лесах, увеличивает нагрузки на стойки. Во-вторых, и это очень важно, весной во время таяния снега капель рикошетом от настилов попадает на стены, увеличивая их влажность. Кроме того, на стенах и деталях образуется тонкая корка наледи. При длительной остановке работ, даже при сохранении строительных лесов, удаление настилов обязательно.

Рекомендую использовать архитектурную компьютерную программу, например AutoCAD, благодаря которой на стадии эскизного проекта можно обсуждать детали с архитектором и инженером.

Проектно-реставрационные работы

Теперь переходим к непосредственно проектно-реставрационным работам. Восстановительные работы могут быть начаты только по получении проектной документации, никакой самодеятельности быть не должно.

Заключение об инженерном состоянии храма и рекомендации инженера желательно получить как можно скорее. В условиях нашего климата храмы, не имеющие кровель, разрушаются очень быстро. Весенне-осенние суточные перепады температуры в центральных и северных областях России ускоряют процесс разрушения на памятнике по сравнению с районами, имеющими более мягкий климат. После того как храмы были возвращены Церкви, состояние многих из них ухудшилось. Пока предприятия или колхозы использовали помещения под мастерские или склады, существовала по крайней мере крыша и были забиты окна. При уходе бывшие владельцы часто разбирали и уносили все, что могли.

По получении заключения, возможно, окажется, что накопленные приходом средства придется истратить на укрепление и гидроизоляцию фундаментов или фиксацию сводов (хотя бы временную) и, разумеется, временную кровлю. Это капиталовложение оправдает себя, по крайней мере, по нескольким причинам. У настоятеля появится минимальная гарантия, что во время реставрационных работ не обрушится какая-либо часть здания на рабочих. Своевременное укрепление и фиксация могут сэкономить значительные суммы в дальнейшем. Сохранится больше подлинных фрагментов храма, будет меньше новодела.

Отнюдь не претендуя на освещение таких сложных вопросов, каковыми являются инженерно-строительные решения при реставрации, необходимо остановиться на наиболее распространенных ошибках и, к сожалению, на злоупотреблениях, встречающихся на практике.

Приведу здесь цитату из статьи инженера, проработавшего десятки лет в реставрации, Г. Б. Бессонова: «Известны примеры технических решений, осуществленных на основе ошибочных представлений о работе древней конструкции или неполной диагностики, не учитывающей действие какого-либо скрытого фактора или эффекта наложения нескольких очевидных факторов. В этих случаях временно скрытые дефекты снова проявляли себя и, прогрессируя, приводили к еще более сложному состоянию, требующему нового вмешательства, все более искажающего облик памятника... Задача усложняется тем обстоятельством, что на современных инженерно-строительных курсах и в справочных изданиях работа классических сводов как устаревших конструкций практически не рассматривается... Зачастую инженер, воспитанный на прогрессивных методах и конструкциях, впервые столкнувшись с арочными системами памятников архитектуры, вынужден в короткий срок буквально нао-щупь и наугад решать для себя проблемы, над разрешением которых трудились многие поколения древних зодчих».

Во время проведения инженерных работ у настоятеля могут осложниться отношения как с прихожанами, так и с благотворителями. Вроде бы вложены большие деньги, а храм все такой же облупленный, с разбитыми фасадами и т. д. Начинаются вопросы о том, куда ушли деньги. В этот момент важно представить правильно составленный финансовый отчет.

По поводу современных прогрессивных методов гидроизоляции фундаментов лучше обратиться в специализированные организации, я же могу порекомендовать старый способ — глиняный замок. По периметру храма вдоль стен копается траншея на глубину фундамента и шириной в 1,5-2 штыка или шире. В траншею засыпается глина с регулярной послойной трамбовкой. Траншею роют небольшими захватками и сразу укладывают глину.

В случае необходимости устраивается дренажная система. Систему гидроизоляции и дренирования должен рекомендовать инженер или архитектор.

Еще несколько рекомендаций. При укреплении фундаментов вышележащие части здания должны быть укреплены распорками-контрфорсами. Укрепление производится захватками. Кроме этого никогда шурфы, вырытые вдоль стен, не должны надолго оставаться открытыми, так как существующий фундамент в данном месте значительно теряет свою несущую способность, что может привести к появлению трещин и обрушению части постройки. Это особенно относится к фундаментам крылец, отдельно стоящей колокольни, алтаря и т. п., имеющим незначительную площадь опоры при относительно большой высоте вышележащего сооружения и неглубоком заложении фундамента. Я наблюдал, как в результате допущенных ошибок рухнула половина крыльца храма XVII века.

Достаточно часто необходимо произвести инъектирование фундаментов. За время существования храма весь раствор, связывающий камни фундамента, может быть вымыт грунтовыми водами — и фундамент лежит насухо. Для того чтобы произвести инъектирование, в верхнюю часть фундамента вставляются трубки, через которые под давлением подается жидкий раствор. Он постепенно заполняет образовавшиеся пустоты.

Также хотелось бы предупредить об опасности принятия самостоятельных решений по укреплению фундаментов без предварительных геологических изысканий. Например, в одном из храмов при проведении ремонта цоколя на уровне земли было обнаружено несколько пустот между валунами фундамента. Было решено закачать туда жидкий раствор, который должен был заполнить пустоты, образовавшиеся в результате вымывания грунтовыми водами древнего раствора. Геологические изыскания не производились, тем не менее раствор был закачан в объеме 8 куб. м. Очень возможно, что раствор заполнил пустоты и таким образом фундамент был укреплен. Но нельзя исключить, что, помимо пустот в фундаменте, вдоль стены под землей под действием тех же грунтовых вод могла образоваться линза — пустота, куда могла уйти значительная часть раствора. Кроме лишнего расхода материала, в данном случае со временем может возникнуть другая проблема, имеющая малоприятные последствия. Представьте себе, что рядом с фундаментом под землей лежит бетонный блок весом более 10-15 тонн. Со временем он будет проседать под своим весом и может вызвать подвижку грунтов, что повлечет за собой просадку фундамента, трещину в стене и т. д.

Иногда из-за дефектов фундамента фрагменты стен или, например, колокольня имеют наклон. На одном из храмов Читинской области неграмотные архитекторы собирались по этой причине разобрать целиком стены трапезной. Это грубейшая ошибка: выправление стен с помощью домкратов практикуется в нашей стране уже 60 лет. После выправления стены фундамент заключается в бетонную обойму. Процесс этот дорогостоящий, так как требует специального оборудования и занимает много времени, но не очень сложный.

Уже при первом обследовании храма могут быть обнаружены трещины в стенах. С целью оценки их опасности для общего состояния храма на них необходимо установить маяки, что можно сделать и самостоятельно. Маяк — это небольшая цементная перемычка поверх трещины, на которой выдавлена дата ее установки. Если через определенное время маяк треснул, значит фундаменты храма нестабильны. На основании состояния маяков инженер принимает техническое решение по укреплению.

Трещины в стенах часто связаны с состоянием фундаментов. Таким образом, фирма, дающая заключение и рекомендации по фундаментам, может дать и рекомендации по трещинам в стенах.

Трещины, образовавшиеся в результате военных действий во время Второй мировой войны или при попытке разрушить храм, менее опасны, тем не менее тут также требуется заключение специалиста.

Трещины в стенах инъектируются так же, как и фундаменты. По всей высоте трещины через равные расстояния в нее устанавливаются трубки. Трещина замазывается гипсом, после чего в трубки насосом под давлением подается жидкий раствор до отказа. Начинают с нижней трубки. Иногда трещины армируют металлическими штырями.

Своды — это наиболее сложная часть здания. Современные инженеры, как правило, слабо разбираются в кирпичных сводах, поэтому их часто предпочитают разобрать, а не реставрировать. Как следствие, возникает несколько проблем, в частности, теряется подлинность здания, при разборке части сводов происходит временное перераспределение нагрузок, что может привести к обрушению сохраняемых сводов.

Рабочие часто не владеют технологией укладки свода. При выкладке кирпичных сводов изготовление и установка деревянных кружал должны быть проведены тщательно. Этому этапу работ иногда уделяется мало внимания. Мне приходилось указывать на неправильность кривых, плохое качество установленной опалубки, но ответ был один и тот же: «По ходу дела исправим». Наблюдающий за выкладкой сводов должен непосредственно перед началом кирпичных работ проверить геометрию и качество кружал, потом исправить будет уже невозможно.

Хотелось бы обратить внимание на толщину швов в сводах, от которой зависит прочность свода. Слишком большую толщину швов (более 5 мм со стороны центра кривой) может заметить и неспециалист и вовремя потребовать исправления, а также вызвать архнадзор.

Появление соли на поверхности здания, а также мучнистость поверхности кирпича — явление достаточно распространенное. Беда в том, что строители не всегда разбираются в причинах появления высолов. Лучше всего обратиться к специализированной реставрационной организации, которая может дать как заключение, так и рекомендации.

Просушка храма, много лет стоявшего раскрытым или с кровлей, имеющей многолетние протечки, — дело относительно несложное, но требующее времени и средств.

Любая постройка со временем «погружается» в нарастающий культурный слой. Кроме этого, вокруг заброшенного храма часто вырастают деревья и кустарники. Внутри храма стоят непересыхающие лужи. Из-за отсутствия окон и дверей за зиму внутрь храма наметает снег. Если же храм стоит без кровли давно, то чаще всего карнизы обвалились, остатки свода в виде битого кирпича лежат внутри храма. Деревья и кустарники из года в год, сбрасывая листья, увеличивают вокруг храма слой перегноя.

Стены храма работают как насос. Солнце нагревает поверхность стен, влага с поверхности стены испаряется, на ее место поступает влага из массива кладки, а через фундамент и ушедшие под землю части стен засасывается новая. К этому могут добавиться дождь и снег, попадающие в храм.

Для успешной борьбы с влагой и высолами необходимо установить временную кровлю, удалить деревья и кустарник по ближайшему периметру храма и слой земли, появившийся со времени закрытия храма.

Также, напоминаю, желательно устроить гидроизоляцию фундамента, например, глиняный замок, описанный выше.

Здесь я бы хотел сделать очень важное замечание: при срезке земли надо следить за тем, чтобы храм не очутился в яме, в результате чего приток воды только увеличится. Необходимо сделать временную вертикальную планировку.

Слой земли можно и не удалять сразу, если предполагается проводить работы в течение года или двух. Проще будет благоустроить территорию с окончательной вертикальной планировкой после завершения реставрационных работ. Если же приход небогатый и процесс реставрации может растянуться, то лучше удалить лишнюю землю и прокопать водоотводные канавы под руководством специалиста.

В одном из подмосковных храмов в результате абсолютно неграмотной вертикальной планировки храм оказался в котловане глубиной 30-60 см и шириной до 2 м. В довершение ко всему, дно этой гигантской ванны забетонировали. Получилось, что вся талая и дождевая вода потекла под храм. Можете представить себе сами влажность в храме и состояние иконостаса, икон, настенной живописи...

Продолжение следует.

В метериале использованы фотографии Андрея Веретенникова и  Андоея Черенкова

 

Вернуться к списку

Последние добавления