Публикации

Дата публикации   Количество просмотров

Апостол Павел писал: «Во Христе нет ни эллина, ни иудея» (Кол 3:11). А потому, нет никаких препятствий, чтобы вместе, в Истинном Духе поклоняться Христу. В любой точке мира, в любом городе и на любом приходе православные чувствуют себя как дома.  Непостижимым образом Господь переплетает как судьбы человеческие, так и судьбы целых нардов. И тогда родными становятся все: греки, сербы, болгары, англичане, голландцы…

О том, как Православие в далёкой Голландии связано с Россией и Русской Церковью и как голландцы по происхождению становятся священниками Московского Патриархата, рассказал отец Хилдо Бос на встрече, состоявшейся 22 марта в актовом зале прихода преподобного Серафима Саровского города Казани.


Никогда не мог верить в то, что жизнь прекращается в момент смерти

Я — голландец, вырос в Голландии. Мой дедушка был пастором Кальвинистской церкви, а мама придерживалась протестантских взглядов. В 60-х годах она, как и многие, отошла от Церкви, однако верить не перестала. Таким образом, вера всегда присутствовала в нашей семье. Мой выбор в пользу Православия обусловлен двумя причинами. Во-первых, на меня оказала влияние русская культура. В лицее я долго не мог определиться, какой иностранный язык изучать, пока не познакомился с фильмами Тарковского, отличавшимися каким-то особенным подходом к жизни и к вечности, который меня привлекал.

Во-вторых, на меня оказали влияние встречи со смертью. Я — альпинист, терявший близких друзей. Несколько раз и сам был при смерти. Когда я падал вниз, то понимал, что смерть — это очень печально, особенно для родителей, но что там, куда сейчас иду, очень хорошо. Я никогда не мог верить в то, что жизнь прекращается в момент смерти. Это была какая-то внутренняя глубокая уверенность, и фильмы Тарковского перекликались с моими переживаниями. Именно поэтому я выбрал русский язык при поступлении на филологический факультет. В 1989 году я посетил Советский Союз, где пообщался с верующими (что тогда далеко не было очевидно). Таковым было моё знакомство с Православием.

Долгое время я думал, что именно так я и пришёл к Православию, однако потом я обнаружил в своих бумагах детский рисунок, который сделал в возрасте 10-ти лет. На нём изображены двое монахов с иконой. И тогда я вспомнил, что у моей мамы была сестра, которая тоже покинула Протестантскую церковь. Она уехала во Францию, где приняла католичество. Там она стала помощницей одной французской дамы, Мари-Мадлэн Дави, знавшей многих русских эмигрантов, в том числе Владимира Лосского, и сотрудничавшей с протопресвитером Александром Шмеманом. Эта дама сказала моей тёте, что ей нужно сделать выбор духовного пути — между семейной жизнью и Богом. И чтобы помочь, направила её к одному русскому монаху, жившему под Парижем. Этим монахом был архимандрит Софроний (Сахаров), келейник преподобного Силуана Афонского. Он выслушал мою тётю и сказал, что замужество не мешает религиозной жизни. Наверное, она рассказывала в детстве мне эту историю, поэтому мне кажется, что я не переходил в Православие, а просто возвратился домой. Православие я принял в 1990 году в Новгородской области. Мне на жизненном пути часто встречались хорошие люди, которые меня направляли. Благодаря молодёжной деятельности я познакомился со своей женой, дедушка которой был русским священником-эмигрантом[1].

Сейчас я служу в единственном русском православном храме в Амстердаме — церкви во имя святителя Николая Чудотворца. Кроме того, работаю переводчиком-синхронистом — это моя светская специальность.

«Мы, православные, Церковь всех времен и народов»

Православие как таковое появилось в Голландии ещё до раскола. В III веке с юга пришли римские воины, среди которых были и христиане, например, Серватий Маастрихтский — близкий друг Афанасия Великого. Однако после ухода римских войск община христиан в Голландии прекратила существование.

В VI—VIII веках в Голландию прибыли миссионеры из Англии, мощи которых мы тоже почитаем до сих пор.

После раскола 1054 года Голландия осталась на Западе, в католическом мире, и вплоть до XVII века в стране не было общин православных христиан. В XVII веке в Голландию приезжают на учёбу греки из Османской империи, в числе которых был ближайший помощник будущего Патриарха Константинопольского Кирилла Лукариса. В 1698 году Голландию посетил Пётр I. Практически каждый день его пребывания подробно описан, поэтому мы знаем, что были богослужения и на дому, и на барже. В домике в Заандаме, где жил царь, устроили молельную комнату. Отправляясь домой, Пётр I оставил священника, который окормлял русских, оставшихся на практику. Так в стране появилась первая православная община. Потом, как мы знаем, в Россию уехали и практиканты со священником. Пётр I вернулся через 15 лет — со свитой, певчими, диаконами и священниками, и богослужения возобновились. А через несколько лет русские моряки и греческие купцы основали в Голландии первую православную церковь. В центре Амстердама в небольшом домике на третьем этаже появилась церковь, освящённая во имя святой великомученицы Екатерины. Эта небольшая община, состоявшая из русских и греков, просуществовала до второй половины XIX века. Ей интересовались голландские учёные, изучавшие православное богослужение. В XIX веке Литургию перевели на голландский язык.

Более крупная община православных появилась в Голландии 200 лет назад, когда в 1816 году будущая королева Нидерландов Анна Павловна вышла замуж за принца Оранского. Сначала супруги поселились в Брюсселе, а затем в Гааге. Анна Павловна была очень набожным человеком: при ней всегда были священник, диакон, певчие и пономари. В каждом своём дворце она открыла церкви. Когда Анна Павловна узнала об амстердамском храме, она стала оказывать ему покровительство. Мы знаем, что в день своей коронации она перед самим торжеством отправилась в эту церковь, где отслужили молебен.

До наших дней сохранился храм в честь святой Марии Магдалины, основанный Анной Павловной. Сохранился и приходской архив, самая ранняя запись в котором датируется 1816 годом. Надо сказать, что эту церковь посещали не только русские. При разборе архива мы обнаружили брачные документы русских, сербов, греков и даже голландцев, принявших Православие. Мы знаем, что голландцы начали принимать Православие ещё при Петре I, лекарь которого был православным. Анна Павловна лично награждала и наказывала священников, служивших в этом храме. Сохранилось письмо священника, который умолял Анну Павловну отпустить его в Россию. Он утверждал, что суровый голландский климат загубил его здоровье. В таком состоянии община просуществовала до 1917 года.

После Октябрьской революции Русская Церковь находилась под игом советской власти, поэтому община верующих перешла под юрисдикцию митрополита Евлогия (Георгиевского), подчинявшегося Константинопольскому Патриархату. В Голландию тогда прислали молодого священника, учившегося в Париже, — Дионисия Лукина. Он активно занялся миссией: начал перевод богослужения на голландский язык. Православием заинтересовались некоторые голландцы, которых не до конца устраивали католические и протестантские традиции. В результате община стала увеличиваться: прихожан стало больше, а двое католических монахов перешли в Православие и решили основать монастырь. Монахи мечтали возродить в Голландии православную веру, существовавшую до раскола церквей. Нужно отметить, что в то время в среде некоторых русских эмигрантов стала зарождаться идея, что Православие может выражаться в разных культурных формах.

Когда в 1919 дворец был снесен для постройки Дворца мира, храм переехал на настоящее место в Гааге.

Владимир Лосскийи другие основатели в Париже братства святого Фотия в составе Московского Патриархата говорили в своем манифесте: «Мы заявляем, что Православная Церковь есть единая истинная Церковь Христова; Что это не только восточная церковь, но Церковь всех народов земли, Востока, Запада, Севера и Юга; Что каждый народ, каждая нация имеет право занять свое личное место в Православной Церкви, иметь свою каноническую автокефалию, при сохранении своих традиций и ритуалов, своего литургического языка. Объединенные каноническими догматами и принципами, Церкви соединяются с людьми, живущими в данной стране».  То есть: «раз, по воле Божией, мы живем теперь во Франции, то будем строить Православие, которое вписывается в эту культуру». Эту идею также поддерживал святитель Иоанн (Максимович), поэтому двое монахов, обосновавшиеся в Гааге, перешли под юрисдикцию владыки Иоанна. Святитель много раз приезжал к ним, когда был экзархом Западной Европы. Он помогал им с переводами, объяснял особенности православного богослужения, поэтому память о нём до сих пор жива. Затем в Голландию стали приезжать на заработки греки и сербы, и православные приходы стали появляться по всей стране.

Ещё нужно отметить, что русских после революции в Голландию приехало очень мало, так как голландцы тогда почти никого не пускали. В середине XX века в стране доминировали голландскоязычные приходы, и у русских было ощущение, что их община вымирает. Им казалось, что из России больше никто не приедет, поэтому они стали дарить другим храмам церковную утварь из гаагского храма, основанного Анной Павловной. Слава Богу, несколько лет назад нашёлся человек, который отыскал утраченные предметы и отреставрировал их. В настоящее время вся церковная утварь объявлена ценностью национального значения.

В 90-х православных в Голландии стало больше, поскольку здесь осела часть советских эмигрантов после распада Советского Союза.

Сейчас в Голландии больше тридцати православных приходов разных юрисдикций. Самая многочисленная юрисдикция — Московский Патриархат. У нас около десятка приходов и монастырей. В одних служба ведется на голландском языке, в других — на церковнославянском. В нашем приходе богослужения ведутся на обоих языках. У нас, к слову, прихожане разных национальностей.

Два слова о приходе святителя Николая Чудотворца в Амстердаме

Нашему приходу, основанному владыкой Антонием Сурожским, недавно исполнилось 45 лет. Расскажу вкратце историю его возникновения.

Одна женщина из Одессы во время войны попала в Голландию. Здесь она вышла замуж за голландца, который принял Православие. Его крестил владыка Антоний. А сестра этой женщины вышла замуж за возвращенца — русского эмигранта, который после войны вернулся в Советский Союз. Раньше он жил в Париже и тесно сотрудничал с видными русскими богословами (он был секретарём Фотиевского братства), и ему разрешили вывести из Парижа в Одессу свою христианскую библиотеку. Он стал работать переводчиком в Московском Патриархате. И наш будущий отец — Алексий Фоогт, являвшийся мужем одесской дамы, когда посещал Родину жены, там смог ознакомиться с работами богословов и религиозных философов. В Голландии он стал регентом в храме, а затем его рукоположили во диакона. В то время голландцы, русские и сербы как раз основали приход во имя святителя Николая. Сначала священником был серб, но затем сербы организовали свой приход, и в священники рукоположили отца Алексия. Он преподавал русский язык в университете и переводил богослужебные тексты на голландский язык. Приход он организовал по принципам митрополита Антония Сурожского.

Владыка Антоний говорил, что существует некая иерархия ценностей: «Во-первых, мы — христиане. Во-вторых, мы — православные христиане. В, третьих, у каждого из нас есть свои национальные корни». Поэтому в нашем приходе используются два языка. Это позволяет нам сохранять русские корни и русскую духовность и быть открытыми для голландского общества. Одну неделю мы служим преимущественно на церковнославянском, а следующую — на голландском. Апостол и Евангелие всегда читаются на двух языках.

Митрополит Антоний также говорил, что очень важно жить по принципам, принятым на Поместном Соборе Православной Российской Церкви 1917—1918 гг. Если почитать приходской устав, который был тогда принят, то можно увидеть, что мирянам в приходе отводится очень важная роль. В нашем приходе, например, почти нет платных сотрудников, поскольку мы никаких денег ниоткуда не получаем. Наш приход держится на волонтёрах. Хор, свечная мастерская, воскресная школа — всем этим занимаются волонтёры, которые имеют право голоса при обсуждении вопросов, касающихся деятельности прихода. Хочу отметить, что все важные решения принимаются совместно. Наш архиерей даже благословил, что будет рукополагать только тех, за кого ходатайствует весь приход.

Наш приход довольно многочисленный. Воскресную службу посещает около трёхсот человек, что для Запада очень много. Начинали мы со служб на чердаке католической церкви, затем перешли в бывшую католическую крестильную часовню. Потом мы выкупили бывшую первую церковь пятидесятников в Голландии, а 10 лет назад — бывший католический монастырь с подсобными помещениями.

Мы стараемся быть настоящей церковной общиной. Каждый год на Троицу мы выезжаем на пикник. Ежегодно совершаем приходское паломничество либо снимаем туристическую базу на три дня и вместе проводим время. В нашей общине есть профессора, бывшие мелкие преступники, уборщицы, голландские консерваторы, русские либералы… Община довольно пёстрая, однако её члены неплохо уживаются друг с другом. Во многом это происходит благодаря нашему нынешнему настоятелю — протоиерею Сергию Овсянникову, который служит в Голландии уже 25 лет.


[1] Священник Димитрий Клепинин, 14 апреля 1904, Пятигорск, Терская область — 9 февраля 1944, концлагерь Бухенвальд, Германия. 

 

Вернуться к списку

Последние добавления