Публикации

Дата публикации   Количество просмотров

13 мая 2017 года в рамках V Съезда православной молодежи Республики Татарстан в Раифском Богородицком мужском монастыре состоялась встреча клирика Русской Православной Церкви Заграницей, заместителя председателя Синодального молодежного отдела Русской Православной Церкви Заграницей протоиерея Андрея Соммера с участниками форума. Священник священник поделиться опытом работы православных молодёжных объединений заграницей.

Господь рассеял русских, чтобы через нас иностранцы, иноверцы могли познакомиться с Истинной Верой. Архиепископ Аверкий (Таушев) был ректором Свято-Троицкой семинарии и был первым руководителем в Свято-Владимирских молодежных кружках. Родился он 19 октября в 1906 году здесь, в Казани. Как раз Владыка Аверкий проводил подобные работы в 1950-х годах в Америке, но до этого всё началось здесь, в Казани. Он уехал, когда в России настало уже тяжелое время. Мы вспоминаем в этом году 100-летие трагедии в России, русской революции и также начало подвигов новомучеников. Но вот в 1951 году Владыка Аверкий на I Свято-Владимирском молодежном съезде в Нью-Йорке сказал следующее: «После падения Византии наша Родина Россия стала единственным оплотом святого Православия. Господь вверил нам, русским, великий спасительный талант православной веры. Говорил так и святой Иоанн Кронштадтский. Поэтому все темные силы и слуги их так яростно ополчились на Россию, чтобы погубить ее, и попущением Божиим достигли этого — из оплота веры и истины сделать ее оплотом богоборчества».

«Какой же священный долг современной русской молодежи?», — Владыка Аверкий говорит в 1951 году — и отвечает: «Осознать глубокую важность и продумать, как изучать здесь, за границей Святое Православие. Храня верность ему, изучать историю нашей Родины как хранительницы Православия, всячески беречь себя от порабощения злой темной силой, сгубившей нашу Родину, быть здесь, за границей апостолами Православия, открывая глаза всем иностранцам на истинное положение вещей, указывая им, какое было призвание России, и что без православной России, без Святой Руси, хранительницы Православия, не может жить наша земля».

Таким образом выполнялась особая задача в работе самосохранения, которая стала главной миссией Русской Зарубежной Церкви. Внутренняя миссия у пастырей на приходах заключалась не только в просвещении, но и в духовном воспитании. Стало важно защитить молодое поколение от незнакомых обстоятельств в незнакомой стране. Эта защита ясно выражается в словах протоиерея Николая Домбровского Западно-Американской епархии в своем докладе на III Всезарубежном соборе в 1974 году: «Главным средством к исполнению этого высокого ответственного долга является: 1) Церковь, с ее богослужебным чином и установлением; 2) семья с нормальным укладом жизни; 3) приходские школы с правильной постановкой в учебно-воспитательной работе. Эти три элемента: Церковь, семья, школа в деле воспитания должны тесно вместе действовать; и в них приходской священник тогда является рулем, сохраняя курс».

Когда в нашем мире столько разных соблазнов, и главным на уме детей и подростков является желание общаться, то Церковь и семья не могут упустить драгоценное время, они должны стать источником общения для подрастающего поколения. Имею в виду русскую пословицу: «С кем общаешься, таким и будешь». При школах в рассеянии возникли неожиданные проявления — создалась особая как бы нация русских зарубежников, которые несмотря на то, в какой стране проживали, все были родные по духу. Даже в далеком Китае, в приходах святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского. Сплотило русских не только обязанность детей сидеть в классах, но то общение в окружающих событиях жизни — на Рождественских елках, в школьном говении Великим постом, выпускных актах, которые остались в памяти на долгие годы.

До школ в современных столичных городах цель приходских школ всегда была учить одному — любить Бога. Православное воспитание не заканчивается с окончанием начальной школы и даже с получением высшего образования. Взрослея, молодежь ищет все более разнообразные возможности общения и обретения собственного «я». С одной стороны, перед молодыми людьми открывается новый, доселе неизвестный мир, новые пути познания добра и зла, с другой — наступает тот критический момент, когда молодой человек сам стремится распорядиться своим будущим, решить свою судьбу, порой противопоставляя свои желания и убеждения авторитету старших. Церковные каноны и правила, усвоенные в этих приходских школах, видятся молодым устаревшими. Вот как поддержать юношей и девушек в этот сложный период их жизни, как правильно указать на истинный смысл — жизнь каждого человека ради вечного спасения, жизнь во Христе и со Христом? Передать молодым бесценный жизненный опыт, раскрыть многовековый опыт Православной Церкви, объединить и дать им поддержку в непростой период их жизни, раскрывая возможные ошибки на жизненном пути — это дело старших: духовенства, родителей, преподавателей. Не ограждать от мира, но дать жизненный стержень, оперевшись на который молодые смогут достойно противостоять искушениям современного мира.

Одним из способов быть рядом с молодежью могут стать встречи — такие, как сегодня, беседы, дискуссии в молодежных кружках. Всегда в традициях Русской Зарубежной Церкви было собирать молодежь в так называемые «Всезарубежные съезды». Были, конечно, и епархиальные съезды и встречи на приходах. На уровне приходов молодежь еще в 1950-х годах собиралась в кружках имени святого князя Владимира с целью подготовиться к 1000-летию Крещения Руси. Свято-Владимирские молодежные кружки не только развивались официальными указами, но создавались как важная часть общения в приходах. Цель кружка — собирать молодежь вокруг приходов для просвещения, служения и благотворительности. Не только нужно привлечь молодежь посещать службы, но вовлечь их в участие в богослужениях и в жизни прихода.

Пение всегда являлось важным способом сплочения людей и народов. Собрать людей можно из разных уголков мира, и вдруг через знание одной песни представляется, будто все из одной семьи. Церковное песнопение, которое имеет свои особенности распевов, тонов и гласов в традициях Русской Православной Церкви, тоже объединяет людей. Большой вклад вносит как общая молитва — пение церковных песнопений, так и совместное исполнение светских народных песен. Человек, который поет в церковном хоре, например, в Австралии, имеет много общего с певчим в Нью-Йорке. Через пение нас объединяют старые традиции и общий труд, который каждый вкладывает своим пением.

Был такой русский православный священник, миссионер в молодежной среде, протоиерей Сергий Щукин. Он даже нёс особое послушане от Патриарха Тихона проповедовать в тяжелое время в Москве. И переехав в Америку, он продолжал свою миссионерскую работу, особенно с молодежью. Протоиерей Сергий Щукин в молодежной миссии в Нью-Йорке в 1960-х годах писал следующее:

«Другие родители скажут, что мы, Церковь, требуем от них практически невозможного. Живя в чужой стране, семья не может воспитывать детей так, как это было на нашей Родине. Однако, невозможно людям — возможно Богу. И мы видим факты, когда эмигрантские семьи в религиозном отношении лучше даже воспитывают своих детей, чем это бывало в России. Но мы обычно сравниваем свое положение за границей с американскими семьями. Конечно, они живут в родной стране, у них один язык, одна школа, бытовые условия лучше, и мы этому завидуем. Но если присмотреться, то мы увидим, что результаты среднего американского воспитания, особенно религиозного, далеко не успешны. Положение воспитания молодежи в Америке сейчас очень тревожно, поскольку ни семьи, ни школы не в состоянии бороться с влиянием кино, телевизора и всякой грубости. Таким образом, нам нельзя брать пример с американских семей.

Нужно вдуматься, почему от нас требуется больше усилий в воспитании детей. Во-первых, мы как православные ставим себе более высокие цели религиозного воспитания. Во-вторых, мы здесь должны идти против течения, что требует от нас больших усилий. В-третьих, переживаемая нами эпоха такова, что от верующих христиан требуются чрезвычайные усилия при воспитании истинной веры. В сущности, мы должны говорить сейчас не просто о религиозном воспитании, но о непрерывной жертвенной борьбе за души наших детей. Духовная жизнь наших детей — главное сокровище, врученное нам Богом, как православным родителям, пастырям и педагогам. Мы не должны колебаться и не должны бояться никаких жертв ради детей. Помимо нашей национальной ответственности перед историей, мы будем отвечать за их воспитание перед Богом», — вот такими были его слова.

Период после II Всезарубежного собора характеризуется как время культурной революции в Америке и в других, конечно, странах, в Европе, когда наряду с прогрессивным духом молодежь должна была бороться против наркомании и блуда. Необходимо было объединение Церкви в семьях, церковных школах и молодежных организациях в деле воспитания. Воспитание начинается в семье, продолжается в школе и молодежных организациях. Благодатная помощь и воздействие Церкви покрывает все 3 этапа и всю жизнь человека.

Причины нехристианского поведения детей

Причины нехристианского поведения детей

Молодежь, получая светское высшее образование в учебных заведениях, где преподавателями являются люди иного мировоззрения, испытывает духовную растерянность и начинает, по словам епископа Нектария Сиэтлийского, викария Западно-Американской епархии, веровать по-своему. А верующий по-своему не понимает, что этим он сам себя выводит из ограды Церкви.

Страх возможной потери своего наследия, вековых корней предков заставил осознать важность духовного окормления, основывая приходы как объединяющее кольцо длинной цепочки. В Европе, в Африке, в далекой Австралии, в Китае, в Южной, в Северной Америке — во всех краях мира, где находились русские, были созданы приходы. Маленькие приходы вырастали в большие соборы, и как магнит притягивали к себе, в центры. Жизнью прихожан была приходская жизнь, и создавались эти школы и молодежные организации.

«Христос посреде нас! — И есть, и будет!»

«Христос посреде нас! — И есть, и будет!»

Последние 10 лет в жизни единой Русской Православной Церкви (мы же отмечаем в этом году 10-летие объединения наших Церквей) — то время, когда молодежи можно встречаться и активно обсуждать события 100-летней давности. Укреплению взаимопонимания между молодежью способствуют наши совместные проекты, количество которых со времени воссоединения возросло во много раз, и во Всезарубежных съездах все больше принимают участие делегаты из России. Бывают и совместные молодежные поездки, когда молодежь из-за рубежа приезжает сюда, в Россию. Различные совместные симпозиумы в разных городах России, и в Америке, и в Европе проводит наш Синодальный молодежный отдел и также разные епархиальные молодежные отделы в России.

За прошедшие 10 лет во всех этих проектах приняли участие более 1000 человек. И надеюсь, что здесь, в Казани, мы тоже сможем открыть совместные проекты.

Например, мы практиковали такой современный подход в работе с молодежью на съездах, как workshops, когда мы разбивали 150 человек на 15 групп, они друг друга не зная, имея целую неделю, должны были придумать и представить план-проект служения. И потом в конце съезда они выступали, защищали свой проект. Для этого у нас были во время съезда поездки. То мы ездили в место, где живут бездомные — увидеть, как они там действуют, как работают, то поехали в суповую кухню — есть такие кухни в Америке, где бедные приходят, и им дают суп или кормят обедом и ужином. Были разные такие проекты.

Также, 8 лет назад, мы подготовили такой же масштабный молодежный съезд в Париже. На нём было 200 человек. Есть епархиальные съезды. Есть разные программы, где мы ведем волонтерские работы.

Мы стараемся учить детей в приходских школах помогать ближним. Наши руководители проводят программу «Школьная копилка» — в течение Великого поста дети из приходских школ должны собирать свои карманные деньги и вкладывать в общую копилку для школы. Потом все школы объединяют собранные средства, мы выбираем какой-нибудь приют, чтобы помочь. И выходит, что дети помогают другим детям, особенно во время Великого поста это очень важное дело, чтобы учить детей жертвовать, учить помогать ближним.

Вот такие у нас разные программы и проекты были в Калифорнии. Молодежь потом вернулась на свои приходы в своих городках, в своих странах, и тоже начали эти проекты развивать — и «Школьную копилку», и суповую кухню, и другие.

Еще у нас в Нью-Йорке есть такой «пищевой банк» — ставится большая коробка, и молодежь просит прихожан жертвовать консервы. Каждый по баночке положил — набралась целая коробка. Потом это сдается в городской «пищевой банк», который потом кормит бедных. То есть в «пищевом банке» не деньги раздают, а консервы с пищей. Это один из примеров служения.

Священник Русской Православной Церкви Заграницей встретился с православной молодежью Татарстана

Я родился в Калифорнии, в Сан-Франциско, в 1966 году. Родители крестили меня в соборе, где служил сам святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский. Я вырос при приходе Всех русских святых, начал прислуживать в алтаре, когда мне было 7 лет. Мои родители, конечно, были церковными людьми, но всегда были заняты. За рубежом русские должны были жить такой двойной жизнью — по своей профессии работать, чтобы кормить семью, и уже отдельно жить церковной жизнью, потому что это не всегда совмещалось в западной среде. Но я вырос около прихода, и там, конечно, была такая приходская школа, где я изучал не только Закон Божий, но и русский язык, русскую географию, русскую историю, церковно-славянский язык. По утрам я ходил в американскую светскую школу, а по вечерам ходил в эту русскую приходскую школу. И не только я так жил, целые поколения так проходили обучение в школах Сан-Франциско, Нью-Йорка, Европы. Это было особое воспитание. Священник там не просто был, чтобы требы исполнять. И уже во взрослом возрасте я решил поступить в семинарию в Джорданвилле — это знаменитая наша семинария в Америке. На 3-м курсе женился, моя жена тоже получила такое же воспитание. И я уже почти 25 лет как священник.

У нас есть и смешанные браки русских и американцев, и детей от этих браков приходские школы, и приходы, стараются объединить. Самая главная цель этого — не потерять свою православную веру. Конечно, русские традиции, русский язык — это всё поддерживает нашу веру. И мы стараемся, чтобы было больше такого общения.

В Америке тоже проводится миссионерская работа. В главном соборе, где я служу, служба ведется исключительно на церковно-славянском языке, но раннюю литургию в часовне батюшка служит по-английски, и приходят люди, желающие просветиться. Так бывает на многих приходах в Америке. Хотя, как я уже говорил раньше, Русская Зарубежная Церковь всегда держалась как внутренняя миссия, чтобы сохранить самое главное — свои корни.

Бывает, что американцы узнают о наших традициях невольно. Я, например, ходил в светскую школу по утрам, и вдруг я им заявляю, что 7 января меня не будет, я праздную Рождество. И все удивляются: «Как же Рождество?!». Запад же празднует в декабре. Это такая особая форма свидетельства. Нужно и вам тоже привлекать светскую молодежь через ваше церковное молодежное служение в православную веру, чтобы и они становились достойными участниками жизни прихода.

Но, с другой стороны, нам в первую очередь, важно сохранить наши традиции. Потому что, к сожалению, больше и больше русских, переезжающих в Америку, или в другую страну, теряются в этом обществе. И это, конечно, очень жалко, и нужно нам работать вместе над этим вопросом.

Вернуться к списку

Последние добавления