Публикации

Дата публикации   Количество просмотров

Память праведного Авраама отмечается Церковью 22 октября (9-го по старому), и эта тема, на первый взгляд, не очень своевременна сегодня. Ведь на дворе весна, и земля, в очередной раз, исполняя повеление Божие, производит из себя «зелень, траву, сеющую семя по роду её, и дерево, приносящее плод» (Быт.1:11-13). Однако, по большому счёту, нам не нужно дожидаться осени, потому что мы являемся «по вере потомками Авраама, который есть отец всем нам» (Рим.4:16,17). А разговор о вере, как пишет тот же Павел, нужен «во время и не во время» (2Тим.4:2) и, поэтому, не может быть несвоевременным. Есть, впрочем, в словах апостола «нечто неудобовразумительное» (2Пет.3:16), то есть, трудно понимаемое, и поэтому мысль о том, что Авраам отец всем нам, не воспринимается как очевидная истина. Он отец евреев — да, это всем известно! Но каким образом Авраам приходится отцом нам, христианам?! Давайте попробуем разобраться. 

После потопа и вавилонского рассеяния, Бог избирает Авраама, испытывает его веру и, найдя праведным (Быт.15:6), заключает с ним Завет, дав обетования (то есть, обещания), во-первых, — быть его, Авраама, Богом, Покровителем и Защитником. Во-вторых, — произвести от него и Сарры великий народ. В-третьих, — дать этому народу землю Ханаанскую, текущую молоком и мёдом и, наконец, — произвести в его потомстве «Семя» (Быт.22:18), в котором благословится всё человечество без исключения. 

Завет, то есть, завещание Богом вышеперечисленных благ человеку, передаётся прямым потомкам Авраама сложнейшим и интереснейшим путём, о котором нам рассказывает Священное Писание Ветхого Завета. А вкратце, перечисляя имена, пишет об этом апостол Матфей в начале своего Евангелия (Мф.1:1-17). И ещё надо обязательно сказать о том, что вступающие в Завет должны обрезывать крайнюю плоть. Это печать Завета, поэтому только обрезанные являются наследниками великих обетований. 

«Крестившись, мы должны пройти через обрезание сердца нашего»

Поразительно, но уже с самого начала Ветхий Завет говорит об обрезании сердца, а не одной лишь плоти! Об этом пишут Моисей (Втор.10:16/30:6) и Иеремия (9:26). Сердце, понятное дело, не обрежешь, значит, здесь есть иносказание. И меня терзают смутные подозрения, говоря словами героя всеми любимой комедии. Сомнение рождает закономерные вопросы: Народ, который невозможно исчислить, потому что он как «звезды небесные и яко песок вскрай моря» (Быт.22:17), — это что, о евреях только? Да ведь их никогда не было много, это же не китайцы! А земля обетованная? Неужели речь идёт только о Палестине — крохотной земле, в которой нет медовых берегов и молочных рек?! А может быть это то, что увидел Иоанн-тайнозритель: «И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали» (Отк. 21:1). 

Уже теплее! Похоже, обетования имеют два измерения — ветхозаветное и новозаветное. Когда пришла евангельская полнота времён, родилось в потомстве Авраама по плоти, то есть, в еврейском народе, обещанное патриарху «бессеменное Семя» — Богомладенец Иисус! То самое Семя Жены неискусобрачной, Которое, по глаголу Божьему, сотрёт главу змия (Быт.3:15), и в Котором благословятся все народы земли. 

Вот он, главный итог ветхозаветной истории: трудами и подвигами, молитвой и покаянием, верностью и кровью Богоизбранный народ породил благоуханный плод ветхозаветной праведности — благословенную в женах, благодатную Богородицу Марию, Которая родила от Духа Свята обещанное Семя! 

Именно в Нём, в этом Семени — Господе и Спасителе нашем Иисусе Христе — раскрывается евангельская полнота тех обетований, которые Бог дал отцу нашему Аврааму. Оказывается ветхозаветные обетования — это не более чем земные, преходящие тени, исчезающие при восходе Солнца Правды. Это образы, которые пророчествовали о спасении, подаренном всем людям.

Бог исполнил эту земную, пророческую по сути своей, часть обетований — размножил евреев, дал им землю, Иерусалим и Храм в нём. Они всё это теряли дважды, последний раз после распятия Христа. А в 20-м веке Израиль возродился как государство, и благословенный Иерусалим стоит в его центре. Они, по-прежнему, обрезывают крайнюю плоть и мечтают о старых добрых временах — о Храме, о всесожжениях, о пасхальном ягнёнке. В общем, снова отцеживают комаров и упускают верблюда, то есть, говоря иносказательно, то Семя, в Котором благословляются все народы, в Котором — спасение! 

Мы, Христиане — Новый Израиль, многочисленный как песок на морском берегу, в котором уже нет различия по крови — нет иудея, ни эллина, ни варвара, ни скифа. Мы единокровны, потому что в нас одна Кровь — Христова! Мы — новые духовные Иудеи, уже не по плоти от Авраама, но по вере его, которая вменилась патриарху в праведность (Быт.15:6). «А впрочем, не в отношении к нему одному написано, что вменилось ему, но и в отношении к нам, верующим в Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса Христа, Господа нашего, Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего» (Рим.2:28,29; 4:23-25). 

Новый, небесный Иерусалим ожидает нас, православные (Откр.21:2)! Озаряемый Солнцем Правды, «ибо слава Божия осветила его, и светильник его — Агнец» (Откр.21:23). Сияющий благодатный Город, украшающий уже не ближневосточную малую землю, затерявшуюся среди арабских стран, но ту, которую видел апостол Иоанн, приготовленную в наследство плачущим, кротким и смиренным. 

А вступаем мы, друзья, в Завет Бога с Авраамом, о котором пишет в книге Бытия пророк Моисей, через святое Крещение, — то есть, через обрезание сердца Духом, образом которого было ветхозаветное обрезание плоти, — и в этом новозаветном обрезании наследуем всю полноту обетованных благ: «Чаю воскресения мертвых, и жизни будущаго века. Аминь!». 

Давайте, православные, с любовью почтим отца нашего, и от всего сердца обрезанного воскликнем: праведный отче Аврааме, моли Бога о нас!

Вернуться к списку

Последние добавления