Публикации

  Количество просмотров

В архиве известного казанского историка Анатолия Елдашева отложились интересные документы о деятельности религиозных организаций и состояния научно-атеистической пропаганды на территории ТАССР в 1960-1970-е годы. Имеюся ввиду оперативные информации за подписью заведующего отделом пропаганды и агитации Татарского обкома КПСС Н. Андрианова в адрес городских и районных комитетов партии и справки уполномоченного Совета по делам религий при Совете Министров СССР по ТАССР И.А. Михалева. Уверены, что подобная информация ввиду своей секретности вряд ли сохранилась в фондах Национального архива Республики Татарстан и наш читатель впервые ознакомится с довольно любопытной ситуацией, сложившейся на фоне противоборства атеизма и религии в нашей республике.

Обком партии констатировал дальнейшее ослабление влияния религии на население республики, однако отмечал, что затухание религиозной жизни шло медленно. К сожалению, не удавалось показать последнего попа по телевидению, о чем так страстно мечтал Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев, правда уже снятый с этого ответственного партийного поста в октябре 1964 года.

Координацию деятельности по контролю за церковью от имени Совета Министров республики осуществлял Игорь Анатольевич Михалев (1924-1984). Более старшее поколение помнит этого неутомимого борца с «религиозным дурманом». Участник Великой Отечественной войны, ассистент кафедры философии КАИ, референт Правления Татарского общества «Знание». С 1965 и по день кончины — уполномоченный. Мне он, довольно часто выступающий на курсах повышения квалификации партийных работников в 1970-е годы в Доме политпросвещения обкома партии, запомнился, как блестящий лектор, владеющий этой сложной и тонкой темой. Да и внешне он много выигрывал — видный, статный. Его знаниям, эрудиции, умению работать с аудиторией завидовали тогда многие. Скончался в возрасте 60 лет, похоронен на Самосыровском кладбище.

Православие

В середине 1960-х годов на территории республики действовало 13 зарегистрированных церквей: в Казани — Николо-Низская, Ярославских чудотворцев на Арском кладбище и Казанской иконы Божией Матери в Царицыно. По одной церкви, и все на кладбищах — в Чистополе, Мензелинске, Мамадыше; а также в селах семи районов. Координацию их деятельности осуществляло епархиальное управление во главе с правящим архиереем — архиепископом Казанским и Марийским Михаилом (Воскресенским), на Казанской кафедре с 1960 по 1975 гг. Ветеран Красной Армии, участник Гражданской и Великой Отечественной войн, сын реабилитированного архиепископа Дамиана. Михалев в одном из отчетов, так характеризовал поведение архиепископа: «Воскресенский…проявляет резкое недовольство фактами ущемления прав верующих и стремится в таких случаях, даже по пустякам, ставить в известность прокуратуру…Архиепископ производит впечатление на молодых служителей культа своей начитанностью, знанием художественной литературы и религиозных источников».

Возможности для творческой работы у архиереев Русской Православной Церкви в годы «застоя» были невелики, но архиепископ Михаил опубликовал в «Журнале Московской Патриархии» большое количество проповедей.

В церквах работало 47 служителей культа — священников, диаконов, псаломщиков. Епархия имела свечную мастерскую. 6 церквей работали ежедневно, остальные ввиду недостаточного притока верующих, не все дни недели. Так, в Николо-Низской церкви в обычные дни на вечерних службах было 50-80 человек, на утренних — 40-50 человек, на литургии до 150 человек, но в Рождество и на Пасху церковь не вмещала всех прихожан. В Чистополе вечерних служб не бывает. Азинская церковь в понедельник не работала, церковь в Мензелинске не функционировала два дня в неделю.

В абсолютных показателях продолжались снижаться цифры обрядов крещения и венчания по всем церквам. Крещение — 16470 (1959 г.), 15960 (1961 г.), 12204 (1963 г.), 8566 (1965 г.). Наибольший процент возрастной группы родителей, окрестивших детей, приходится на 26-34 года. Венчание — 1650 (1959 г.), 944 (1961 г.), 781 (1963 г.), 545 (1965 г.).

Если проанализировать процент крещения детей в русских семьях, то в 1965 году он составил 33,0 %, т.е. крестили каждого третьего ребенка. А это достаточно высокая цифра в условиях масштабно насаждаемого атеизма. Да еще необходимо учесть, что эти цифры умышленно занижались на всех уровнях. Священник опасался показать реальное состояние дел на приходе перед уполномоченным по делам религии, тот в свою очередь — перед отделом пропаганды и агитации обкома партии, ну, а уж обком, понятно, перед соответствующим отделом ЦК КПСС. Так, что в республике вполне возможно крестили каждого второго родившегося младенца.

А потом следует учесть, что жители некоторых приграничных районов республики для совершения религиозных обрядов выезжали в соседние области и республики: Марийскую, Удмуртскую, Башкирскую АССР, Ульяновскую, Самарскую, Оренбургскую области.

Можно привести некоторые цифры крещения за 1965 год в % к родившимся — Казань (55%), Чистополь (50%), Мамадыш (54%), Мензелинск (70%), село Гари (Зеленодольский район) — 100%, Костенеево (66%), Большие Кабаны (69%), Ржавец (20%), Аркатово (Пестречинский район) — 12%. Естественно, что % венчания был ниже, но вместе с тем обращают на себя внимание — Большое Фролово (Буинский район) — 37%, с. Гари (28%), Мензелинск (16%).

Партийные власти были обеспокоены растущим спросом на предметы религиозного культа. Так, если в 1964 году было продано 8300 иконок, то в 1965 году — 11500, а продажа крестиков возросла с 58 тысяч до 79000.

Прямо скажем, неподдельное удивление вызывает доход 17 церквей в 1965 г., составивший 966295 рублей, а в 1969 году, аж 1504,4 тысячи рублей. Напомним, что в 1960-е годы приличной считалась зарплата в 100 рублей. К примеру, первый секретарь обкома партии, ректор университета получали по 700 рублей в месяц, секретарь обкома, профессор вуза — 500, зав.отделом обкома, доцент института — 350 руб. В 1966 году я начинал трудовую карьеру с должности препаратора лаборатории промысловых исследований Татарского научно-исследовательского института (ТатНИИ) в Бугульме с ежемесячной зарплатой в 45 рублей. Будучи студентов Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова-Ленина получал стипендию, и то не всегда, в 35 рублей, студенты педагогического института — 28 рублей.

А тут почти и более миллиона рублей, что говорит о значительной поддержке церкви со стороны православного населения республики, несмотря на тотальное атеистическое давление со стороны властей. Понятно, что эти цифры тогда были абсолютно засекречены.

Скажем сразу, полностью этой суммой церкви не дали воспользоваться. В 1965 г. 223800 рублей она внесла в Фонд мира (была тогда эта, малопонятная для большинства населения организация, куда шли постоянные отчисления от многих организаций и учреждений), что составило 23,1% или почти каждый четвертый рубль.

Стоит указать, что наряду с денежным доходом церкви получали и натуральные приношения. Отмечается, что верующими было принесено в храмы более 23 тысяч яиц, около 350 кг сахара, 150 кг конфет, свыше 250 кг печенья, 140 кг лука, 1,5 тонны яблок и не менее 5 тонн хлебобулочных изделий. Как видим, велся и такой специфический учет.

Партийные функционеры высказывали обеспокоенность тем, что церкви Казани оказывали влияние на жителей не только столицы, но и районов республики. Так, в Кафедральном Никольском соборе в 1969 году побывали жители 17 районов, в церкви Чистополя — 12 райнов.

В дореволюционный период в регионе было до 40 святых мест постоянного поклонения, в основном источников. И, что показательно, к некоторым из них все годы Советской власти практически за редким исключением не прекращалось паломничество: к ключам сел Куюки (Пестречинский район), Билярск (Алексеевский), Шереметьево (Нижнекамский), Ст. Письмянка (Лениногорский). И это несмотря на то, что действовало специальное постановление ЦК КПСС от 1958 года «О прекращении паломничества к так называемым «святым местам».

В 1965 году в крестном ходе из с. Никольское к святому источнику у с. Антоновка приняло участие около 500 человек. Православные знают и такую историю, когда в течение длительного времени заравнивали так называемые «Анисьи грядки» близ верхнего источника бывшей Седмиозерной Богородичной пустыни. А они все равно проявлялись на поверхности земли в виде продольных холмиков. И к ним не зарастала народная тропа поклонения к Анисье, этой первой насельнице святой обители. Несмотря на профилактические меры, много верующих приходило на святые ключи в с. Большое Фролово и Болгары. Ежегодно, 17 мая совершались крестные хода из с. Тихоновка в с. Урсала (Альметьевский район), а 8 июля собирались верующие соседних деревень Большое Афанасово, Соболеково, Прости на Красном ключе, бывшем Святом ключе в имении Стахеевых.

Конечно, Советская власть делала максимально возможное, чтобы подобные крестные ходы прекратили свое существование. Так, по инициативе партийной организация откормсовхоза села Бима Лаишевского района на сходе сельчане высказались против допуска в их село проповедников, а главный организатор молитвенных собраний незрячая Никандрова Н.С., как не имевщая родственников в селе, была определена в дом старости. «Правду» о Бимском святом ключе поведала районная газета, в день проведения крестного хода школьники разбили туристический лагерь, а в клубе состоялся концерт.

Старообрядство

Функционировало два зарегистрированных в органах власти старообрядческих общества: казанское общество белокриницкого согласия до 400 верующих и чистопольское общество часовенного согласия до 80 человек. Свыше 70% верующих этих общин были старше 50 лет и очень немногие из них бы ли заняты на производстве.

На молитвенных собраниях по большим религиозным праздникам в Казанской старообрядческой церкви было до 200 человек, в Чистопольской — 40-60 человек.

В 1965 году в Казанской церкви было окрещено 76 детей, совершено 12 обрядов венчания и 58 обрядов отпевания. Доход этой церкви составил 10264 рубля, Чистопольской — 396 рублей.

Мусульманство

В 1965 году на территории Татарской АССР функционировало 72 мусульманских общества, из которых 11 было зарегистрировано в органах власти. Среди незарегистрированных объединений 4 действовали постоянно, 31 — периодически и 26 — по большим религиозным праздникам.

К числу наиболее активно действующих общин, насчитывающих свыше 200 человек, незарегистрированных в органах власти, принадлежала община верующих в гор. Бугульме. Эта община достаточно активно и настойчиво в течение 20 лет требовала официальной передачи здания мечети в их пользование.

В 1965 году я еще был школьником. Закончил Бугульминскую среднюю школу № 2 в 1966. Новое здание школы было возведено на улице Гоголя в 1964 году. Через два здания от него и находилось старое краснокирпичное здание мечети. По сведениям известного бугульминского краеведа Владимира Сальникова, мечеть была построена еще в 1898 году на средства бугульминского купца-благотворителя Хакимова, который не остановился на этом и спустя 10 лет, в 1908 году при ней оборудовал и школу — мектебэ. Минарет был снесен до войны, еще в 1930-е годы. Долгое время в бывшей мечети была редакция городского радиоузла. И директором работал Музагит Хамзович Ибрагимов.

После окончания Казанского государственного университета в 1972 году, я проработал два года учителем истории, обществоведения и географии в средних школах №№ 7 и 4. Затем год — второй секретарь Бугульминского горкома ВЛКСМ и с 1975 года — заместитель, а затем и заведующий отделом пропаганды и агитации Бугульминского горкома КПСС. Помню, как мне крайне неприятно было увидеть на месте достаточно интересной и запоминающейся постройки руины. Снос бывшей мечети, по решению руководства города, произошел в 1977 году. А через два года, в 1979 г. городская мусульманская община была зарегистрирована. Русская же община (так называемая «двадцатка»), после многих лет хождений по республиканским и городским инстанциям, была зарегистрирована на следующий, 1980 год. Может Олимпиада помогла?

С конца 1960-х годов в республике наблюдался рост коллективных ходатайств перед союзными и республиканскими органами власти об открытии новых мечетей. Только в 1969 году такая инициатива исходила от верующих с. Большая Елга (Рыбно-Слободский район), Малая Елга (Лаишевский), Ст. Какерли (Дрожжановский), городов Альметьевска и Нурлат. Необходимо отметить, что довольно часто в роли ходатаев от групп или организаторов незарегистрированных общин выступали люди, имевшие в прошлом заслуги перед страной. Например, в Альметьевске в этой роли выступил Давлетшин — участник Октябрьской революции, орденоносец. В селе Больша Елга мулла Гайнуллин — участник Гражданской войны, красный партизан.

Обком партии был вынужден констатировать, что все еще значительная часть населения республики находилась под влиянием религии. В девяти татарских селах, где действовали зарегистрированные мусульманские общины, из 386 родившихся детей — 172 (44,5%) подвергнуты обряду наречения; из 85 зарегистрированных в органах ЗАГСа браков, обряд венчания совершили 40 пар (47,5%); из 106 умерших 74 человека (70%) похоронены с соблюдением мусульманского обряда.

По отдельным селам религиозная обрядность была еще выше. В селе Степное Озеро Октябрьского района обрядность наречения, венчания и похорон составляли 100 %. Высокий уровень обрядности наблюдался в селах Старое Утямышево (Черемшанский район), Курманаево (Октябрьский), Старые Киязлы (Аксубаевский).

В городах количество верующих было намного меньше, нежели в селах. В годы советской власти только две мечети, которые никогда не закрывались. Это мечеть Марджани в Казани и чистопольская. В Чистополе на утренних намазах присутствовало 15-30 стариков, днем — 70-80, вечером — 50-60. Более активно посещалась казанская мечеть, где днем было 250-300 человек, а на праздничных молитвах — несколько тысяч.

В республике было немало святых мест, чтимых мусульманами — могилы шейхов, ханов, паломников в Мекку в селах: Кисек-Баш (Балтасинский район), Ст.Менгер, Ср. Серда, Ст. Кишеть, Купербаш, Н. Шаши (Арский), Ст. Уразметьево (Муслюмовский), Салауш (Агрызский).

В 1965 году доход 11 зарегистрированных мусульманских обществ составил 76550 рублей, против 62544 рублей в 1964 году. Среди сельских мечетей самый большой доход имели мечети сел Степной Озеро (1326 рублей) и Кривое Озеро (1945 рублей). Обе находились на территории колхоза им. М. Джалиля Октябрьского района.

Сектанство

На территории республики функционировало три зарегистрированных общества евангельских христиан-баптистов: казанское, чистопольское и елабужское. В этих общинах числился 351 человек. В Казани, наряду с зарегистрированной общиной, действовала нелегальная община Е.Х.Б., насчитывающая до 200 верующих, которая несмотря на неоднократные предупреждения, систематически собиралась на молитвенные собрания и отказывалась от регистрации в органах власти.

В состав казанской нелегальной общины входили верующие баптисты Зеленодольска, ст. Юдино, Верхнее-Услонского района. Небольшие группы баптистов насчитывались в Октябрьском, Мамадышском, Черемшанском, Аксубаевском, Алексеевском, Камско-Устьинском районах.

В середине 1960-х годов активизировала свою деятельность секта пятидесятников, которая порвала с баптистами и сформировала свою немногочисленную в Казани секту. Последователи истинно-православной церкви были в Аксубаевском и Лениногорском районах.

Анализируя религиозную ситуацию в республике в 1960-е годы, приходишь к выводу, что православие, как и мусульманство, не сдавало своих позиций. Оставался высоким уровень обрядности, к святым местам не зарастала народная тропа верующих, церкви и мечети не вмещали всех желающих в дни больших религиозных праздников, доход культовых учреждений, особенно православных, был достаточно высоким. Ручеек веры в непростые 1960-е годы не пересох, не обмелел, в 1990-е годы он превратился уже в животворящий поток Веры.

Вернуться к списку

Последние добавления