Публикации

Дата публикации   Количество просмотров

Хорошо, что наша современная эпоха высокотехнологичности потихоньку разворачивается в сторону бумажной книги. То ли это мода такая, то ли и вправду потребность изголодавшейся по чтению души — в гаджетах, что ни говори — читать не так удобно и приятно. Но факт остаётся фактом: в общественном транспорте все больше людей, проводящих дорогу пусть пока не в молитве, но уже и не совсем праздно — с книгой в руках. В городах открываются библиотеки нового типа — не затхлые полутемные антикварные лавки, а просторные и светлые пространства с диванчиками и кафе. А на железнодорожном вокзале я не так давно встретил ещё одну «фишку» современной популяризации бумажной книги — стеллаж буккроссинга.

Это идея «путешествующей книги», круговорот книги в природе — вы оставляете свою книжку в специальном шкафчике, и любой желающий может взять и прочесть её. Взамен, при желании, он оставляет свою книгу.

Сейчас, кстати, у буккроссинга появилась ещё одна форма — в интернете можно вступить в специальное сообщество, тебе кто-нибудь пришлет Почтой России посылку со своей любимой книжкой, а ты, в свою очередь, передашь эстафету дальше.

Все это вселяет надежду и радует. Но я, если честно, не об этом. Ведь важно не просто что-то читать, важно читать хорошие книги. Ещё нобелевский лауреат Джон Стейнбек рассуждал о книгах трех сортов. Худший вид книг, по мнению американского писателя и журналиста — это те, что просто-напросто развлекают читателей, предлагают лёгкое чтиво вроде Дарьи Донцовой. На втором месте — книжки, вызывающие некие глубинные эмоции. «Над вымыслом слезами обольюсь» — высказывание как раз об этом, и согласимся со Стейнбеком — заплакать над книжкой — дело хорошее. Даже, кажется, вершина искусства — заставить читателя сопереживать придуманным героям, разбить каменный панцирь погрязшего в суете сердца…

Но Джон Стейнбек истинной литературой называет третий вид произведений — те, что «освещают путь». Представляете? Оказывается, можно не заплакать даже над книгой, но при этом научиться у неё жизни, прикоснуться к тайне бытия и обрести в этой тайне смысл существования. И это, по Стейнбеку, высшая цель писателя.

Конечно, автор «Гроздьев гнева» прав. Вот только здесь возникает ещё одна закавыка. Предположим, некий писатель вдруг понял, что смысл жизни для него — открытая книга, и, радостный, своими соображениями он начинает делиться с окружающими. Включает весь свой дар слова, вдохновенно творит, выпускает в мир книгу с одной только целью — осветить людям жизненный путь…

Но если свет, который в нем — на самом деле тьма? Что тогда? Тогда слепец назовёт себя поводырем, и поведет другого слепца, и оба упадут в яму.

На стеллаже буккроссинга вокзала Набережных Челнов среди советской прозы, справочника по ПДД и свадебного журнала я обнаружил сразу три книжки, написанные явно для освещения жизненного пути челнинцев. Сборник советов и упражнений по бытовой магии с заголовком «Русский фэншуй» (написанный, кстати, отличным живым слогом), и два индуистских творения а ля «Есть, молиться, любить» — причём одна из книг на татарском языке.

Что ж, буккроссинг — отличная форма прозелитизма, можно только поаплодировать находчивости адептов таинственной Индии и заговоров на любовь. А как быть нам, православным?

Во-первых, стоит вспомнить, что такое Православие. Само это слово делает упор на правильном пути в славлении Бога, и мы знаем, что вся история нашей Церкви, вот уже две тысячи лет — сохранение и приумножение истинного знания о Боге, которое Он Сам открывает Своей Церкви. Поэтому любая новая мысль, новая идея досконально проверялись на этапе выстраивания богословской системы знаний, проверялись соборно, проверялись, мы знаем, не кем-то там, а Богом — Святым Духом, действующим в Церкви. Мы помним, что святые запросто переносили, когда их обзывали блудниками или обжорами — что ж, корни этих страстей подвижники и вправду чувствовали в сердце. Но слово «еретик» — оскорбление непереносимое, требующее от обвиняющей стороны серьёзных обоснований. За это из Церкви выгоняют — настолько драгоценна в падшем и заблудившемся мире авторитетная истина, источник которой — Господь.

Благодатный источник утешения

Стало быть, Церковь за истину всегда боролась. Поэтому, на мой взгляд, не надо смущаться, изымая из недр буккроссинговых стеллажей еретические книжки и предавая их огню церковных печек (просто выкинуть книги со святым словом Бог — нельзя). Заодно можно захватить с собой скабрезные бульварные романчики, которые без покрасневшего от стыда лица читать невозможно, но которые при этом читать в том же метро никто не стесняется. И, наконец, можно с благословения священника положить на полку буккроссинга книжку, которую писал человек, действительно, обладающий огнём для освещения жизненного пути. Только с рассуждением надо, не так, как протестанты — чтобы потом листовки с изображением Христа валялись на грязной земле и попирались ногами. Стоит положить нечто удобоваримое для современного человека, художественное. «Несвятых святых» или «Небесный огонь», к примеру. Или Пушкина с Достоевским — это ведь тоже путь ко Христу.

Молодежный отдел Казанской епархии реализовал общественно-социальный проект «Во благо»

Молодежный отдел Казанской епархии реализовал общественно-социальный проект «Во благо»

Вообще, думается мне, хорошо бы взять под контроль каждый пункт книгообмена в своём городе. Приходу взять, или отдельному прихожанину. Стать этакими санитарами леса, людьми в одежде химзащиты, обезвреживающими опасные аварии. Только мимоходом, без превращения обычного занятия в подвиг, главное дело жизни и гордое самоутверждение. Потому что все равно океан людских заблуждений не вычерпать столовой ложкой. И, как кто-то мудро заметил, надо бояться не силы других религий, а слабости собственной. Это значит — стремиться к Богу всем сердцем, чтобы когда-нибудь заблудившиеся люди смогли посмотреть на нас, и на лице прочитать Евангелие.

Это вам почище всякого буккроссинга.

P.S. А ещё вот что можно сделать: в одном из нижнекамских храмов мы открыли собственный пункт буккроссинга. Всё верно — для православных книжек, газет, акафистов… Популярностью книгообмен пользуется — здесь только важно выстроить систему проверки поступающих экземпляров, потому что люди приносят всё: от практически безобидных протестантских изданий синодального Евангелия до сектантских газетенок про грядущий конец света и «новую религию».

Вернуться к списку

Последние добавления