Публикации

Дата публикации   Количество просмотров

2 августа 2017 года храм пророка Илии cела Ильинское Зеленодольского района РТ отмечает 190-летие. Ильинский храм — самый древний из приходских в Зеленодольском районе, его история тесно связана с Раифским мужским монастырём. Настоятель храма протоиерей Константин Люкшин в преддверии престольного праздника рассказал об его истории, чудесной помощи пророка Илии, сегодняшних трудах, заботах и радостях приходской жизни.

— Отец Константин, благословите! После долгих лет запустения Господь судил именно Вам стать во главе древнего Ильинского храма и понести нелёгкие труды по его восстановлению. Как всё начиналось?

— Наше село небольшое. Когда я совершал первое богослужение, в храме присутствовало всего пять человек. Всех их помню поимённо. Эти пять бабушек, среди которых была будущая монахиня Екатерина, после службы подошли ко мне и сказали: «Беги отсюда, сынок! Либо ты сопьёшься, либо сам убежишь. Ты у нас уже пятый». Я пришёл в этот храм диаконом на Покров — 14 октября. Через несколько месяцев архиепископ Анастасий (Меткин) рукоположил меня во священники и назначил настоятелем. Это произошло 27 января, в день памяти память преподобных отцов, в Синае и Раифе избиенных. Мне приходилось много заниматься хозяйственными делами. Ровно год я служил в холодном храме, где не было ни воды, ни электричества, ни газа. Топили углём, а затем ПФМК нам пожертвовало дрова. У нас двадцать «КамАЗов» дров уходило за зиму. Рубили дрова, а затем на себе их тащили, чтобы хоть как-то поддерживать плюсовую температуру в храме. Чтобы золото на киотах не позеленело и не почернело, чтобы верующие не замерзали. Только на пятый год нам удалось подключить храмовое здание к газовым сетям. Благодаря этому было газифицировано полсела.

В первые годы было очень трудно. Об Ильинском никто не знал, поэтому своих прихожан почти не было. Требы тогда не совершались — это было время молитвы.

Мой рабочий день начинался молебном с акафистом пророку Илие. Местные жители вообще не верили, что здесь можно возродить приход. Присутствовало недоверие к священнику. До меня здесь служили священники, которые не прониклись любовью к Ильинскому, поэтому они долго не задерживались.

Я же никогда не отчаивался и был уверен, что приход возродится. Мне помогли молитвы пророку Илие и опыт служения в церкви Петра и Павла в Гарях, где я был завхозом, уставщиком, псаломщиком и сторожем. Помог и опыт, полученный благодаря отцу Всеволоду, с которым мы возрождали Раифский монастырь.

✝ Всеволод (Захаров), архимандрит

За 17 лет моего служения не было ни одного дня, когда бы Господь мне не помог. Вечером молюсь и прошу у Него помощи, потому что нужны деньги на строительство и иконы, а утром мне звонят незнакомые люди и говорят: «Батюшка, мы хотим помочь». Часто помогали материалами. Пророк Илия никогда не оставлял свой храм, я всегда чувствовал его помощь.

— Всем известно, что Ильинский храм — один из самых старых в епархии и первый приходской в Зеленодольском районе. Вы не могли бы подробнее рассказать о нём?

— Каменному храму 190 лет, а до этого здесь стояла деревянная церковь. Она была первой приходской, построенной после Раифского монастыря. Её освятили в честь пророка Илии, и она простояла примерно полвека. Однажды на Рождество храм сгорел.

В то время Зеленодольска и Зеленодольского района не было — была Ильинская волость. Ильинское было административным центром, здесь имелись школа и больница. Всё располагалось недалеко от храма.

В Ильинском учились дети из соседних сел. Здесь же и лечились. После того, как деревянная церковь сгорела, верующие решили возвести на этом месте каменную. Её строили 11 лет.

Каменный храм был трёхпрестольным. Главный придел освятили в честь пророка Илии, а два других — в честь святителя Николая Чудотворца и преподобного Сергия Радонежского. Благодаря сохранившимся летописям мы знаем, что Ильинское славилось хорошей глиной, поэтому перед тем, как возвести храм, в селе построили небольшой завод. Вместо цемента при строительстве храма использовали глину и обычные куриные яйца.

Купец Михаил Тимофеевич Атлашкин пожертвовал 500 подвод яиц. Этого хватило для того, чтобы начать строительство. Кстати, тот же Атлашкин пожертвовал Раифскому монастырю для строительства колокольни 3000 подвод яиц.

Строительство нового храма совпало с празднованием победы русского войска над Наполеоном в Отечественной войне 1812 года, поэтому храм пророка Илии приобрёл статус храма-памятника.

История нашего храма очень интересна. Как и всякий приходской храм, он исполнял функции современного ЗАГСа, где велись метрические книги. В нашем храме этим занимался отец Фёдора Шаляпина — Иван Яковлевич, который самостоятельно обучился грамоте и каждый день ездил в Ильинское на работу (семья Шаляпиных жила в Маёвке).

Самого же Фёдора Ивановича крестили в церкви святого апостола Иоанна Богослова села Большие Ключи.

За два года до Октябрьской революции наш храм посетила княгиня Елизавета Федоровна, духовником которой был старец Седмиезерной пустыни преподобный Гавриил (Зырянов), приезжавшая в Семиозёрку.

Последним дореволюционным священником здесь был отец Виктор, родившийся в посёлке Васильево. После революции его предупредили об опасности, и он был вынужден вместе с тремя дочерьми покинуть эти места. Около четырёх лет тому назад ко мне пришли правнуки отца Виктора и подарили икону, принадлежащую ему. Сейчас она пребывает в приделе святителя Николая Чудотворца.

— Что здесь было в советское время?

— В 1937 году красноармейцы расширили проём северного окна колокольни, чтобы сбросить трёхтонный колокол, юбка которого превышала размеры окна. Сбросили они и другие колокола. При сбрасывании колокола одна из верёвок зацепила ногу красноармейца и увлекла его за собой. Он сломал позвоночник в двух местах и через два дня умер в покаянии.

После Великой Отечественной войны здесь располагался лагерь военнопленных, некоторых из них здесь же и хоронили. Старожилы говорят, что местные дети кормили немецких военнопленных, несмотря на то, что многие семьи пострадали от этой страшной войны. Этот факт говорит о милосердии русского народа.

Потом в храме располагалось зернохранилище. Он был разрушен, находился долгое время в запустении.

Существовала легенда, что в церкви спрятано золото, поэтому люди приходили и разрушали полы и стены, надеясь отыскать клад.

— В каком году в храме было совершено первое богослужение?

— В 1994 году сюда назначили иерея Валерия Морковкина, который прослужил около семи лет. Он был первым, кто в тяжёлых условиях совершил первую Литургию. Сохранилась надпись на антиминсе, датированная 1994 годом.

— Кто ещё служил в возрождающемся храме?

— Здесь служил иеромонах Иннокентий, который затем перешёл в клир другой епархии. Также иеромонах Филарет, позднее принявший схиму, и известный как схиигумен Сергий (Златоустов).

Скончался духовник Раифской обители схиигумен Сергий (Златоустов)

В нашем храме также служил иерей Вячеслав Лашманов. Он при хиротонии был назначен в Зеленодольск, но почти сразу начал приезжать в Ильинское и так и остался моим помощником по благословению архиерея. Он очень любил Ильинский храм. В то время село уже стало достаточно известным, и в воскресные дни Литургию посещали верующие из соседних сёл, поэтому появилась необходимость во втором священнике, который бы исповедовал прихожан. Отец Вячеслав мне очень помог.

— В Ильинском людно и в будни, и в праздники. Чем село так привлекает верующих?

— Люди здесь не только молятся, но и отдыхают от суеты. Здесь нет чванливости и манерности, здесь народная церковь. Здесь не командуют бабушки, которые норовят всех построить. У нас довольно много молодых прихожан.

Но у нас не всегда много верующих на богослужениях. Зимой на вечерней службе иногда никого нет. Отмечу, что благодетели оказывают храму существенную помощь, ведь платить нужно за многое — за газ, за электричество. Надо платить налоги и зарплату священникам, певчим и клиру, а также заниматься ремонтом здания. Бюджет храма формируется из пожертвований обычных прихожан, о которых мы молимся и которых благодарим.

— Как сегодня развивается приходская жизнь? Какие мероприятия проводятся храмом, помимо богослужений?

— Я мечтаю построить в селе воскресную школу и библиотеку. Благодаря покойному отцу Всеволоду мы уже оформили землю. У нас каждое воскресенье причащается несколько десятков детей. У нас много прихожан из окрестных сёл и городов, которые приезжают на службы с детьми. Мне бы хотелось, чтобы ребята больше узнавали о Боге и Церкви, и проводили здесь время в тишине и покое.

У нас есть информационный отдел, который занимается сайтом. Есть страницы в социальных сетях, на которых размещают информацию наши клирики и прихожане.

Наш храм сотрудничает со средней школой в Айше, которой мы регулярно оказываем благотворительную помощь. Недавно при поддержке нашего храма для школы был закуплен спортивный инвентарь и произведён ремонт помещений.

В Айше у нас имеются волейбольная и футбольная команды, которые финансируются благодетелями храма. Ежегодно в Ильин день мы организуем творческий конкурс. В нынешнем году он посвящён памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Несколько раз в год мы совершаем паломнические поездки по России.

— Ильинский храм является подворьем Раифского монастыря. Как храм взаимодействует с обителью? Поделитесь, пожалуйста, воспоминаниями об отце Всеволоде.

— Раньше Ильинский храм не являлся подворьем Раифского мужского монастыря. Это произошло позднее. Когда храм возрождался, большую роль сыграл архимандрит Всеволод, о котором мы всегда молимся. Он очень рано ушёл из жизни. Он многое сделал для своей обители и других храмов. При нём у Раифского монастыря было много подворий: в Ильинском, в Зеленодольске, в Больших Ключах, в Казани и в Нижнекамске, где помог со строительством Геннадий Емельянов. Кроме того, он был инициатором восстановления часовни в честь 300-летия дома Романовых, что красуется сегодня на возвышенности в Нижних Вязовых у железнодорожного моста через Волгу.

2 августа, в престольный праздник, с нами первый раз не будет отца Всеволода. В прошлом году он возглавлял службу.

Отец Всеволод для меня отец, брат и друг в одном лице, поэтому я всегда с ним советовался. Я каждый день с ним созванивался. Я помогал ему, а он — мне. Мне его не хватает, это большая утрата.

— Как вы познакомились с отцом Всеволодом?

— С ним я познакомился в Гарях в 1993 году. Я тогда посещал храм — хотел помогать в алтаре. Отец Всеволод в то время уже начал заниматься возрождением Раифского монастыря. Отец Евгений и отец Святослав познакомили меня с ним. У меня был автомобиль, поэтому отец Всеволод предложил мне послушание по хозяйству: я то и дело ездил из Зеленодольска в Раифу. Отец Всеволод напоминал святителя Николая Чудотворца, который тайно подбрасывал деньги нуждающимся людям. Отец Всеволод тоже всем помогал — и тайно, и явно. Он умел молиться и умел разговаривать с людьми. Никогда не зазнавался. Он говорил: «Я — не воссоздатель Раифы, а просто винтик в большом механизме Церкви. Божия Матерь руководит и делает, а я исполняю».

— Что бы Вы могли пожелать нашим читателям в преддверии престольного праздника?

— Мне бы хотелось, чтобы люди чаще посещали храмы, а наш приход развивался. Некоторые выходцы из нашего храма закончили духовные школы. Серёжа Забавнов закончил Казанскую православную духовную семинарию и Санкт-Петербургскую духовную академию. Он получил два высших образования в государственных вузах и назначен преподавателем в Казань. Артём Лушкин также закончил семинарию и служит диаконом. Он женился, и они с матушкой ждут первенца. Я очень рад за них.

В преддверии праздника я хочу поблагодарить всех, кто помогал и помогает нашему храму. В первую очередь тех, кто здесь ежедневно трудится: священников Сергия Осипова и Михаила Жмаева, алтарников, регента Наталью Романову, певчих, трудников, прихожан. Благодарю своих детей и матушку, украшающую прихрамовую территорию цветами.

— Спасибо, батюшка, за беседу.

Вернуться к списку

Последние добавления