Православный календарь на 2016 год

Красногорская или Черногорская икона Божией Матери (1603 г.)

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Редакция сайта
Красногорская или Черногорская икона Божией Матери (1603 г.)

При царе Борисе Федоровиче в 1603 году был игумен Варлаам, служивший при храме Воскресения Христова в Кевроле на реке Пинеге. Он имел великую веру к Владимирской иконе Богородицы и никогда не расставался с нею, а на старости лет намеревался отдать после себя эту икону некоему юродивому Харитону, которого почитал благочестивым. Однажды игумен Варлаам, придя после утрени в свою келью, задремал и увидел во сне, что дверь его отворилась, и услышал кроткий женский голос: «Зачем, старец, хочешь отдать икону Пресвятой Богородицы мужу неискусному? Лучше отдай ее вдовому попу Мирону. Бог хочет прославить иконою место Черной горы». Игумен пробудился и хотя поверил видению, но недоумевал: кто бы это был вдовый поп Мирон? По Божию устроению в это время пришел для сбора святительских даней священник Мирон, служивший в веси Юролы, версты за две от Черной горы. Игумен Варлаам стал расспрашивать его о Черной горе. Священник отвечал: «Есть такая гора, но она необитаема. Думаю, что она удобна для монашеской жизни, и верую, что Господь не оставит сего места». Игумен рассказал ему свое видение и повел его в церковь, где находилась Владимирская икона. Облачась в священные одежды, игумен отслужил Богородице молебен, со слезами молился пред Ее иконою и передал ее иерею Мирону, собственною рукою написав на задней доске ее: «Божиею милостию и молитвами Пресвятой Богородицы, Ее явлением Воскресенской игумен Варлаам, Кеврольския десятины, благословил вдоваго попа Мирона образом Пречистыя Богородицы сея Иконы и по Ее явлению велел строити пустыню на Черной горе, где Она произволила». Иерей Мирон взял икону, отправился домой и поставил ее в церкви веси Юролы, где и сам оставался, потому что, по причине зимнего времени и глубоких снегов, не было возможности взойти на Черную гору.

От принесенной иконы вскоре открылись чудесные явления. В деревне Цымболы жила девица Марфа, от болезни глазной лишившаяся зрения. Однажды она увидела во сне, что иерей Мирон пришел из Кевролы и принес с собою былие, целящее очи. Когда иерею Мирону передали о том явлении и о просьбе слепой помочь ей принесенным былием, он тотчас понял, что целительное былие есть икона Божией Матери. По приказанию его привели слепую Марфу в церковь, и он стал служить молебен пред иконою Божией Матери. Тут же Марфа получила исцеление от болезни и стала видеть. Чрез несколько времени исцеленная Марфа увидела во сне икону Богородицы и услышала от Нее повеление сказать иерею Мирону, что он должен совершить повеленное ему и отнести икону на указанное место: «Хочу, чтобы там устроился Мне дом, и там прославится имя Мое». Марфа сказала о видении своем, и иерей Мирон немедленно с благоговением перенес икону на Черную гору; водрузил там крест для освящения места, поставил икону, оградил ее досками, отслужил молебен и возвратился домой. С тех пор он стал часто посещать Черную гору для молитвы и наконец принялся расчищать место для устроения себе жилища. С наступлением зимы его посещения прекратились. Икона Божией Матери простояла всю зиму на Черной горе.

Один опытный и искусный монах Иона, избегая смут, начавшихся от первого самозванца, ушел из Москвы в приморские страны. Добравшись до берегов Пинеги в пределы Кеврольские, он остановился в деревне Чаколы и нашел пристанище у благочестивого христианина Евфимия. Утомленный от пути, Иона заснул и увидел во сне, что нашел икону Богоматери, именуемую Владимирскою, взял ее, обвил платом и положил себе за пазуху. Этот сон поразил монаха Иону, и он немедленно перешел из Чакол в Вахтеву гору и, остановившись у тамошнего жителя Никифора, стал расспрашивать его об окрестных пустынных местах; Никифор указал ему на необитаемую Черную гору как на самое удобное место для монашеской жизни. Направляясь ближе к северу, Иона пришел в деревню Пильи Горы и здесь увидел во сне, что пришла к нему благообразная жена и сказала ему: «Я именуюсь Параскевою; не трудись, старец, всуе скитаясь, но иди в Черную гору, о которой говорил тебе Никифор. На этой горе иерей Мирон хочет создать храм во имя Пресвятой Богородицы», и с сими словами она подала ему хлеб. Иона вскоре после этого пришел в деревню Вонга и стал расспрашивать о Черной горе. Жители указали ему самую гору и сказали, что на ней уже поставлен крест. Продолжая путь, Иона пришел в Юролы и, отслушав обедню, сел отдохнуть в церковном притворе. Иерей Мирон вступил с ним в разговор и узнал от него причину удаления его из Москвы и о бывших ему видениях.

В это же время пришел в Юролы для сбора святительских податей игумен Варлаам, которому принадлежала Владимирская икона. Ему рассказали чудо исцеления Марфы и все бывшие явления. Слышал этот рассказ некто Евфимий и добавил, что гораздо прежде того, он шел к утрени из деревни Малетины в Юролы в Великий пост на четверток великого канона и увидел над Черною горою столп огненный от земли до неба, горевший как бы пожар. При этом же некто Григорий говорил, что незадолго он видел во сне на высоком холме икону Богоматери, именуемую Умиление — Владимирская, и пред нею множество свеч; священники в облачениях пели молебны и множество народа окружало икону. Некто Иоанн Носков тоже сказывал, что видел во сне сию гору в неизреченном свете и что царь Федор Иоаннович ходил по горе и указывал место.

Приходили жители с Юролы и других мест и говорили, что, ходя на охоту, слыхали великий звон на Черной горе; то же подтверждали и мальчики, пасшие стада на Черной горе. Все эти явления и знаменования ясно показывали благоволение Божие к этому месту.

Игумен Варлаам, советуя не откладывать доброго дела, облек в ангельский образ иерея Мирона, с наименованием его Макарием, и по общему совету немедленно послали Макария в Москву к царю Василию Иоанновичу просить на Черной горе места для построения храма.

Монах Иона оставался в Юролах и с наступлением весны отправился на Черную гору, где был поставлен крест. Помолился он пред иконою и вместе с усердствующими стал расчищать место и рубить лес для построения храма, а для себя недалеко от креста поставил келью и начал возделывать землю. В один день, когда он разговаривал с одним из трудившихся, где бы положить основание церкви, вдруг услышали они среди очищенного места звон, сперва как будто в один колокол, потом в два и еще многие. Они на место, откуда слышали звон, но тут не видели и не слыхали ничего. Чрез несколько времени по общему желанию из местечка Волок-Пинежский были призваны иеромонах Митрофан и другие священники с иконами и крестами, и тогда же положили основание церкви Похвалы Богородицы; но для строения церкви недоставало искусного плотника. Много о том скорбел Иона и не переставал молиться. Его молитвы были услышаны: Пресвятая Богородица Сама пеклась о доме Своем.

В Корельской земле жил некто Чаков, который так жестоко заболел, что внутренности его, казалось, готовы были расторгнуться и горло отекло. Чаков готовился к смерти. Но во сне явилась ему благообразная жена с морскою губою в руке и стала отирать ею горло больного, потом сказала: «Иди в Черную гору и там получишь совершенное исцеление». Чаков, пробудясь от сна, почувствовал, что его гортань здорова, и немедленно отправился в Черную гору, где получил совершенное исцеление. Он был искусен в построении церквей и тотчас же принялся строить церковь на Черной горе; к концу лета церковь была доведена до верха.

В это время возвратился из Москвы Макарий с грамотою от царя на устроение храма и монастыря на Черной горе. Весною он отправился в Новгород к архиепископу Исидору за антиминсом и благословением на освящение храма. Услыхав о чудотворениях от святой иконы на Черной горе, Исидор прославил Бога, благословил Макария игуменом и вручил ему посох, говоря, что невозможно в таком месте быть без игумена, тем более что на реке Пинеге, в Двинском уезде, нет другого монастыря. Он дал ему настольную грамоту на общежительство, снабдил антиминсом и другою церковною утварью и отпустил с миром. Макарий вернулся к осени и увидел, что церковь была уже кончена. Собрав окрестных священников, Макарий освятил в 1608 году церковь во имя Похвалы Пресвятой Богородицы. Вновь основанную обитель на Черной горе назвали Красногорскою. Плотник Чаков принял иночество с именем Иоакима, а вместе с ним и многие другие из благочестивых людей. Чудеса, совершавшиеся от иконы Пресвятой Богородицы, прославили обитель.

В селении Цымболы жила благочестивая женщина Ирина. Ей было видение, по внушению которого она пришла в Волок-Пинежский и просила священника Григория идти в крестном ходе в Красногорский монастырь и там пред чудотворною иконою Богородицы отслужить молебен; священник не внял ее просьбе, и явилась ужасная перемена в воздухе, наступил такой холод, от которого все посевы должны были погибнуть. Сам же Григорий невидимою силою был повержен замертво о помост церковный. С трудом пришел он в чувство и поспешил с иконами и крестами отправиться в новую обитель, где совершил молебен пред иконою Богоматери, после чего наступила теплота и благорастворение воздуха.

К этому времени был прислан из Москвы правителем в Холмогоры некто Иоанн Милюков. В смутные времена самозванцев часто народ возмущался против правителей; так случилось и в Холмогорах. Милюкова посадили в темницу и обрекли на смерть. Духовный его отец посоветовал ему обратиться с прошением к Пресвятой Богородице, творящей великие чудеса чрез Свою святую икону на Черной горе. Милюков призвал на помощь Матерь Божию, всю ночь молился усердно, а наутро народ раскаялся и просил его снова принять на себя управление. Милюков прославлял Бога, до конца жизни сохранял благоговение к Пресвятой Богородице и много благодетельствовал Красногорской обители.

Божественная благодать изливает обильно исцеление и спасение всем притекающим с верою и благоговением к Пресвятой Богородице.

Теги:
Красногорская икона Божией Матери
иконы Божией Матери
 
 

Все публикации