Православный календарь на 2017 год

Дата публикации   Количество просмотров

Во времена св. апостолов в г. Смирне проживала одна благочестивая вдова, по имени Каллиста. Во сне этой вдове явился ангел Господень и повелел ей взять к себе отрока Поликарпа, оставшегося сиротою после смерти своих родителей. Так как Каллиста не имела детей, то она с радостью исполнила повеление ангела, взяла к себе Поликарпа и воспитала его с любовью в благочестии, как родного сына.

Отрок рос и исполнялся мудрости. Когда же вырос, вдова поручила его попечению все, что было в ее доме. Но земные блага не привлекали к себе благочестивого юношу. Как он мог жить в изобилии, когда кругом его было так много бедняков, сирых и убогих! — вот что говорило ему сердце. И он немедленно употребил все имение свое в пользу нуждающихся, сам же предался подвигам, строгому воздержанию и своим занятиям, которые состояли в молитве, изучении святого Писания и служения больным и престарелым.

Благочестие и строго-подвижническая жизнь Поликарпа очень скоро стали известны другим. На них обратил внимание и смирнский епископ Вукол; он приблизил к себе Поликарпа, полюбил его и сделал клириком, а затем дьяконом. Сами апостолы Павел и Иоанн Богослов, проповедовавшие тогда в Малой Азии, узнав жизнь Поликарпа, полюбили его. Последний вместе с ними участвовал в их апостольских путешествиях, был их учеником и подражателем их жизни. По указанию апостолов, епископ Вукол поставил Поликарпа в пресвитера. В этом сане Поликарп ревностно проповедовал слово Божие народу, рассказывал слышанное им от возлюбленного ученика Господня Иоанна о жизни и чудесах Спасителя, написал много посланий церкви Христовой и с успехом распространял христианскую веру среди язычников. Большая часть из сочинений Поликарпа погибла во времена гонений, так что от них осталась только небольшая доля.

Святому епископу Вуколу было предвозвещено, что после его смерти епископскую кафедру в Смирне займет Поликарп, а не кто-нибудь другой. Посему Вукол, умирая, взял руку св. Поликарпа, положил ее себе на грудь, поручил ему пасти смирнскую паству и со словами: «Слава Тебе, Господи!» — с миром отошел ко Господу. Собравшиеся на погребение св. Вукола епископы посвятили св. Поликарпа во епископы. При этом многие удостоились дивных видений. Когда началось самое посвящение, то божественный свет вдруг озарил всех находившихся в церкви; некоторые из достойных христиан видели белую голубицу, которая сияла, словно молния, и летала вокруг головы св. Поликарпа; некоторым же св. Поликарп представился воином, словно идущим на сражение; иные видели его в царской порфире с сияющим лицом. Когда же блаженный Поликарп после принятия посвящения преклонил колена, то он сам увидел ноги Спасителя, присутствовавшего, таким образом, видимо при его посвящении.

Так рукоположенный Самим Христом и Духом Святым, Поликарп много трудов перенес, руководя с апостольской ревностью своею паствою. Зато, благодаря его неусыпным трудам и заботам, многие из язычников обращались в христианство, день ото дня увеличивалась церковь Христова, а идольская вера падала. В особенности ревностно охранял св. Поликарп чистоту христианской веры, неутомимо преследуя ложные учения еретиков. Но там, где дело не касалось основных истин христианской веры, где разногласие возникало из-за несущественных вопросов обрядового характера, там св. Поликарп не нарушал мирных отношений с людьми, инакомыслящими. Так, например, хотя Римская церковь и разногласила с Смирнскою по вопросу времени празднования пасхи, однако это не дало повода св. Поликарпу расторгнуть союз с Римом. Будучи уже в преклонном возрасте, он отправился в Рим для совещания по данному вопросу с тамошним епископом Аникитою, и спор был решен в духе христианской любви. Каждой церкви в данном вопросе была предоставлена полная свобода сохранять свое местное обыкновение, местную практику. Во время пребывания в Риме св. Поликарпу пришлось также вступить в борьбу с существовавшими тогда на Западе ересями Валентина и Маркиона. Многих из еретиков он обратил в православную веру, а самого Маркиона строго обличил. Однажды Маркион, встретившись с св. Поликарпом на дороге, сказал ему: «Узнай нас». Святой на это ответил еретику: «Я знаю тебя, первенца сатаны»...

Многие годы мудро управлял своей паствой св. Поликарп. Но вот после Антонина Пия на римский императорский престол вступил Марк Аврелий. Этот император особенно ненавидел христиан, несмотря на то, что выделялся из ряда других императоров своей образованностью, гуманностью и философским складом характера. На христиан он смотрел как на людей полупомешанных и думал, что для их вразумления все средства хороши. Вот почему этот просвещенный император воздвиг на христиан одно из самых тяжких гонений. Множество христиан погибло в самых страшных муках. Настало время пострадать и доблестному воину Христову, блаженному Поликарпу. О страдании и кончине сего праведного мужа находятся известия в послании Смирнской церкви ко всем церквам. Содержание этого послания следующее.

«Церковь Смирнская церкви в Филомелии и всем другим святым кафолическим церквам, находящимся у разных народов. Милосердие, мир и любовь Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа да будет с вами. Мы писали вам, братие, о святом Поликарпе, который огонь гонения угасил пролитием своей крови, и о других мучениках. Многие святые мученики показали тогда непобедимое мужество; иные были биты в продолжение такого долгого времени, что все суставы и жилы их были раздроблены и виднелись внутренности; другие были влачимы по камням и острым черепицам, и они все лютейшие муки, какие только могли изобресть мучители, претерпевали с удивительным спокойствием, третьи были отдаваемы на съедение зверям. И глубоко изумлялись и сильно удивлялись нечестивые, видя пред собою такое мужественное страдание святых. Между прочих страстотерпцев, при Божией помощи, показал выдающееся мужество один юноша, по имени Германик: с безбоязненным сердцем, не колеблясь умом, он мужественно вышел на смерть, по природе столь страшную для всех. Долго увещевал Германика судия, чтобы он пощадил свою юность и не губил столь горькою смертью эту сладостную жизнь, но он, лишь только увидел выпущенных на него зверей, сам бросился на них, дразня их, чтобы они растерзали его... Один человек из Фригии, по имени Квинт, увидев зверей и страшное мучение, тотчас убоялся и отпал от спасения своего, откуда стало ясно, что он безрассудно и не от чистого сердца, но по легкомыслию, словно гонимый внезапным порывом ветра, пришел на судище нечестивых и осмелился предать себя мучению. Он послужил для всех примером, что на столь великое дело, как предать себя на муки, не следует идти без осмотрительности... Поликарп, услышав о сих мучениях, узнал, что неверующий во Христа народ еллинский, взирая на мучения и других страстотерпцев, явно кричал судье: «Ищи Поликарпа, истребляй сих безбожников».

Слыша это, Поликарп, хотя и желал остаться в городе, пока его не схватят, но, уступая просьбам христиан, вышел из города и скрылся в одном селении, где все дни и ночи, по своему обычаю, молился о мире церковном. За три дня до своего взятия нечестивыми он увидел во сне, будто возглавие его вспыхнуло от внезапного огня и сгорело. Восстав от сна, святой сказал бывшим с ним: «Меня сожгут в огне за Господа Иисуса Христа».

Спустя три дня после сего пришли в то селение посланные игемоном — отыскивать Поликарпа. Они, схватив двух отроков, стали бить их лозой, чтобы те сказали, где находятся Поликарп, и они указали его в одной комнате наверху; он, хотя и мог бежать оттуда, однако не пожелал, говоря: «Будь воля Господа Бога моего».

Услышав слуг, идущих за ним, он сам вышел по лестнице навстречу и с радостным лицом дружелюбно приветствовал их. Не видавшие его ранее, слуги, взирая на его седины и престарелость, на кротость и спокойную радость его благообразного лица, удивлялись и говорили: «Нужно ли было так много трудиться и стараться, чтобы отыскать этого старца?»

Тотчас же Поликарп приказал приготовить для них трапезу и просил их есть и пить, а ему — дать один час на молитву. И горячо молился Богу, воссылая благодарение за все бывшее о нем попечение Божие — за малое и великое, со дней юности его, и вручая Богу церковь святую, рассеянную по всему миру. После долгой его молитвы посланные взяли старца, посадили на осла и повели в город Смирну. Это был день великой субботы. На пути встретили его два честных сенатора, Ирод и Никита, и, посадив к себе в колесницу, советовали ему, чтобы он на суде только словом отказался от своей веры:

— Разве так трудно сказать: «Владыка косарь, я принесу жертву»? Ведь таким образом ты избавишься от смерти.

Поликарп молчал на их слова, когда же они настаивали, он ответил:

— Никогда я не сделаю того, что вы мне советуете.

Они рассердились и стали укорять его и сбросили в колесницы; при падении старец повредил себе голень, но не заботился об этом. Когда же его привели на суд, то нечестивый народ закричал, радуясь что Поликарп взят; он же услышал голос Господа нашего с небес, говорящий ему: «Мужайся, Поликарп, и подвизайся великодушно!» Этот голос слышали и другие из наших (говорить послание смирнское).

Судья спросил его:

— Ты ли Поликарп?

— Это я, — отвечал он.

— Пощади свою старость, — говорил судья, — отрекись от Христа, поклянись царской фортуной.

Судья, говоря это и тому подобное, сказал:

— Приди в чувство, Поликарп, и скажи: «Погуби безбожных».

Тогда Поликарп, возведя очи свои к небу и протянув руки свои на нечестивый народ, сказал к Богу:

— Погуби безбожных!

Судья сказал:

— Отрекись от Христа, поругай Его, и отпущу тебя свободным.

— Восемьдесят шесть лет, — отвечал Поликарп, — служу я Христу, и не сделал Он мне никакого зла: как же Царя моего, Который и доныне меня сохраняет, стану поносить бесчестными словами.

Судья сказал:

— Я выпущу на тебя лютых зверей.

— Выпускай, — отвечал Поликарп, — но свое лучшее я не изменю на худшее.

— Я отдам тебя на сожжение, — сказал судья.

Он отвечал:

— Ты грозишь мне огнем угасающим, но ничего не знаешь о неугасимом огне, где во веки будут палимы безбожные и неверные. Не медли более, но делай скорее, что задумал со мной сделать.

Тогда судья приказал глашатаю объявить народу, что Поликарп исповедует себя христианином. Услышав это, еллины и иудеи громогласно возопили:

— Он совратитель всей Азии, он отец христиан, он уничтожает богов наших: живым сожги его.

И настоял народ с иудеями на том, чтобы Поликарпа сожгли. Когда приготовили множество дров и хвороста, Поликарп снял свой пояс и стал снимать с себя одежды, скинул также и сапоги с ног, а мучители приготовляли железные орудия и гвозди, намереваясь ими пригвоздить Поликарпа, чтобы он никак не мог избежать огня. Святой же сказал им:

— Не подобает меня пригвождать, ибо Кто подаст мне терпение в огненном пламени, Тот подаст мне и мужество, чтобы я не подвинулся с места или обратился на какую-либо сторону.

Тогда мучители не пригвоздили его, но только связали, и возложили на огонь сего убеленного сединами старца, словно овна лучшего из стада, связанного в жертву, в воню благоухания Богу. Святой же Поликарп молился, говоря:

— Благодарю Тебя, Господи Боже, что Ты благоизволил вчинить меня с Твоими мучениками и исповедниками; пью чашу страданий Христа Твоего и есмь участник Его страсти, чтобы в воскресение живота вечного мне быть с Ним. Прими же меня как жертву тучную и благоугодную очам Твоим, которую Ты Сам предопределил и предуставил, и се ныне совершил ее истинный Бог, Которого я славлю и хвалю, Тебя и Сына Твоего, вечного Архиерея Иисуса Христа; с Ним и со Святым Духом подобает Тебе всякая честь и слава и поклонение ныне и присно и во веки веков, аминь.

И когда произнес «аминь», слуги тотчас подложили огонь: когда дрова загорелись кругом и пламя высоко поднялось, произошло чудо, поразившее всех: пламя, окружающее святого и возвышающееся над его головой, не прикасалось и не приближалось к святому, но, подобно надутым ветром корабельным парусам, расходилось от него, соединяясь над ним в вышине. Святой же Поликарп стоял среди огня, словно золото, очищенное в горниле, и огонь тела его не опалял. Мы обоняли, — говорят в послании смирняне, — такое благоухание, исходящее из огня, которое без сравнения превосходило все ароматы. Нечестивые же, видевши то, стали кричать спекулятору, чтобы он подойдя, оружием бы достал через огонь до святого и убил бы его. Подойдя, спекулятор пронзил святого длинным оружием, и из раны вытекло необычайное множество крови. Словно поток, выходящий из источника, она угасила совершенно огонь; все множество народу удивлялось тому, убеждаясь, как велико различие между верующими и неверующими. Был Поликарп выдающимся мужем нашего времени, епископ Смирнской кафолической церкви, учитель, идущий от апостолов, и святый пророк: все, что он ни говорил, сбывалось.

Тогда иудеи стали просить судью, чтобы он не отдавал христианам тела Поликарпова.

— Будут они, — говорили иудеи, — считать его своим богом, как и Распятого.

Не знали нечестивые, что не могло быть, чтобы христиане отступились от Христа Господа, умершего на кресте за спасение всего мира, и кого-либо другого считали Богом: Ему, как истинному Сыну Божию, мы воздаем божественную честь, а мучеников достойно почитаем, как учеников и подражателей Христовых, которые пострадали за Него по любви к Нему; мы с любовью объемлем их и хотим подражать им в благочестии, а в вечной славе желаем быть их сопричастниками... Сотник же, по приказанию судьи, которого упросили иудеи, предал пламени, по обычаю еллинскому, тело Поликарпа; при жизни сего подвижника его тело не пострадало от огня, а по его смерти поддалось огненной силе. Мы же (говорят смирняне) собрали из пепла кости его, чистейшия золота и гораздо более дорогии, чем камни многоценные, и сохранили их в подобающем месте, где и будем с веселием праздновать день страдания его, как в воспоминание таким подвигом за Христа пострадавшего, так и на утверждение имеющих такой же смертью исповедать и прославить Христа, истинного Бога нашего. Сие послали мы вам чрез брата Марка, и когда прочтете, то пошлите сие послание и прочим рассеянным братиям, чтобы и они прославили Господа, показавшего нам столь великого избранника между Своими рабами; могущего и нас всех исполнить Своей благодати и ввести в вечное Свое царство чрез единородного Сына Своего Иисуса Христа, Ему же слава, честь и поклонение во веки, аминь... Целуйте всех святых, а вас целуют находящиеся с нами, и Еварест, написавший сие послание, приветствует вас вместе со всем домом своим... Страдание свое Поликарп окончил в седьмой день майских календ, то есть 25 апреля месяца, в великую субботу, в восьмой час дня, при великом архиерее Филиппе, во время игемонства Траллиана, в вечное царство Иисуса Христа... Желаем доброго здравия братием, ходящим во благовестии слова Иисуса Христа, с Которым слава Богу за спасение избранных святых, — как совершил страдание святой Поликарп; да будем и мы наследники его в царствии Христовом... Послание же сие переписал Гай из учеников святого Иринея, ученика блаженного Поликарпа, с него же переписал Сократ Коринфский, а я, пресвитер Пионий, опять принял все сие от вышеуказанных лиц и сверил с откровением, бывшим мне от святого Поликарпа, явившего мне в видении. И написал, обновив все заглаженное давностью времени, чтобы и меня вместе с избранными Своими воспринял Господь наш Иисус Христос в Свое небесное царство. Ему же слава со Отцем и Святым Духом во веки веков. Аминь».

Вернуться к списку

Последние добавления