Новости Казанской епархии

Ученые выдвинули первые версии авторства фресок Успенского собора Свияжского монастыря

Ученые выдвинули первые версии авторства фресок Успенского собора Свияжского монастыря

Результаты комплексного исследования собора Успения Пресвятой Богородицы Свияжского монастыря, проводимого группой специалистов в области археологии, истории, биологии, геологии, химии и реставрации, не только станут доказательной базой для внесения храма в список объектов культурного наследия ЮНЕСКО и лягут в основу онлайн-гида в 3D, но и помогут определить автора уникальных фресок XVI века. Об этом сообщил директор Института археологии имени Халикова Академии наук РТ Айрат Ситдиков.

«Исследование Успенского собора является комплексным исследованием. Они крайне редки, если вообще реализуются, так как очень сложно собрать необходимый состав специалистов и крайне сложно иметь тот объем аппаратуры, который требуется для их проведения. По этому проекту работает группа специалистов из семи–восьми разных областей. По характеру и масштабу в Российской Федерации это можно сравнить разве что с исследованиями Феропонтова и Кирилло-Белозерского монастырей. Мы говорим об Успенском соборе как об объекте мирового значения. И чтобы понять его мировое значение, надо понять то скрытое содержание, которое в нем заключено. В связи с решением вопроса о включении Успенского собора в число объектов Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО и была принята программа комплексных междисциплинарных исследований», – пояснил собеседник агентства.

Уже сейчас у ученых есть первые предположения об авторстве уникальной фресковой живописи. Собственную версию во время одного из визитов на Свияжск высказала и представитель ЮНЕСКО. К единому мнению исследователи пока не пришли. Однако они уверены, что по результатам научно обоснованных заключений как минимум смогут назвать художественную школу, в соответствиями с традициями которой были некогда написаны фрески.

Напомним, в настоящее время Успенский собор (возведен в 1556–1561 годах) считается одной из древнейших построек действующего Свияжского Богородице-Успенского мужского монастыря, созданного в 1555 году одновременно с учреждением Казанской епархии. Облик уникального архитектурного памятника в стиле псковско-новгородских храмов мало изменился за пять столетий. Особенно ценна фресковая роспись собора: она пострадала, но большей частью хорошо сохранилась до наших дней.

Здесь нет характерного для западных стен христианских соборов изображения геенны огненной, показана только райская обитель. Вместе с тем здесь имеются такие известные фрески, как «Отечество» или «Новозаветная Троица» в куполе, «Успение Божией Матери» в алтаре, «Распятый Христос на груди Бога Саваофа» в одном из парусов свода и «Шествие праведных в рай». А также – единственное сохранившееся в России фресковое изображение святого Христофора в образе воина с лошадиной головой (в XVIII веке большинство существовавших прежде образов Христофора с песьей или лошадиной головой были уничтожены).

Производимые в последние годы реставрационные работы и сопутствующие им исследования собора ведутся с 2010 года. Из-за незначительных перестроек в XVIII веке и в советское время были нарушены правила эксплуатации здания, что привело к существенному изменению собственного внутреннего температурно-климатического режима, негативно сказавшемуся на состоянии уникальных изображений.

«В Успенский собор даже ученым и реставраторам можно входить лишь с мая по октябрь. В остальное время он закрыт абсолютно для всех. Должно наступить совпадение внутренней и уличной температур, только тогда можно открывать двери. Если открыть их раньше, в здание попадет холодный воздух, вызвав образование конденсата на фресках – они начнут лопаться. Это крайне опасно. Для таких холодных храмов в древности все это четко регулировалось: рядом с холодным строились теплые храмы для богослужений в зимнее время, холодный работал очень короткий промежуток времени. Это было торжественное здание, связанное с тем событием, которому оно посвящено, а также для служб во время торжественных праздников летом (праздник Успения Пресвятой Богородицы – один из двенадцати главных в Православной Церкви, отмечается 28-го августа – прим. ред», – пояснил директор Института археологии имени Халикова АН РТ.

Был свой теплый храм и у Успенского собора. Также для богослужений в более позднее время были приспособлены и другие здания.

«Понимание ценности этих фресок и принципов обращения с ними носит характер не современного требования, а осознания исторически заложенной технической необходимости. В последние десятилетия оно было утрачено, но еще до революции это четко понимали», – констатировал Айрат Ситдиков.

К слову, в 2016 году на археологические и реставрационные работы в Свияжске и Болгаре (который уже внесен в список объектов ЮНЕСКО) было выделено 129,6 млн рублей. Из них 18,8 млн рублей – на продолжение изысканий в Успенском соборе, Троицкой церкви и Татарской слободке Свияжска.

«Изучая Успенский собор, мы не просто получаем новые знания, но создаем новые исследовательские технологии, так как разные специалисты на один и тот же вопрос смотрят по-разному. Качество получаемых результатов соответствует требованиям и специалистов, и международного сообщества – это неожиданный результат, связанный с номинированием (в перечень объектов охраны ЮНЕСКО – прим. ред). И нам очень повезло с тем, что в Казани еще до постановки этой задачи в результате предшествовавшего номинирования Болгара коллектив ученых уже был сформирован», – подчеркнул Ситдиков.

За несколько последних лет работы в Успенском соборе Свияжска совместными усилиями ученые выяснили, что белый камень, из которого выстроен собор, – это не известняк, как считалось ранее (в том числе и в отношении всех исторических построек Казанского Кремля), а доломит. К тому же взят он не с территории находящейся напротив Свияжска станции «Рудник» у Макарьевкого монастыря (который в своей время был построен именно из местного камня), а из Печищ. Исторические каменоломни, где были в свое время добыты абсолютно белые каменные глыбы, оказались позднее затопленными после постройки Куйбышевского водохранилища.

«Всего камни исследовались пятью независимыми аналитическими методами. Это электронная микроскопия, рентгеноструктурный анализ, петрография, рентгеновская компьютерная томография и эмиссионно-спектральный анализ. И все эти пять методов дали однозначный ответ: Успенский собор в Свияжске построен из камней, заготовленных в Печищах. Причем доломит Макарьевского монастыря, который мы также изучали в сравнении, очень белый, чистый, без примесей, но у него такая структура, что он разрушается. И в настоящее время Макарьевский монастырь, хоть и был изначально построен тоже из камня, но с "Рудника", через 100–150 лет был заново выстроен из кирпича. А Успенский собор до сих пор стоит», – рассказала руководитель реставрационно-аналитического отдела Института археологии имени Халикова АН РТ Резида Храменкова.

Первая официально описанная реставрация проводилась в 1911 году. По словам Храменковой, периодически любую фресковую роспись надо поддерживать, особенно если она длительное время находилась в таких экстремальных условиях, как Успенский собор после Октябрьской революции. Однако установлено, что еще до 1911 года фрески осыпались. По одному из предположений, это происходило из-за подсоса внешних вод по стенам и последующего их намокания.

«Мы установили, что изначально наш левкас (мукообразаная основа для нанесения фресок – прим. ред) не известковый (как было тогда принято), а доломитовый, как и сам собор. При этом самый первый слой первой же выполненной фрески Успения Пресвятой Богородицы, в честь которой и построен собор, был написан из доломитовой муки макарьевских камней – он очень чистый, очень белый с розоватым оттенком, в нем очень мало примесей. Затем использовалась доломитовая мука из Печищ. А в третьем заходе росписи к ней добавили еще и льняное волокно», – рассказала исследователь.

По ее словам, фрески, как мы и привыкли, у древних мастеров получались неяркими из-за того, что до XVII века для красок использовалось всего 10–12 пигментов. Исключением была ярко-синяя краска ультрамарин, бывшая вместе с тем и самой дорогой. Научно доказано, что роспись на стены наносилась в три захода. Причем второй плановый слой в случае Успенского собора Свияжска одновременно стал и первой реставрацией для части выполненных сначала росписей, в которых ультрамарин был заменен на более дешевый краситель, бывший тогда модным.

«Для всех открытием стало, что на первых фресках мы нашли остатки смальты – сваренное стекло синего цвета (позже выяснилось, что были и зеленый, желтый, оранжевый цвета), которое истирали в пудру, а затем наносили в качестве краски. Это придумали итальянцы в первой половине XVI века и стали активно внедрять, потому что так было значительно дешевле. Но уже через несколько лет поняли, что использовать смальту нельзя, так как она осыпается. И получается, что первую реставрацию проводили во второй заход росписи фресок, потому что часть быстро осыпавшейся краски мастерам пришлось подновлять, одновременно расписывая следующие участки», – рассказала руководитель реставрационно-аналитического отдела Института археологии.

Около 5 процентов фресковой живописи Успенского собора к моменту начала реставрационных работ осыпалось, потрескалось или покрылось расселившимися на питательной среде бактериями.

В трещинах, которые в основном образовались в нижней части стен от сырости, начали формироваться кристаллы, продолжающие разрушать роспись. Здесь же поселились бактерии, нашедшие оптимальные условия для размножения.

«Точно известно, что в тех образцах, которые я исследовала, не плесень, то есть не грибки, а бактерии. Их образцы культивируются в лаборатории минимум 30 дней. После их идентификации проверили активность. Еще мы провели генетический анализ отобранных проб, чтобы выявить еще и некультивируемые формы – те, которые в условиях лаборатории не растут», – рассказала старший научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории палеоантропологии и палеогенетики К(П)ФУ Резеда Тухбатова.

По ее словам, как и прежде, сейчас для уничтожения поселившихся микроорганизмов фрески обрабатывают химическим составом, который решает проблему лишь на некоторое время, а затем болезнь камня возвращается. В качестве одного из вариантов раз и навсегда покончить с проблемой Тухбатова предложила заселить поверхность инфицированных фресок другим микроорганизмом, который уничтожил бы усидчивые бактерии, но в дальнейшем не смог бы жить на этой поверхности сам.

В настоящее время внутри Успенского собора Свияжска установлены датчики, которые круглосуточно фиксируют температуру, влажность, движение воздуха. В дальнейшем эти данные, как и результаты всех исследований, проведенных здесь научной группой, будут опубликованы в специальном издании и представлены в виде онлайн-тура в 3D, который позволит не только совершить виртуальную экскурсию, но и по клику предоставит информацию о каждой фреске, краске, периоде исследования того или иного участка, ученых, задействованных в нем, дате предыдущей реставрации и так далее. При этом уже сейчас работающие над трехмерной моделью специалисты решают и задачу создания нескольких уровней доступа к этой информации – для туристов-любителей, профессионалов и других категорий пользователей.

«В целом сейчас работа по исследованию Успенского собора приобретает завершающие формы. На следующий год мы планируем выпустить книгу, посвященную междисциплинарным исследованиям собора, которая объединит весь наработанный материал. Это будет полноценное научное издание, включающее более 30 авторов (причем не только из России, но и из зарубежных стран), которые работали здесь», – заключил Айрат Ситдиков.

Теги:
Свияжский монастырь
Успенский собор Свияжска

Православие в Татарстане

Все публикации