Публикации

Митрополит Феофан: Дети в утробе матери нуждаются в законодательной защите

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Пресс-служба Казанской епархии / Телекомпания «Эфир»
Митрополит Феофан: Дети в утробе матери нуждаются в законодательной защите

23 июня 2016 года состоялась традиционная беседа митрополита Казанского и Татарстанского Феофана с ведущим программы «Тема» региональной телекомпании «Эфир» Алексеем Кулешовым.

Ведущий: Постоянный сбор подписей против абортов стартовал в храмах Татарстана. Движение это — всероссийское. Напомним, подобная акция уже проходила 30 апреля, но теперь активисты хотят собрать миллион подписей по всей России под обращением к президенту страны о законодательном запрещении абортов. Их в России каждый день делают около 13 тысяч, — утверждают организаторы акции. Также в подписном листе есть требование оказывать беременным материальную помощь из федерального бюджета.

Обсуждаем эту проблему мы с митрополитом Казанским и Татарстанским Феофаном. Владыка, добрый вечер!

Митрополит Феофан: Добрый вечер, Алексей.

Ведущий: Владыка, решили начать именно с темы движения против абортов, потому что только что в новостях мы показали этот материал, и уже пришла масса откликов от наших зрителей. Вы видели, когда на камеру говорят: «Да, дело благое, нужно запретить». А когда присылают письмо, то уже говорят несколько иные вещи: «Аборты — это плохо, конечно, но дело вынужденное, потому что жизнь у нас такая сложная, денег не хватает. Зачем плодить детей в такой сложный мир?»

В храмах Татарстанской митрополии будет организован постоянный сбор подписей в защиту жизни нерожденных детей

Митрополит Феофан: К сожалению. То же самое в интернете, когда не видно, кто за конкретной публикацией стоит. Давайте лицом к лицу, тогда мы увидим озабоченность.

Мне понравились эти молодые девушки, которые ответственно говорят, что аборты — это плохо. Иногда даже звучит слово «убийство». Много раз мы с Вами об этом говорили. Проблема №1 национальной безопасности — демографический кризис. Огромная наша страна, мягко говоря, слабо заселена… Мы знаем, сколько жизней унес XX век. Недавно была передача у Третьякова по «Культуре» «Что делать?» Когда я сказал, что в стране около двух миллионов абортов, Владимир Николаевич Плигин, один из видных политиков в Госдуме, меня поправил. Он сказал: «Более двух миллионов в год абортов у нас». Представьте, как катастрофически выжигаем свою страну!

Мы озабочены сейчас экономикой, различными кризисами, террористической угрозой — всё это так. Но мы сами опустошаем нашу землю. Это же беда! Вот здесь — национальная безопасность. О нравственной точке зрения на это мы с Вами говорили. Мы говорили о терроризме, когда мать убивает свое чадо в утробе.

Ведущий: Владыка, Вы сами сказали об экономическом кризисе. Согласитесь, что ситуация в экономике влияет на демографию.

Митрополит Феофан: А влияет война, после которой разруха в стране? Была Великая Отечественная война и после неё — не лучшее экономическое состояние. Я рос в послевоенные годы — тогда в семьях было не менее четырех-пяти детей. Большие семьи при тяжёлом экономическом состоянии после войны, в состоянии разрухи, жили и трудились.

Я не соглашусь с понятием «плодить нищету». Роль экономической, социальной составляющей не столь высока. В скандинавских странах, где прекрасная социальная защищенность, — демографический кризис. Значит, причина ограничения деторождения в нравственных вывихах.

Ведущий: Хорошо. Но можно ли законом эти «вывихи» исправить, на место вставить выбитый сустав?

Митрополит Феофан: А зачем тогда вообще нужно законотворчество? Зачем законы против коррупции, зачем правила дорожного движения? Мы же законы применяем. Там законы нужны, а здесь — нет? Здесь ведь самое главное — сохранение жизни, защита от убийства уже зачатых детей. Они нуждаются в законодательной защите. Вы говорите сейчас с носителем религиозных ценностей и я хочу сказать сразу, пусть меня видят верующие — и православные, и мусульмане.

Ведущий: Мусульманская община присоединилась к акции?

Митрополит Феофан: Мусульмане все поддерживают эту акцию. Деторождение — это Богом данное нам право и миссия наша. Рожайте детей!

Ведущий: Хорошо. Мнение зрителей сейчас послушаем. Добрый вечер!

Слушательница: Меня зовут Вера, я по такому вопросу. У нас в Татарстане очень много семей из малоимущих. Девушки, бывает, по глупости, по молодости беременеют. Парни пропадают. У кого-то жены, любовницы. И запрещать аборты не нужно.

Митрополит Феофан: Ваш вопрос понятен. Что я хочу Вам сказать: не бойтесь и рожайте все, кто забеременел. Это надо поднять на государственный уровень, надо создавать систему — дома малютки, матерей, попавших в такое положение.

Ведущий: То есть мать-одиночка — не страшно?

Митрополит Феофан: Да. Рожайте! И какой-то период она должна пользоваться помощью, защитой, если забеременела и даже дома ее не принимают, а деться некуда. Думаю, мы будем создавать такие Дома матери, куда одинокая женщина с ребенком приходит и живет неделю, вторую, месяц. Она начинает кормить грудью ребенка и потом его не оторвешь от матери десятью руками, потому что дитя уже стало её. А если, в конце концов, не сможет оставить — значит, надо найти возможность, создать государственную систему, чтобы вырастить из малютки, оказавшегося без родителей, достойного гражданина, дать ему хорошую путевку в жизнь. Всё это возможно, потому рожайте, не бойтесь!

Ведущий: И еще один звонок примем. Здравствуйте!

Слушательница: Меня зовут Гузель, я бы хотела высказать свое мнение. Я против абортов, но в нашем обществе очень много платных клиник. Думаю, что если запретят это законом, то за деньги в платной клинике можно будет сделать аборт.

Митрополит Феофан: Однозначно уменьшится число абортов, когда речь пойдет о платных клиниках. Мне кто-то скажет, что на дому нелегально начнут делать аборты. Поверьте, если вступит в силу закон, то многое можно будет исправить в этом плане. И еще раз женщинам напомню — я говорю как человек, который верит в загробную жизнь — дети, убитые в утробе, на Страшном суде спросят: «Что вы сделали, мать и отец, который дал согласие убить меня?» Запомните, это живые личности.

Ведущий: Осталось миллион подписей собрать по всей стране.

Митрополит Феофан: Я думаю, что соберётся.

Ведущий: К другой теме давайте перейдем, много шума она наделала. Всеправославный Собор сейчас проходит на греческом Крите. Можно ли его назвать таковым, потому что, если не ошибаюсь, четыре Церкви отказались в нём участвовать, включая Русскую Православную? Собор Всеправославный или нет? И что это такое?

О статусе Собора на Крите

Митрополит Феофан: Скорее, это совещание Православных Церквей на Крите, но не Всеправославный Собор. Что такое Всеправославный? Само слово говорит «все», то есть все Православной Церкви. Если нет Русской Церкви, одной из самых многочисленных Православных Церквей в мире, нет Болгарской Православной Церкви — это практически вся Болгария, православная страна, нет древнейшей Антиохийской Церкви, нет Грузинской Церкви на этом Соборе, — мы не можем сказать, что Собор Всеправославный, решения которого обязательны для всех Православных Церквей.

Ведущий: За другие Церкви не буду Вас спрашивать, а Русская Православная Церковь почему не захотела участвовать?

Митрополит Феофан: Неправильное понятие, что Русская Православная Церковь «не захотела участвовать».

Ведущий: А как?

Митрополит Феофан: Русская Православная Церковь предлагала, когда стало ясно, что отказалась Болгарская Православная Церковь...

Ведущий: То есть не мы первые были?

Митрополит Феофан: Не мы первые, конечно. Антиохийская Православная Церковь, Болгарская Православная Церковь, Грузинская. 3 июня на экстренном заседании Священного Синода было предложено ещё раз собраться предварительно и обсудить темы, по которым нет согласия, чтобы выйти на Собор консолидировано… Согласия мы не получили. Где же соборность, совместное обсуждение вопросов?

Ведущий: Получается, действительно нет согласия между православными?

Митрополит Феофан: А есть полный консенсус вообще в обществе? Это же люди. Да, Глава Церкви — Христос, но люди — члены Тела Христова. И понятие согласия разное. Одно дело — вероучительные, догматические истины, которые у нас общие. Но есть много вопросов, которые касаются национальных, культурных интересов, исторических и вновь возникших проблем.

Скажем, никогда не было проблемы диаспоры, когда, допустим, этнические греки оказались в Америке или в Африке. Также и Россия — есть Русская Православная Церковь, но верующие разъехались в разные страны, а после революции появилась Русская Зарубежная Церковь. И Вселенский Патриарх говорит, что диаспоры окормляет Константинополь. Но когда он получил титул Вселенского? Когда была Римская империя, когда была Византия. На этом основании и звание Вселенского Патриарха. А сегодня эта «вселенскость» ограничивается небольшим кварталом на территории бывшего Константинополя.

Ведущий: Хорошо. Еще один звонок от наших зрителей. Здравствуйте!

Слушательница: Хочу сказать, что очень рада за молодежь, так как сейчас очень хорошо освещается вопрос абортов, что это убийство! В наше время этому вопросу не уделялось должное внимание. Очень сожалею, что я грешна в этом вопросе. Точно знаю, что на детей Бог даёт, и очень сожалею, что грешна.

Митрополит Феофан: Вы замечательно сказали: «Точно знаю, что на детей Бог даёт». Действительно, новорождённого ребенка никогда Господь не оставит. Замечательные слова!

Ведущий: Вы видите, как встревожила эта тема наших зрителей.

Владыка, о другом хотел еще спросить. Накануне мы отметили День памяти и скорби. Мы привыкли громко праздновать День Победы — это понятно и совершенно законно. А насколько нужно помнить о дне начала войны?

Митрополит Феофан: Я слушаю передачи с Владимиром Соловьевым и с Евгением Сатановским, они часто умные речи говорят. И там ставился вопрос: какие выводы человечество и мы лично должны сделать из этой трагедии? Думаю, что вывод должен быть обязательно. Сейчас много шума на Западе, что Россия — агрессор, что страна увеличивает военный потенциал. Вспомните, что было перед войной: мы уничтожили свою армию, военную элиту, а потом это наверстывали дорогой ценой миллионов жизней. Мы должны сделать и в этом плане уроки: не только скорбеть, но и предвидеть, чтобы всё было сделано для защиты нашего Отечества и в день сегодняшний. Я не милитарист, но уроки делать мы обязаны.

Дай Бог, чтобы человечество шло по пути мирного развития во всех странах, блоках, политических течениях. Ясно одно: все войны кончаются миллионами жертв, а конечный итог — стол переговоров, после чего может быть еще и Нюрнбергский процесс. Поэтому делать надо всё возможное, чтобы не допускать взгляда друг на друга через прицел.

Ведущий: Владыка, меньше минуты у нас остается. Успею, думаю, спросить. Был Духов день. Главная служба в храме Сошествия Святого Духа состоялась, первая престольная служба после восстановления. Стоит ли ждать открытия новых храмов в ближайшее время?

Митрополит Феофан: Обязательно стоит ожидать! На улице Япеева строительство храма подходит к концу, сейчас иконостас мы делаем. Замечательный храм реставрируется. Опять же, я благодарен Президенту. Мы смотрели храм святителя Николая, где служил будущий Патриарх Гермоген, когда был священником. Там архив сейчас и идет работа, чтобы храм был возвращен, а архиву найдено достойное место. Казанский собор не за горами. Меньше чем через месяц мы будем его закладывать, а затем открывать и освящать.

Ведущий: Об этом еще поговорим. Спасибо большое. Время, к сожалению, вышло. Митрополит Феофан был сегодня у нас в гостях. Владыка, спасибо, что пришли. Нашим зрителям благодарность за внимание. Еще увидимся!

Митрополит Феофан: Ждём вас на следующих наших встречах в эфире. Всего доброго! Храни вас Бог! До свидания!

Теги:
программа «Тема»
митрополит Феофан
интервью
аборты
защита жизни
Всеправославный Собор

Православие в Татарстане

Новости партнеров

Все публикации