Архипастыри Казанские

  Количество просмотров

На кафедре: временно управляющий Казанской епархией с декабря 1923 года, архиепископ Казанский и Свияжский с 7 мая 1929 года по 23 марта 1933 года

Александр Антонович Малинин родился 4 марта 1884 года в семье священника Молебского завода Красноуфимского уезда Пермской губернии (ныне с. Молебка Березовского района Пермской области, известное знаменитым «уфологическим треугольником»). В 1904 году он закончил Пермскую духовную семинарию первым по списку (в его аттестате были только отличные оценки[1]) и был направлен в Казанскую духовную академию для обучения на казенный счет. Для зачисления в академию Александру необходимо было только сдать многочисленные экзамены на удовлетворительные оценки. Но он показал себя самым подготовленным абитуриентом, сдав экзамены на средний балл 4,8. Он был единственным, получившим отличную оценку у знаменитого философа и очень строгого преподавателя Виктора Ивановича Несмелова, который вообще почти не ставил пятерок. Шедший вторым по списку Николай Абалымов (впоследствии епископ Гавриил, знаменитый деятель иосифлянского движения, вернувшийся в Русскую Православную Церковь после смерти митрополита Сергия) отстал от Малинина на 0,3 балла[2].

Время учебы будущего архиерея пришлось на последние годы пребывания в Седмиезерной пустыни преподобного Гавриила Зырянова. Как и многие другие студенты, он был духовным сыном знаменитого старца. В академии Александр Малинин был лучшим студентом, с самого начала определился как будущий специалист по нравственному богословию, изучал художественную литературу. Его кандидатское сочинение «Моральные идеалы русской современности в отношении к вечным идеалам христианской морали (по произведениям новейшей русской словесности)» было оценено очень высоко[3].

Разумеется, именно он был оставлен при академии профессорским стипендиатом на кафедре русского и церковнославянского языка с палеографией и истории русской литературы. Через год он успешно защитил магистерскую диссертацию.

По окончании срока стипендиатства Александр был командирован в Санкт-Петербург для научных занятий. В столице Российской империи 21 октября 1909 года архиепископ Волынский и Житомирский Антоний (Храповицкий) 25 октября рукоположил его во иеродиакона, а 28 октября – во иеромонаха.

Вакансии на кафедре, по которой отец Афанасий специализировался, в Казанской академии в это время не было, но, не желая отпускать перспективного воспитанника, 28 мая 1910 года Совет Казанской духовной академии избрал иеромонаха Афанасия исполняющим должность доцента по кафедре пастырского богословия с аскетикой и гомилетикой, а через три года – 27 июля 1913 года, он был переведен на кафедру церковно-славянского и русского языка. При этом он успел опубликовать основательную статью по пастырскому богословию[4]. До 1917 года кроме кандидатского сочинения отец Афанасий написал еще одну работу по славянскому языку[5], опубликовал несколько проповедей. 23 апреля 1916 года он был возведен в сан архимандрита и назначен настоятелем Казанского Иоанно-Предтеченского монастыря, но 21 февраля 1917 года отказался от настоятельства. За семь лет работы в академии отец Афанасий заслужил у студентов любовь и уважение как прекрасный лектор.

«Передовые» отряды революции – латышские стрелки. 1919 г.

После прихода к власти большевиков отец Афанасий (Малинин) продолжал преподавать в академии, перешедшей на полулегальное положение. В отличие от значительной части духовенства он не пытался в начале сентября 1918 года уйти из Казани с отступавшими чехами и Народной армией Комуча.

20 ноября 1920 года по указу митрополита Казанского и Свияжского Кирилла, который не мог из-за запрещения советских органов прибыть в Казань, епископы Анатолий (Грисюк) и Иоасаф (Удалов) рукоположили архимандрита Афанасия во епископа Чебоксарского, викария Казанской епархии.

Вместе с епископом Чистопольским Анатолием и епископом Мамадышским Иоасафом владыка Афанасий руководил Казанской епархией в отсутствие митрополита Кирилла. Потом был арестован владыка Анатолий (Грисюк) и во епископа Спасского был рукоположен наместник Седмиезерной пустыни архимандрит Андроник (Богословский). 18 января 1922 года владыка Афанасий встречал на вокзале митрополита Кирилла, последний раз прибывшего в Казань. Вместе с владыкой Кириллом и Иоасафом он боролся против обновленчества, оставаясь верным тихоновцем и после нового ареста митрополита Кирилла.

Иоанно-Предтеченский монастырь Казани

3 сентября 1923 года по письменному распоряжению арестованного митрополита Кирилла епископ Афанасий стал именоваться епископом Спасским. Это было, очевидно, связано с не состоявшимся в те годы намерением создать самостоятельную Чебоксарскую и Чувашскую епархию в границах только что созданной Чувашской автономной области. В декабре 1923 года, после запрета в служении сщмч. Иоасафа (Удалова), владыка Афанасий официально стал временно управляющим Казанской епархией, а с мая 1924 года, после отъезда и ареста владыки Иоасафа, епархия действительно оказалась под его управлением. Осенью 1926 года он вновь стал именоваться епископом Чебоксарским – видимо, потому, что с середины XIX века так по традиции назывались первые викарии Казанской епархии. В сложных событиях, развернувшихся после смерти патриарха Тихона, владыка Афанасий активно не участвовал и всегда оставался в подчинении у официального руководства, признав законность за-местителя Патриаршего Местоблюстителя Сергия, в мае 1929 года отказался подписать письмо митрополита Кирилла. 24 апреля указом митрополита Сергия он был возведен в сан архиепископа, а 7 мая 1929 года официально назначен епархиальным архиепископом Казанским и Свияжским.

Вместе с епархией ему довелось пережить тяжелые испытания – закрытие всех монастырей в 1929 году, массовые аресты, расстрелы и ссылку в лагеря духовенства в 1930 году. Следует отметить, что в если в большинстве областей и республик СССР было закрыто большинство церквей, то в Казанской епархии, особенно в сельских районах, больше половины храмов продолжало действовать. Вместо арестованных священников владыка Афанасий рукополагал новых, возвращал на приходы тех, у кого закончились сроки лагерей или ссылок. В первые годы управления епархией он жил в Иоанно-Предтеченском монастыре, потом в доме, принадлежавшем Богоявленской церкви, которая в эти годы была кафедральным собором, а после конфискации этого дома – в доме №6 на улице Кирпичнозаводской.

23 марта 1933 года владыка Афанасий был неожиданно назначен архиепископом Ташкентским. Скорее всего, необходимо было «очистить место» для митрополита Серафима (Александрова). Но он так и не выехал в Ташкент и 24 августа 1933 года стал архиепископом Саратовским, заняв то место, где еще недавно находился владыка Серафим (Александров).

Дальнейшая судьба архиепископа Афанасия известна только по сообщению митрополита Мануила (Лемешевского). По его словам, 30 августа 1935 года владыка Афанасий был уволен на покой и умер 22 мая 1939 года неизвестно где (причем непонятно, названа ли дата смерти по церковному или григорианскому календарю). Встречающиеся в литературе утверждения, что он был арестован, сослан и умер в ссылке, основаны на интерпретации тех же сообщений митрополита Мануила. Единственное, что можно утверждать достаточно достоверно, – владыка Афанасий не был осужден народным судом или тройкой, не был расстрелян и не умер в лагерях.

Примечания

1. НАРТ. Ф. 10. Оп. 1. Д. 10540.

2. НАРТ. Ф. 10. Оп. 1. Д. 10524. Л. 16-40.

3. Сочинение сохранилось: НАРТ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 795. В переработанном виде оно было опубликовано в 1915 году.

4. Архиепископ Афанасий (Малинин). Основной принцип православного пастырства по учению прп. Иоанна Лествичника, изложенному в его «Слове к пастырю», научающему, каков должен быть наставник словесных овец» (Опыт приложения начал аскетики к Пастырскому богословию) // «Православный собеседник». – Казань, 1910. – Ч. 3. – С. 679-720.

5. Типик святителя Варсонофия Казанского чудотворца, памятник литургический и лингвистический (К истории рукописного церковного устава на Руси в XVI веке). – Казань, 1914.

Вернуться к списку

Последние добавления