Архипастыри Казанские

  Количество просмотров

На кафедре: с 4 октября 1897 года по 8 февраля 1903 года

Александр Дмитриевич Брянцев родился 27 августа 1839 года в селе Волсты-Пятницы Юхновского уезда Смоленской губернии в семье дьячка. Семья была многодетной и крайне бедной. Будущий архипастырь учился в Вяземском духовном училище на казенном содержании. По его воспоминаниям, общежития в Вязьме не было и отец умудрился найти «квартиру» за 50 копеек в месяц. Все время обучения Александр и жил в этой «квартире», то есть спал на лавке в крестьянской избе, питаясь и проводя все время в училище. Училище он закончил первым по списку, но в Смоленскую семинарию на казенный счет его принять отказались, так как там уже учился его старший брат, а средств на пансион у отца не было. По молчаливому согласию начальства первый учебный год мальчик жил в семинарии «зайцем», то есть ночевал на свободных койках и питался из общего котла, не будучи поставлен на довольствие. Но через год, оценив его усердие и отличные успехи в учебе, Александра перевели на казенное содержание. В 1863 году он закончил семинарию первым по списку со званием «студента» (по Уставу духовных учебных заведений 1842 года это звание соответствовало диплому с отличием и давало право поступить в духовную академию). Он был зачислен в Киевскую академию, в округ которой входила Смоленская семинария. В 1867 году благополучно закончил академию со званием магистра богословия[1], но не остался на духовно-училищной службе, как полагалось выпускнику академии. 21 января 1868 года Александр вступил в брак с Марией Григорьевной Соловьевой, дочерью протоиерея Набережно-Николаевской церкви города Киева, а уже 4 февраля в Киеве епископ Чигиринский Порфирий (Успенский) рукоположил его во священника.

Это, очевидно, было обусловлено тем, что во второй половине 60-х гг., в эпоху Великих реформ, порядки в Синоде стали либеральнее. Кроме того, открывалось много светских средних учебных заведений, в которых требовались законоучители, которыми могли быть только священники с высшим образованием.

Отец Александр сначала был законоучителем гимназии в городе Белая Церковь Киевской губернии, в 1869 году был перемещен в Киев настоятелем Киево-Печерской Воскресенской церкви и, одновременно, законоучителем Киево-Подольской гимназии и Киевского военного училища. С 1872 года служил законоучителем Киевского института благородных девиц и настоятелем институтской церкви. 11 апреля 1872 года скончалась супруга отца Александра, и он вернулся на духовно-училищную службу. 11 марта 1873 года протоиерей Александр Брянцев был назначен ректором Таврической (в городе Симферополе) духовной семинарии.

Храм в г. Белая Церковь

26 апреля 1875 года в Успенском скиту в городе Бахчисарае он был пострижен с именем Арсений, а на следующий день возведен в сан архимандрита. Еще семь лет он оставался ректором Таврической семинарии, а 17 мая 1882 года в Троицком соборе Александро-Невской Лавры митрополитом Санкт-Петербургским Исидором (Колоколовым) и архиепископом Казанским Сергием (Ляпидевским) был рукоположен во епископа Ладожского, викария Санкт-Петербургской епархии. Первоначально обязанности викарного архиерея состояли в надзоре за хорошо знакомым ему делом — преподаванием Закона Божия в светских учебных заведениях, но уже скоро, 22 октября 1883 года, он, оставаясь епископом Ладожским, получил более важное назначение — стал ректором Санкт-Петербургской духовной академии.

Новый ректор оказался в довольно трудном положении. Его предшественник, протоиерей Иоанн Леонтьевич Янышев, пользовался авторитетом среди студентов и профессоров, а епископ Арсений не был ни доктором богословия, ни выпускником возглавляемой им академии. Его назначение было встречено в академии неблагоприятно. Однако благодаря тактичности, простоте обращения и благодушию епископ Арсений  завоевал уважение академической корпорации. В ректорство Арсения в академии укрепился дух церковности, пробудилось стремление к иноческой жизни. После 20-летнего перерыва в академии начались пострижения в монашество. Всего Арсений постриг девять студентов, в том числе Антония (Храповицкого)[2]. Учеником владыки Арсения был будущий казанский архипастырь Кирилл (Смирнов).

23 сентября 1887 года владыка Арсений был назначен архиепископом Рижским. И вновь перед ним стояли достаточно сложные задачи. Епархию составляли территории нынешних Эстонии и Латвии, где большинство населения составляли лютеране, к которым принадлежали и «верхи» общества — прибалтийские немецкие дворяне, пользовавшиеся большим влиянием не только в губернских Риге и Ревеле (Таллинне), но и в столице Российской империи. Значительную часть немногочисленного русского населения составляли старообрядцы.

Ректор КазДА еп. Антоний (Храповицкий)

В Рижской епархии он оставил по себе хорошую память. Только на территории Эстонии при нем было построено 22 новых храма, в 1891 году были открыты действующий и сейчас Пюхтицкий Успенский женский монастырь в Эстонии и Троицкий женский монастырь в Риге. Большими тиражами стала издаваться духовная литература, в том числе на латышском и эстонском языках. Владыка часто выступал с проповедями, позже они составили первый и второй тома его собрания сочинений.

15 мая 1893 года он был возведен в сан архиепископа. Еще до назначения на Казанскую кафедру, 5 сентября 1897 года, он впервые побывал в Казани, по поручению Синода отпевал умершего архиепископа Владимира (Петрова), а через два дня рукоположил во епископа Чистопольского, викария Казанской епархии, своего ученика по Санкт-Петербургской духовной академии, ректора Казанской академии Антония (Храповицкого).

4 октября 1897 года владыка Арсений был назначен архиепископом Казанским и Свияжским. Казанская епархия тоже была многонациональной и многоконфессиональной, но в отличие от Прибалтики здесь предполагалась интенсивная миссионерская деятельность. Имевший опыт работы в многонациональном крае владыка Арсений поддерживал систему Ильминского и постарался распространить сферу ее действия.

Архиепископ Арсений довел до конца инициативу своего предшественника владыки Владимира (Петрова) по преобразованию миссионерских курсов, действовавших при Казанской духовной академии, в самостоятельное учебное заведение. В 1898 году Синод утвердил новый Устав Казанских миссионерских курсов. Теперь они находились в Спасо-Преображенском монастыре. Ежегодно они выпускали в среднем около 15 священнослужителей со знанием татарского или чувашского языков и играли в подготовке духовенства не меньшую роль, чем духовная семинария. Вплоть до 1907 года это было единственное в России учебное заведение, где человек недуховного происхождения, имеющий среднее образование, мог стать священником.

В 1900 году по инициативе владыки Арсения Синод утвердил положение об инородческих стипендиях в Казанской духовной семинарии. В соответствии с этим положением чуваши, татары-кряшены, марийцы, удмурты, закончившие учительские семинарии и школы, проработавшие не менее двух лет учителями, принимались прямо в четвертый класс семинарии, учились по особой программе без изучения древних языков и по окончании семинарии получали аттестаты того же образца, что и остальные семинаристы. Закончившие семинарию по первому разряду могли поступать в духовные академии.

Указом от 11 мая 1901 года по инициативе архиепископа Арсения Синод учредил в Казанской епархии штатные должности двух епархиальных миссионеров — противомусульманского и противоязыческого, а также противораскольнического и противосектантского и их помощников.

Седмиезерная пустынь. Фото 1890 г.

Владыка Арсений в своих выступлениях неоднократно указывал на то, что целью миссионерской деятельности является обращение представителей разных народов к православной вере, а задача обязательного «обрусения» перед миссионерами и деятелями народного образования не стоит: «…Конечно, родной язык дорог и приятен, и говорить на нем легче и приятнее, но ведь не может быть здесь и речи о забвении родного языка или изгнании его из употребления, нет, я говорю только о необходимости изучения русского языка для всех живущих в России»[3].

Архиепископ Арсений был одним из немногих казанских архиереев, оценивших молитвенный и духовно-учительный подвиг схиархимандрита Гавриила (Зырянова). Он одобрил инициативу отца Гавриила по постройке в Седмиезерном монастыре храма во имя прп. Евфимия Великого и святителя Тихона Задонского, предназначенного для неусыпного чтения Псалтыри по усопшим, сам пожертвовал 500 рублей и 16 октября 1900 года освятил построенный храм. 8 августа 1901 года указом Арсения отец Гавриил был назначен исполняющим должность наместника Седмиезерной пустыни, 9 июня 1902 года архиепископ утвердил отца Гавриила в должности наместника (настоятелем Седмиозерного монастыря считался сам Казанский архипастырь). Старец Гавриил выразил благодарность архипастырю в двух статьях, опубликованных в «Известиях по Казанской епархии» и отдельными брошюрами[4].

Владыка Арсений много ездил по епархии и выступал с проповедями[5]. Уже через два месяца после вступления на кафедру, 17 декабря 1897 года, он совершил поездку в Чистополь, на обратном пути побывал в Макарьевской пустыни. 17 января 1898 года архиепископ посетил город Лаишев, пробыл там два дня, служил в Софийском соборе и соборе Троицкого женского монастыря. 20 января, возвращаясь в Казань, посетил села Рождествено, Столбищи, Нармонку. 12 февраля 1898 года владыка был в Раифском монастыре и селе Ильинском.

7 мая он выехал в Чистополь, где служил в Никольском соборе и в храме Успенского женского монастыря, а на обратном пути посетил село Мурзиху. Уже через девять дней, 16 мая, вновь совершил поездку в Свияжск и Макарьевскую пустынь. В конце мая — начале июня он совершил большую поездку по северо-западной части епархии. 28 мая выехал в Ядрин, а 29 мая посетил села Засурское Ядринского уезда и Михаило-Архангельский черемисский монастырь, где ночевал. 1 июня приехал в Козмодемьянск, посетил села Пернягаш, Ценибеково, Шапкили и Картуково, 3 июня побывал в Чебоксарах, селах Старые Ишаки, Пихтулино. 5 июня служил в Цивильске, 7 июня — в Мариинском Посаде.

16 августа владыка совершил однодневную поездку, посетив села Усады, Каймары, Кадышево, Сухая Река Казанского уезда. 23 августа он был в Раифском монастыре, а также в селах Ильинское, Васильево, Красная Горка, 16 декабря побывал в Чистополе, а на другой день по дороге в Казань посетил села Алексеевское и Новоспасское.

16 июля 1899 года архиепископ на пароходе ездил в Козмодемьянск. 7 августа на пароходе приехал в Тетюши, а оттуда сухим путем объехал большое количество приходов: 9 августа переехал на другую сторону Волги и побывал в селах Болгары, Тенишево, Новомордово, Красная Слобода, Никольское, Куралово Спасского уезда и заночевал в городе Спасске. На другой день он посетил села Караваево, Левашово, Спасское, Сергиевское, Мурзиха и вернулся в Казань.

Уже через 10 дней, 20 августа, владыка Арсений выехал в Царевококшайск (ныне Йошкар-Ола), по дороге побывал в селах Кукмор (на территории Марий Эл), Азъял-Петьял, Кожла-Сола и приехал в Царевококшайск. На другой день он посетил Мироносицкую пустынь, села Семеново, Кузнецово, Сурты, Азаново, Ронги, Изикугунур, Морки, Арино, Кужерки, Сотнур. До конца года владыка совершил четыре однодневных поездки — 12 сентября в село Богородское Казанского уезда и деревню Куюки (место обретения известной иконы святителя и Чудотворца Николая) и Вознесенское (ныне в черте Казани). 17 сентября на пароходе ездил в Чистополь, 25 сентября — в Чебоксары, 5 ноября посетил Свияжск.

Евангелие. 1883 г.

16 мая следующего года на пароходе архиепископ проследовал до Козмодемьянска и посетил Михайло-Архангельский черемисский монастырь, где пробыл три дня. 19 мая выезжал в село Засурск, 22 мая посетил село Емелево, служил в Козмодемьянске и на пароходе отбыл в Казань. 19 июля побывал в Чебоксарах и селе Хыр-Касы. 30 июля выехал в Мамадыш, заночевал там и на следующий день посетил села Соколки, Верхняя Секинесь, Отарка, Красная Горка (Мамадышского уезда) и вернулся в Казань. Уже через два дня выехал в Спасский уезд, посетил села Куркуль, Старая Шентала, Полянки и на пароходе выехал в Казань. С 16 по 18 августа ездил по Ядринскому уезду — посетил села Татмышево, Орауши, Александровскую чувашскую женскую общину, Кошлоуши и выехал в Казань на пароходе. Наконец, 22 августа Арсений выезжал в село Осиново, а 16 октября — в село Борисоглебское Казанского уезда.

В 1901 году владыка начал выезжать уже в апреле, 16 апреля посетил Свияжск и Макарьевскую пустынь, 7 мая Чистополь и село Алексеевское, 24 мая Лаишев и село Бутыри Лаишевского уезда. С 19 по 24 июля совершил поездку по Чувашии, посетил Чебоксары, Цивильск, Геронтьеву пустынь. 21 августа на пароходе прибыл в Спасск и оттуда пять дней ездил по Спасскому уезду, побывал в селах Балахчино, Лебедино, Базяково (там открывал богадельню), Караваево, Бураково, Пичкасы, Куралово, Никольское, Тенишево, Щербеть. 30 августа — 1 сентября вновь ездил в Ядринский уезд, кроме уездного города побывал в селах Кошлоуш, Орауш, Абызово, Норусово, Асакасы, Юманлык, Аликово, в Александровской чувашской женской общине.

С 19 по 23 мая 1902 года владыка находился в Козмодемьянском уезде, сначала в Михаило-Архангельском черемисском монастыре, потом в Козмодемьянске. 27 мая побывал в Чебоксарах, а 18 августа — в селах Бураково и Березовая Грива Спасского уезда.

Вероятно, владыка ездил бы по епархии чаще, но дважды за время архипастырства в Казани Арсению пришлось надолго покидать свою епархию, когда его вызывали для присутствия в Синоде. Первый раз он отсутствовал с 27 ноября 1899 по 24 мая 1900 года, второй раз — с 24 ноября 1901 по 29 мая 1902 года.

Во время путешествий архиепископ «удостаивал своим посещением и дома священников, куда собирался местный причт, а в некоторых местах и все местное духовенство, являвшееся из ближайших сел»[6], и беседовал с ними по два-три часа.

От духовенства владыка Арсений требовал постоянной и неустанной проповеднической деятельности. При этом он часто ссылался на опыт лютеранской церкви, деятельность которой наблюдал в Рижской епархии. Согласно его указу, в храмах, где в штате было два или более священников, проповеди должны были произноситься после каждого богослужения, а в храмах с одним священником — не менее каждого второго богослужения. Большое внимание архиепископ Арсений уделил наведению порядка в епархиальных делах. Как деликатно сообщает автор его жизнеописания, «состав служащих консистории был несколько изменен». На самом деле было уволено большинство консисторских чиновников, обвиненных в коррупции и нерадивости. Общее количество служащих сократилось, но их жалованье было увеличено вдвое.

При всей активности и общительности владыки Арсения окружающие замечали в нем «величественность и высокомерие». Вот что вспоминал об архиепископе Арсении будущий митрополит Евлогий (Георгиевский), который посетил Казань в 1900 году, будучи архимандритом и ректором духовной семинарии: «…преосвященный Антоний[7] посоветовал мне съездить с визитом к Казанскому архиепископу Арсению. Нас поехало двое: архимандрит Гавриил и я. Архиепископ жил на своей даче на озере, за городом[8]. Застали мы его в белом подряснике, в гостиной. На нас он глядел, как на мышей, и говорил с высоты величия. Пробыли мы у него не больше пяти минут.

Про архиепископа Арсения рассказывали один эпизод, характерный для свойственного ему сознания своего величия. Будучи уже архиепископом, украшенный звездами и орденами, приехал он на родину, в Смоленск, и здесь встретился с матушкой кафедрального протоиерея, к которой в молодости безуспешно сватался.

— Ишь, глупая какая, — попенял он, — посмотри, какой я теперь молодец! Звезды... отличия...

— Если бы я за вас замуж вышла, — заметила матушка, — и звезд бы не было.

— А ты бы вовремя померла, — нашелся владыка Арсений»[9].

Но тот же автор отмечал усердие Арсения в богослужении в день Казанской иконы Божией Матери, в котором сам Евлогий принимал участие вместе с Сергием (Страгородским), будущим патриархом.

Еще в 1901 году, после смерти харьковского архиепископа Амвросия (Ключарева), владыка Арсений просился на Харьковскую кафедру, объясняя свою просьбу вредностью для него казанского климата. 8 февраля 1903 года его просьба была удовлетворена.

В Харькове владыка Арсений тоже много ездил и выступал, пользовался любовью и уважением верующих. Во время революции 1905-1907 гг., которая в студенческом и рабочем Харькове проходила очень тяжело, он занял выверенную позицию, не шел на компромиссы с радикалами, но и не поддерживал крайне правых экстремистов.

В 1911 году он не побоялся выступить против соседнего Курского и Белгородского архиепископа Питирима (Окнова), пользовавшегося поддержкой Распутина и влиятельных столичных деятелей. Владыка Арсений справедливо обвинил Питирима в поддержке секты стефановцев (подгорновцев)[10].

Владыка Арсений скончался 28 апреля 1914 года. В соответствии с его последней волей похороны были совершены скромно, без речей и венков. Архиепископ был похоронен в кафедральном соборе.

Проповеди и речи, произнесенные архиепископом Арсением (Брянцевым), в период его пребывания на Казанской кафедре: 

  • Речь при вступлении на кафедру Казанской епархии // ИКЕ. — 1897. — С. 599-603.
  • Слово при прощании с Рижской паствой // ИКЕ. — 1897. — С. 604-607.
  • Путешествие на богомолье в Киев Арсения Архиепископа Казанского (путевые заметки) // ИКЕ. — 1898. — С. 823-838.
  • Речь при вручении жезла архимандриту Афанасию // ИКЕ. — 1899. — С. 530-532.
  • Речь при вручении жезла игумену Аркадию // ИКЕ. — 1899. — С. 634-636.
  • Речь при вручении жезла архимандриту Андрею // ИКЕ. — 1899. — С. 737-740.
  • Речи, сказанные в духовной академии и промышленном училище // ИКЕ. — 1899. — С. 788-790.
  • Поучение, сказанное при открытии Феодоровского женского монастыря, сказанное 12 ноября 1900 г. после литургии // ИКЕ. — 1900. — С. 1012-1016.
  • Мое участие на юбилейном торжестве Рижской епархии // ИКЕ. — 1900. — С. 918-928.
  • Поучение, сказанное в Родионовском институте благородных девиц 17 декабря 1900 // ИКЕ. — 1901. — С. 10-12
  • Речь при вручении жезла игумену Серафиму // ИКЕ. — 1901. — С. 12-13.
  • Слово, произнесенное 2 марта 1901 г. в церкви епархиального женского училища // ИКЕ. — 1901. — С. 260-262
  • Речь при вручении жезла Преосвященному Иоанну // ИКЕ. — 1902. — С. 438-440.
  • Речь сестрам милосердия Казанской общины Красного Креста // ИКЕ. 1902. — С. 966-968.
  • Путевые заметки во время путешествия на богомолье в августе и сентябре 1902//ИКЕ. — 1902. — С. 911-927.

Примечания

1. Магистерская диссертация была опубликована: Брянцев А.Д. Патриарх Кирилл Лукарис и его заслуги для Православной Церкви. — Киев, 1868.

2. Владыка Антоний (Храповицкий), будучи Волынским архиепископом, в 1914 году приехал на похороны архиепископа Арсения и опубликовал обширный и эмоциональный некролог, вспомнив, в основном, именно деятельность владыки в Санкт-Петербургской академии.

3. Багрецов Л. Очерк архипастырской деятельности высокопреосвященнейшего Арсения (Брянцева), архиепископа Харьковского и Ахтырского, во время его пятилетнего управления Казанской епархией. — Харьков, 1905. — С. 201.

4. Гавриил (Зырянов). Построение и освящение храма в Седмиозерной пустыни для поминовения усопших и непрестанного чтения Псалтири. — Казань, 1901; Гавриил (Зырянов). Седмиозерная пустынь, заботливость Высокопреосвященного Арсения, архиепископа Казанского и Свияжского о благолепии ее и совершенное им освящение новоустроенного в ней храма. — Казань, 1901.

5. В подготовленном в Харькове собрании сочинений владыки  Арсения (Брянцева) казанские выступления должны были составить третий том, который, к сожалению, так и не был опубликован.

6. Багрецов Л. Указ. соч. — С. 101.

7. Владыка Антоний (Храповицкий), в 1900 году викарный епископ Чистопольский, ректор Казанской духовной академии.

8. Загородный архиерейский дом на озере Кабан.

9. Митрополит Евлогий (Георгиевский ). Моя жизнь. — С.201.

10. Фирсов С. Русская Церковь накануне перемен (конец 1890-х — 1918 гг.). — М., 2002. — С. 440.

Вернуться к списку

Последние добавления